13 629
74
13 августа 2018 в 9:00
Автор: Станислав Иванейко. Фото: Влад Борисевич
«Часто спрашивают: почему Беларусь?» Американский студент приехал на стажировку в Минск

Дилана Филкинса из американского штата Юта белорусская молодежь не поймет. В то время как наши студенты рвутся по всевозможным программам в США (труд в основном неквалифицированный, но зато какой повод для гордости — «работал в Штатах»), парень приехал в Минск. И не в качестве залетного туриста, падкого на необычные страны, а на практику по учебе. Более того, Дилан даже не айтишник, что в наше время редкость для молодых людей. Он учится на инженера и мечтает работать в Airbus или Boeing. Однако это потом, а пока парень в Беларуси и разработал дизайн стола. Задача попроще, чем придумать новый Concorde, но тем не менее.

День длится с 6 утра до 12 ночи

Дилан — студент Университета штата Юта. Учебное заведение относится к общественным, так что по местным меркам оно дешевое — примерно $8—10 тысяч каждый год. Образование в престижных частных университетах, вроде членов Лиги плюща, может превышать $40 тысяч за такой же период, но это уже совсем другой мир.

На учебу парню приходится зарабатывать полностью самому. Поэтому обычный день выглядит так. Подъем в 6—7 утра. Из дома Дилан сразу отправляется на работу. Пробыв там несколько часов, едет в университет — там студент находится примерно до 4—5 часов вечера. В день бывает около пяти занятий. Затем — возвращение на работу, где он опять проведет пару-тройку часов. Потом снова в университет, чтобы сделать домашнюю работу. Когда на часах примерно полночь, Дилан отправляется спать. График получается более чем жесткий — свободного времени у студента практически нет. Все держится на мотивации: мол, понимаешь, что с полученным образованием будешь зарабатывать серьезные деньги, поэтому можно и вытерпеть молодость в таком ритме.

Учеба длится четыре года, но у Дилана процесс займет семь лет. Не потому, что на второй год оставался, а из-за дополнительного образования: он уезжал на учебу в Санкт-Петербург — потребовался новый опыт, который пригодится в карьере. Теперь студент в Беларуси, а потом снова отправится за практикой, уже в другие страны. Все эти сложности и недосыпы — ради работы в авиационной сфере. В следующем году Дилан надеется уехать на стажировку в Германию или Францию: первая страна богата на автомобильные заводы (нужно изучать производство), вторая — родина Airbus, где парень надеется однажды стать сотрудником. Судя по запалу, шансы у него высокие.

«Жаркий кофе»

В Беларусь студент попал прямиком из Питера. Дилан искал страну неподалеку для стажировки. Кроме этого хотел дальше учить русский язык — пока что с ним сложности, но американец не сдается. Больше всего проблем с лексикой: «Однажды в кафе я заказал „жаркий кофе“. Только потом узнал, что у вас это прилагательное для погоды используется, не для напитков. Да, у нас тоже два слова — hot и warm, но ты можешь сказать про кофе или погоду и так, и так. А в русском для каждого контекста есть определенное понятие».

С таким критерием американцу было бы логично остаться в России, но засиживаться на одном месте ему не нравится: «Я уже пожил там, начал искать другие страны поблизости: Латвия, Эстония, Беларусь, Украина. Ответили белорусы и украинцы. Здесь компания мне понравилась больше, вот и выбрал Минск».

Так Дилан оказался в опытно-конструкторском бюро EnCata, которое представляет собой «инженерный катализатор» (мы о нем несколько раз писали). Компания на аутсорс разрабатывает технические вещи — экзоскелеты, дроны, умные часы и, в принципе, вообще любой новый продукт по желанию заказчика.

Парню даже не понадобилась белорусская виза — спасибо декрету №8 «О развитии цифровой экономики». В акселераторе говорят, что Дилан, вероятно, один из первых иностранцев, который устроился работать по вступившим в силу 28 марта новым правилам. Студент вспоминает, что когда ездил в Украину, на границе удивлялись: паспорт американский, а визы нет — как попал в Беларусь? После ответа «мне виза не нужна» вопросов становилось больше, но проблем с въездом-выездом у Дилана не было.

Должность молодого человека в EnCata — помощник проектного менеджера. Работа, судя по описанию, схожа с буднями промышленного дизайнера. Если обобщить, то нужно создавать удобные для пользователя вещи и продумывать множество мелочей.

— Например, есть задача разработать стол для нашей комнаты отдыха. Что люди обычно делают здесь? Пьют кофе, едят снеки, о чем-то говорят. Казалось бы, чего проще — стол создать. Но что еще нужно людям? Начинаешь думать. Скажем, зарядка для телефона: пока общаешься с коллегами, зарядишь мобильник — удобно же. Так я добавил в стол USB-разъемы. Заодно подумал, что во время неформальных бесед могут появиться какие-то идеи для работы. А у тебя под рукой ни бумаги, ни ручки. Тогда положил на стол стекло — можно писать маркером прямо поверху. Эти идеи я обрисовал проектному менеджеру, он все одобрил. Дальше нужно подобрать материалы: какое именно стекло требуется, какой цвет материалов и так далее.

Практика студенту понравилась: он получил больше опыта, чем рассчитывал. Если в Штатах инженеры по большей части не вылезают из CAD-программ по 3D-проектированию, то здесь конструкторы находятся в одном здании с реальным производством и на месте проверяют свои решения.

На Октябрьской крутой стрит-арт

После Санкт-Петербурга культурного шока от приезда в Беларусь не было: Дилан обтесался в северной столице России, и белорусская реальность оказалась похожа. Как и другие иностранцы, он сразу замечает, что отличия есть. При этом с ходу не может объяснить, какие именно: кухня такая же («блины, в каждом блюде есть укроп»), архитектура почти одинаковая, но с легким налетом Европы.

— Впечатления? Страна похожа на Россию, но в то же время другая. Меня сразу отвезли на… как эта улица называется — Октоберская, да? Там крутой стрит-арт, очень прогрессивно. И на Немиге у вас постоянно живые выступления: танцы, музыканты — здорово видеть такое.

Минчане заваливают парня вопросами, когда узнают, что он американец. Больше всего спрашивают, как ни странно, о политике:

— Самый популярный вопрос — что я думаю о Трампе? Потом идут Голливуд и кинематограф. Наконец, часто спрашивают, почему я выбрал Беларусь — ведь в Америке выше уровень жизни и все такое.

— Как раз собирался то же самое спросить.

— Во-первых, хочу улучшить свой русский язык. Да, его можно выучить и в Штатах, но ты не получишь реального опыта общения, не побываешь в той культуре. Зачем вообще учу русский? В Америке очень мало людей его знают. Они вообще практически не учат другие языки, а если и берутся, то обычно за испанский. Это будет весомый плюс при трудоустройстве — ведь самолеты Airbus и Boeing эксплуатируют в том числе и российские авиакомпании, так что производителям нужны специалисты со знанием местного языка.

Во-вторых, EnCata — интересное в плане организации работы место. На одной площадке и инженерный отдел, и производство. В Америке такое редко встречается: ты что-то придумал и спроектировал, но результат «в железе» сразу не можешь увидеть.

Также Дилан подтверждает давний стереотип — американцы в большинстве своем не знают о существовании Беларуси: «Они слабоваты в географии». Когда знакомые спрашивают, где вообще эта страна, приходится использовать стандартное объяснение: «Между Польшей, Украиной и Россией».


Дилан провел в Минске порядка трех месяцев и на днях возвращается домой. К концу разговора задаем вопрос, который вертелся в голове еще до встречи:

— Хотел бы вернуться?

— Не знаю. На данный момент — нет. Только потому, что хочу изучить Францию либо Германию. В Беларуси нет крупных компаний, связанных с авиацией и разработкой самолетов, соответственно, для меня нет подходящей работы.

Столы в каталоге Onliner.by

Читайте также: 

Много всего интересного в Telegram-канале каталога Onliner.by

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Станислав Иванейко. Фото: Влад Борисевич