Как это работает? Репортаж с завода «Витязь», где собирают телевизоры

26 января 2017 в 8:00
Автор: Ян Альшевский. Фото: Максим Тарналицкий

Как это работает? Репортаж с завода «Витязь», где собирают телевизоры

Когда-то очень давно экономически выгодно считалось выпускать продукт, разработанный и полностью собранный из деталей местного производства. Если страна большая, рынок сбыта непомерный, существует госзаказ, неистощимые поставщики запчастей, а альтернативы изделию нет, можно не задумываться о росте бизнеса, каких-то показателях. Все упиралось в доведенный сверху план, выполнить который считалось святой обязанностью любого предприятия.

Постепенно ситуация изменилась, но и модное слово «глобализация» стало носить не такой уж зловещий характер. Главное — найти свою нишу и ритм. В определенный момент, образно говоря, оказывается, что спрос на какую-нибудь деталь невысок, поэтому ее локальное производство под заказ будет недешевым. «Нужны панели на тысячу телевизоров? Ну, тогда партия обойдется вам на вес золота». Один вариант — предпринять попытку сэкономить ради снижения конечной цены, но за этим может последовать снижение конкурентоспособности продукта. Возможен также переход к иной бизнес-модели.


Недавно Onliner.by публиковал материал о новом направлении предприятия «Витязь» — создании станций и разработке экосистемы для зарядки электромобилей. В тот же день мы смогли попасть в цех, где ведется так называемая узловая сборка телевизоров. Все-таки бренд более известен на местном рынке благодаря именно этим устройствам, которые, впрочем, не являются основным источником дохода белорусской компании. Тем более интересно было приобщиться к таинству, которое вызывает жаркие дискуссии в интернете.

Преодолев запутанные коридоры одного из корпусов, мы оказались в просторном помещении. Весь процесс сосредоточен в центральной части вытянутого и ярко освещенного цеха прямоугольной формы. Именно здесь размещен разделенный на сегменты закольцованный конвейер. Каждый сегмент предназначен для выполнения определенной операции, после чего телевизор — вначале «полуготовый», затем все более завершенный — на подставке продолжает свое движение к следующему специалисту.

Нам показали заключительные этапы, когда основные элементы устройств устанавливаются на свои места, а затем проводится проверка работы телевизоров.

Начинается сборка, как это ни банально, с оформления документов на каждый телеприемник: заполняется технологический паспорт, печатается этикетка со штрихкодом, идентифицирующим изделие на протяжении всей его последующей жизни. Скорость сборки зависит от модели устройства, которых за 8-часовую смену собирают в среднем 400—450 штук. На больших диагоналях в смене работает около 40 человек, включая сборщиков, нескольких контролеров и ответственных за упаковку — все происходит здесь же. Собирают на «Витязе» телевизоры с диагональю 22—55 дюймов, но последние — редко, под заказ.

В прошлом каждая часть будущего телевизора поставлялась отдельно — чего стоила одна кинескопная трубка, огромный корпус.

Конвейер разделен на две половины. На одной ведутся сборка и ремонт, на другой проверяют работу телеприемников. На первых метрах конвейера укладывается ЖК-панель, которая представляет собой цельный компонент в виде экрана в пластиковой рамке — именно в таком виде они приезжают от поставщика. Сборщик сперва подсоединяет необходимые кабели к панели, затем свое место занимает основная электронная плата — «мозг» телевизора (на предприятии изготавливают часть компонентов, дополняя ими плату, отливают пластиковые элементы кожуха, собирают блок питания). Для защиты электроники подводится лента заземления, которая представляет собой липкую «фольгу».

На телеприемник «Витязь» на каждом этапе уходит в среднем минута, после чего он проезжает дальше. Для сборочного цеха здесь не так уж и шумно, но можно предположить, что спустя несколько часов от гула и звуков, доносящихся со всех сторон, и в частности из кабинки проверки звучания, голова с непривычки пойдет кругом.

Рядом с каждым рабочим местом вывешена памятка, на которой перечислены проводимые на данном этапе операции. Очевидно, что любой работник спустя какое-то время наизусть запоминает последовательность действий, так же как, например, водитель автомобиля через пару месяцев уже не задумывается о том, как переключать передачи.

Очень быстро телевизор приобретает законченный вид, и скоро наступает «переломный момент» — на корпус крепится наклейка и начинаются этапы проверки качества. Именно здесь, как нам показалось, устройства остаются в руках сотрудников компании дольше всего.

Предварительно телеприемник «прошивают», обучают показывать картинку и декодировать видеосигналы из разных источников. Зеркало напротив некоторых рабочих мест позволяет сэкономить время: рабочий, установив в гнездо флешку с программным обеспечением, видит в отражении, все ли в порядке, корректно ли выводится интерфейс, изображение и так далее.

