9084
16 октября 2017 в 8:00
Автор: Ян Альшевский. Фото: Влад Борисевич

«По менталитету белорусы очень похожи на финнов». Финский IT-бизнесмен рассказал о стартапах, Nokia и перспективах

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

Беларусь когда-нибудь станет настоящей IT-страной, однако для этого необходимо преодолеть еще очень много преград, пересмотреть взгляд на реальность. Такое сложилось у нас впечатление после беседы с Симо Пахкамаа, который около девяти лет свой жизни отдал Nokia, затем пытался уйти от «высоких технологий», но вернулся в эту сферу, хоть и несколько в ином качестве.

Симо оказался в Беларуси впервые. Здесь он пробыл совсем немного, поэтому окончательное впечатление о стране составить попросту не успел.

«Это были интересные несколько дней. Честно говоря, в Финляндии существуют определенные стереотипы в отношении Беларуси. Может быть, это связано с тем, что ее название на финском звучит как „Белая Россия (Белая Русь)“. Я уже работал с белорусскими разработчиками, поэтому подобные заблуждения для меня не характерны», — заметил собеседник.

Мы не стали поднимать вопрос чистоты улиц, неулыбчивых прохожих и «самых красивых девушек»... А вот Симо сам в разговоре честно озвучил проблему белорусской столицы, с которой, вероятно, согласятся многие: «С user experience нужно что-то делать». Только выйдя из гостиницы («Президент-отель») на улицу, он сразу заблудился. «Вроде центр города, главный проспект рядом... Но куда идти, где я нахожусь, понять без карт Google невозможно. А в 5-звездочном отеле нет даже памяток для туристов», — посетовал финн.

История жизни нашего собеседника выглядит весьма примечательно. Старт карьеры в Nokia, указывающий на безоблачное будущее, потом застой там же, затем неожиданный поворот — увядание финской компании, поиск себя в других сферах, пару шагов назад. Как оказалось, для разбега.

Опираясь на собственный опыт, Симо может рассказать немало интересного об IT-сфере. Нас же интересовало, как в Финляндии обстоят дела со стартапами, есть ли там такой же хайп вокруг этой темы. Ведь только в родном городе нашего собеседника — Оулу («город Nokia» в прошлом), где проживает 200 тыс. человек, — работает более 500 стартапов. Для Беларуси это что-то немыслимое.

«Государство инвестирует огромные деньги в стартапы, но достаточно одной „истории успеха“ и все средства вернутся — в виде налогов, занятости и так далее»

«В Nokia работало очень много людей, среди которых оказался и я. Когда дела у компании пошли вниз, для города это стало настоящей катастрофой: подскочила безработица, особенно в IT. Надо отдать должное: необходимые стратегические решения были приняты как раз вовремя и сегодня в этой сфере работает больше людей, чем в лучшие деньки в Nokia. IT-специалистов даже не хватает, поэтому очень многие процессы выносятся за рубеж», — пояснил Симо.

Сегодня, по его словам, в Финляндии существует действительно эффективная государственная поддержка стартапов. Зачем властям тратить деньги? Ответ в той же Nokia, на долю которой приходилось около 6% ВВП страны. Компания начала сдавать позиции, и это ощутимо сказалось на всех живущих здесь. Как не повторить подобную ситуацию? Диверсифицировать риски. Одной из стратегий в «эпоху после Nokia» и стало развитие стартапов.

Объем государственных инвестиций в такие проекты через специализированные организации оценивают примерно в 400 млн евро. Существует фонд, который распределяет инвестиции всем стартапам без исключения, а есть локальные, за которыми закреплены определенные регионы страны. Причем средства распределяются равномерно по всем регионам, а значит, предпринимателям выгоднее запускать проекты в родных городах, чем в конкурентном и дорогом Хельсинки. Деньги вкладываются не из расчета получить прибыль от каждого, а с прицелом на тех, кто действительно «выстрелит».

— Государство инвестирует огромные деньги в стартапы, но достаточно одной «истории успеха» и все средства вернутся — в виде налогов, занятости и так далее.

— Как вы считаете, в Беларуси подобное возможно?

— Почему нет? Конечно, да. Я не знаю местных тонкостей налогообложения, влияния государства на различную деятельность. Но в то же время — почему это не должно работать? По менталитету белорусы очень похожи на финнов.

По словам Симо, финским стартапам относительно несложно получить финансирование. Ну или как минимум намного проще, чем в Беларуси. Так, в первом раунде стартап с реальным продуктом может рассчитывать на сумму от 15 до 50 тыс. евро. Правда, придется пробраться сквозь бюрократические дебри. «Очень много бюрократии. Всегда. Куда же без нее?» — смеется финн.

На объемы инвестиций влияют те самые «истории успеха»: чем их больше, тем выше шанс получить финансирование — для всех. Выделенные ресурсы, в свою очередь, позволяют создать еще несколько «историй успеха». И так по кругу, наращивая темп.

Кстати, пару лет назад в Южной Корее заинтересовались подходом к поддержке стартапов в Финляндии, пригласив в качестве консультанта друга Симо, который как раз руководит одним из государственных фондов. Дело в том, что ранее на долю Samsung приходилось около четверти южнокорейского ВВП, поэтому у властей возникали опасения: а что произойдет, если эта компания пойдет ко дну? И вновь одним из путей развития выбрали поддержку стартапов.

«Они хотят создать предпосылки для возникновения еще большего количества „историй успеха“», — уверен собеседник.

Рисковать готовы не все, для многих инвесторов привлекательнее выглядят реализовавшие себя стартапы.

«Но, как показывает практика, риск окупается, — считает Симо, который не скрывает того, что вдохновляется успехом компаний Rovio и Supercell. — Известный мне бизнесмен вложил в Rovio миллион, но компания не оправдывала ожиданий. Тогда он инвестировал еще миллион, и еще несколько... После выхода компании на IPO он получил тысячи процентов прибыли».


У Симо есть и собственный бизнес, который к стартапам уже не относится, — теперь это состоявшийся проект с прибылью и без опоры на инвесторов.

Возглавляемая им компания Neurosonic занимается разработкой системы, в основе которой лежит простая (на первый взгляд, так как за разработкой стоят годы изысканий) механика: с помощью микродвигателей, встраиваемых в матрас, создаются вибрации, благотворно воздействующие на нервную систему человека и нормализующие кровоток.

«Мы позиционируем платформу как инструмент для расслабления, качественного сна и восстановления от усталости. Наши устройства помогают людям взбодриться, расслабиться и даже постепенно избавиться от хронических болей при многих заболеваниях. Но до того, как мы пройдем сертификацию, продвигать разработку как медицинское устройство мы не станем», — говорит финн. В компании считают, что наиболее эффективным способом рекламы продукта становятся отзывы потребителей — на это делается серьезная ставка. А последующие клинические испытания покажут «официальную эффективность» платформы.

Интенсивность воздействия может задаваться пользователем через мобильное приложение либо же программа устанавливается врачом. В настоящее время это технологическая инновация, однако с перспективой развития до устройства медицинского назначения и с планами по реализации продукта по всей Европе.

Практически все операции находятся на аутсорсе — программными аспектами как раз занимаются белорусские разработчики. Производство же находится в Финляндии.

Предвосхищая сравнение с массажными креслами или кроватями, расставленными в белорусских торговых центрах, отметим — с ними у проекта Neurosonic ничего общего нет.


Симо проработал в Nokia достаточно долго — с 2001 по 2010 год, поэтому нас очень интересовало его мнение о том, что же случилось с некогда легендарным производителем мобильников.

— Почему Nokia сдулась?

— Думаю, виной всему уверенность компании в своей неуязвимости, ее определенное высокомерие. Она считала себя слишком крупной, слишком успешной, чтобы опасаться каких-либо катаклизмов. Я помню, когда вышел первый iPhone, в кулуарах Nokia можно было услышать: «Не выстрелит. Он нам не конкурент — с этого телефона даже MMS невозможно отправить».

Это, конечно, не единственная причина, но и не последняя. Не всегда эффективная или прорывная технология обеспечивает будущее и гарантирует «вечное» существование. Есть классный продукт, с которым ничто не сравнится? Когда-то, считает Симо, этого было достаточно. Однако сейчас правила диктует тот самый «user experience» — если он кошмарен, шансы выжить стремительно исчезают. «Но если UX ваших продуктов близок к идеалу, за ним вы сможете спрятать даже посредственную технологию», — смеется финн.

В организации интервью с финским бизнесменом нам помогла компания BLAKIT, которая занимается разработкой мобильных приложений для сторонних заказчиков.

Массажные кресла в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Ян Альшевский. Фото: Влад Борисевич