0
06 сентября 2020 в 8:00
Автор: Виталий Олехнович

Государство в государстве. Как мексиканские наркокартели стали на одну ступеньку с властью

В июле все мировые СМИ облетела видеозапись с вооружением одного из мексиканских наркокартелей. Бойцы Jalisco New Generation Cartel выстроились со своим вооружением и боевыми автомобилями в длинную цепь, бряцали оружием и выкрикивали различные лозунги. Это было внушительное послание президенту Мексики о том, кто на самом деле заправляет делами в стране. Что такое мексиканские наркокартели, откуда они взялись и насколько влиятельными являются? Рассказываем в нашем материале.

В форме тлеющего конфликта война с наркокартелями в Мексике длится вот уже 14 лет. Тогда, в 2006 году, перед правительственными войсками поставили задачу снизить насилие в стране, связанное с наркотиками, а также пресечь пути поставки наркотиков в США и демонтаж самих наркокартелей.

Спустя 14 лет ни одна из этих задач так и не была решена. В Мексике то и дело происходят убийства. Прошлой осенью были убиты девять американцев — женщины и дети в возрасте от 8 месяцев были расстреляны в своих автомобилях. Нынешний президент Мексики Андрес Мануэль Лопес-Обрадор поставил тактику не отвечать насилием на насилие. Он уверен, что необходимо бороться с первопричиной проблемы наркоторговли — бедностью и нищетой, а не с их последствиями.

Этот процесс будет долгим, на ликвидацию бедности уйдет не одно десятилетие, а пока в Мексике продолжаются убийства. Девять повешенных на мосту, застреленный футболист и его мать, убитый журналист. Часто они становятся случайными жертвами разборок как между самими наркокартелями, так и стычек преступников с правительственными войсками.

Откуда взялись наркокартели

Рождение и становление большинства современных мексиканских наркокартелей связывают с личностью бывшего агента федеральной судебной полиции Мексики Мигеля Анхеля Феликса Гальярдо. Сегодня этот человек находится в тюрьме. Отбывает 37-летний срок заключения за убийство агента управления по борьбе с наркотиками.

Гальярдо посадили в 1989 году. А в 1980-м он вместе с пособниками основал картель Гвадалахары, который занимался транзитом колумбийского кокаина в США.

Гальярдо

Дело в том, что основные пути транзита в те годы пролегали через острова Карибского бассейна. А точкой проникновения наркотиков на территорию США была Флорида. Когда американские правоохранители стали прикладывать больше усилий по отработке этих путей, колумбийские производители обратили свой взор на Мексику. Там уже была создана инфраструктура по торговле марихуаной и опиумом, которая подходила под нужды колумбийцев. Вся эта сеть брала свои истоки еще раньше, с конца 19-го века и особенно со времен сухого закона в США, когда мексиканские бутлегеры в 1920-х годах и позже занимались контрабандой алкоголя на территорию США.

Эти группы контрабандистов были в основном семейными. Опиумом, например, торговали эмигранты из Китая, которые в большом количестве населяли северные регионы Мексики. Марихуану же выращивали и провозили на север уже местные семейные предприятия.

В качестве примера можно привести Лолу ла Чата — первая женщина из числа крупных наркоторговцев, которая продавала марихуану, морфин и героин с 1930-х по 1950-е годы. В какой-то момент бизнес женщины дорос до таких масштабов, что на нее обратили внимание не только в правительстве Мексики, но и в США. Ее сеть по продаже наркотиков дотягивалась до самой Канады. Во многом ее удалось построить благодаря обаянию, семейным и романтическим связям женщины. И пусть ей не удалось добиться того влияния, богатства и известности, которыми щеголяют современные наркокартели, но Лолу называют предшественницей современной культуры незаконного оборота наркотиков в Мексике.

И уже в те годы вскрылась одна из главных причин успеха в многолетней работе наркокартелей — мексиканская коррупция. Антонио Вонг Ин, который в 1930-х промышлял продажей опиума, был близким другом мэра города Торреон, где и базировалась штаб-квартира картеля, губернатора штата и армейского генерала, отвечающего за контроль над регионом.

Что касается колумбийского кокаина во второй половине 20-го века, то он в первую очередь сделал бизнес таких контрабандистов сверхприбыльным. Рентабельность их работы резко выросла, так как цена на килограмм кокаина в Колумбии и в США разнилась в 50 раз. На этой благодатной почве бывший правоохранитель Мигель Гальярдо и решил построить наркоимперию. Он мог получать доход в куда бóльших размерах, чем его предшественники, торговавшие марихуаной. Доллары потекли рекой, когда мексиканские контрабандисты стали брать плату за свои услуги с южноамериканских партнеров не наличными, а товаром.

Картель Гвадалахары контролировал бóльшую часть незаконной торговли наркотиками в стране, а также коридоры транзита через мексикано-американскую границу. Естественно, все это не могло работать без протекции отдельных политиков. Коррупция в Мексике и тогда, и сейчас остается главной проблемой, благодаря которой наркокартели столь сильно укрепились, превратившись по сути в государства в государстве. Картелю Гвадалахары, как пишут историки, покровительствовала разведывательная служба и тайная полиция Dirección Federal de Seguridad.

Наркотрафик в это время становился все более изощренным и сложным, появлялись новые методы воздушной и морской контрабанды. Модель мелкой семейной фирмы более не была жизнеспособной. Мелкие группы наркоторговцев были либо вытеснены, либо поглощены новым гегемоном.

Когда Гальярдо все-таки арестовали в 1989 году, он решил раздробить свой бизнес, чтобы его нельзя было уничтожить всего одним решением правоохранительных органов. Через своего адвоката наркобарон устроил встречу с самыми заметными наркоторговцами страны, на которой были распределены площади и территории зон ответственности и влияния.

В результате этого дробления и дележки возникло несколько независимых друг от друга преступных организаций, которые контролировали различные пути трафика наркотиков из Южной Америки в Северную. Гальярдо надеялся, что благодаря своим связям с колумбийцами он сможет контролировать все эти картели как один наднациональный орган… Однако с переводом в 1993 году в тюрьму строгого режима он потерял всякие рычаги влияния над мексиканскими наркобаронами. Вассалы начали жить собственной жизнью, часто — конкурентной.

Наркокартели сегодня

Мексиканские наркокартели с тех пор расплодились в огромном числе. Они отличаются и от своих предшественников начала века, и от империи, построенной Феликсом Гальярдо. Тренд на консолидацию, который тот задал, исчез вместе с ним в тюрьме. Из картеля Гвадалахары выделились картели Тихуаны и Хуареса. И несмотря на свои общие корни, они в 1990-х были непримиримыми врагами. Появлялись все новые конкуренты в лице картеля Синалоа, организации Белтран Лейва, а недавно зародилась совсем юная организация картель Халиско «Новое поколение». Именно этим бойцам принадлежала техника на том эпичном видео.

Раскол породил новые расколы. Слабость оставшихся групп привела к тому, что голову подняли другие выскочки. Пошел так называемый процесс атомизации.

Этот процесс дробления сегодня является одной из главных причин зашкаливающего уровня насилия в Мексике. Десятки тысяч человек погибли из-за конфликтов, которые не затухают между сторонниками разных картелей. На место выпавших из обоймы бизнесменов к рулю картелей приходят беспринципные киллеры, а сама верхушка не всегда способна своим авторитетом контролировать региональные отделения.

Отсюда и самодеятельность, когда вместо основного источника заработка в виде торговли наркотиками вооруженные до зубов преступники начинают зарабатывать вымогательством, похищением людей, грабежами и т. д.

Заложник из конкурирующего картеля в окружении бойцов

И весь этот сброд сейчас отделился от политической системы Мексики. Точнее, она утратила влияние над тем, что и породила. Если с боссами наркокартелей 20—30 лет назад еще шла какая-то закулисная торговля о протекции, то сейчас они с большего предоставлены сами себе и не собираются отчитываться за свои поступки ни перед кем.

Как уже говорилось, многочисленные картели и правительственные войска находятся в состоянии постоянного конфликта. Картель Тихуаны считался одним из самых больших и жестоких в Мексике. Но когда в середине нулевых большинство его боссов погибло или оказалось за решеткой, картель потерял значительную часть своего влияния в борьбе с картелем Синалоа. Не помог и альянс, заключенный с картелем Халиско. Теперь Синалоа контролируют большинство тихуанской территории.

Десять лет назад сообщалось, что картель Синалоа вошел в сговор с федеральным правительством и вооруженными силами, чтобы уничтожить другие картели. С тех пор несколько преступных группировок вступили в Синалоа в качестве филиалов. Главарь Хоакин Гусман (он же Эль Чапо) в 2016 году был схвачен, экстрадирован в США. Но на его место пришел еще более кровожадный наркобарон.

Эль Чапо был приговорен к пожизненному сроку без права на досрочное освобождение

Организация Белтран Лейва считается распущенной с 2014 года, когда был арестован последний ее лидер. Примерно та же судьба постигла картель Хуареса.

Но на осколках этих группировок продолжают тлеть головни новых организаций, которые хотят урвать свой кусок от наркотрафика. И история эта кажется бесконечной.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Виталий Олехнович
Без комментариев