Сегмент ОТК и настройки огорожен сеткой, пройти за нее можно только через запертую дверь. На полу — специальные коврики, так как теперь приходится иметь дело с электричеством. На стойках появились не проводящие ток деревянные панели. Поддоны идут плотно прижатые друг к другу, чтобы не разрывать цепь. Подходить к конвейеру нельзя, да и не были мы готовы испытать на себе эффективность систем безопасности.

В этой части разместились пять рабочих мест. На первом производится настройка программ, пульта управления и кнопок на корпусе, потом начинается проверка работы всех интерфейсов для подключения внешних устройств и источников (USB, SCART, HDMI, спутник, кабель, «цифра» и так далее), экраны проверяют на наличие битых пикселей (один еще допускается, а два — уже брак).

Наше внимание издалека привлекла «звуковая комната» — это небольшая кабинка, из которой то и дело раздавались громкие сигналы. Как несложно догадаться из названия, в ней проводится проверка работы звуковой системы телевизоров «Витязь» — интенсивность звучания и баланс. Кабинка изолирована, однако заглушить звуки полностью ее стены не способны. Но главное, чтобы не слишком шумно было внутри.

Еще одно примечательное рабочее место скрывается за сеткой с большим красным фонарем и табличкой с надписью крупными буквами «Осторожно! Высокое напряжение». Верим на слово, обходим стороной, с интересом наблюдаем за человеком внутри — все ли с ним в порядке. Здесь на сетевой шнур телевизора подают кратковременное избыточное напряжение в 3500 вольт, чем проверяется устойчивость кабеля «на пробой» (таким напряжением, рассказали нам специалисты компании, согласно ГОСТу «бьется» вся бытовая техника).

На любом этапе сборки и проверки не исключено появление неисправностей или обнаружение брака. Конвейер опознает сбойные телевизоры в автоматическом режиме. На каждой палете имеется тумблер: если работник переместил его, система отправляет тележку на «запасной путь» и потом к ремонтным местам. Случается такое не часто (предприятие не превышает норму в 1%), поэтому постоянного сотрудника на этом рабочем месте нет. После телеприемник возвращается на общую линию и повторно проходит контроль качества.

Перед тем как занести проверенный со всех сторон телевизор в базу, его осматривают, снабжают документами с печатями пройденных проверок, гарантийным талоном и отправляют на упаковку. В коробку укладывают необходимые крепления, пульт и батарейки. Все просто.

На деле оказывается, что сборка телевизора представляет собой достаточно рутинный процесс. Как нам рассказали, «Витязь» не старается заполнить склады готовой продукцией, поэтому количество выпускаемых устройств не так велико. Как чуть позже пояснил директор предприятия Сергей Гунько, выпускается только тот объем, под который можно выделить собственные финансовые ресурсы и только под заказанное количество телеприемников.

«Телевизионный рынок перестал быть высокодоходным бизнесом, он давно поделен между несколькими компаниями, которые можно пересчитать по пальцам (мы не берем в расчет ряд китайских корпораций). Сейчас зарабатывает бренд. А внутренняя составляющая у 99% телевизоров одинаковая: производителей панелей в мире — пять, плат — две компании, все закупаются у них. То есть если разобрать два телеприемника одной ценовой категории, внутри все будет одинаково», — рассказал руководитель предприятия.

По словам Сергея Гунько, «Витязь» не сможет конкурировать в сегменте телевизоров с диагональю более 50 дюймов. Дело в том, что на большие панели имеются такие же квоты, как на нефть, на них так же колеблются цены, формируются предзаказы. Есть дефицит — происходит рост стоимости конечной продукции, насыщение рынка — цены падают. Ну а квоты выбирают те же LG и Samsung.

У белорусского предприятия нет таких объемов, как у монстров рынка. У крупных игроков цена на панель ниже за счет объемов, а новые технологии — тот же 3D — появляются сперва у их владельцев, заводов и только потом у производителей. «LG и Samsung финансируются правительством Кореи, ежегодно в разработки вкладываются миллиарды долларов. Мы даже близко не можем к ним подобраться в этом плане», — отметил Сергей Гунько.

Белорусской компании приходится мириться с тем, что по объективным причинам ее технологические возможности ограничены и даже самые талантливые конструкторы не смогут повлиять на существующие тенденции. Тем более многое из того, что предложено на рынке, — это грамотные маркетинговые ходы (в том числе «видеодвойки», уходящий уже 3D-формат, набирающие популярность изогнутые дисплеи, 4K- и 8K-форматы).

Предприятие, которое называют «столовым серебром» страны, не собирается уходить с рынка. «Витязь» намерен остаться в сегменте недорогих устройств, параллельно развивая другие, непрофильные направления.

Кронштейны в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Ян Альшевский. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев