12 393
0
02 сентября 2020 в 8:30
Автор: Виталий Олехнович. Фото: Александр Ружечка
Спецпроект

«Если все свободное время будешь уделять играм, то просто погибнешь за компьютером». Интервью с Алексеем j4 Липаем

Профессиональный игрок в DotA 2 Алексей j4 Липай заметную часть своей карьеры провел в белорусской команде Power Rangers. Там произошло становление минчанина как профессионального киберспортсмена. За этим последовала чудесная история путешествия на The International 2017 — главный чемпионат мира по DotA 2. Алексея и команду бросила организация, они были вынуждены в спешном порядке искать пятого игрока, через открытые отборочные пробились на «инт». Вместе с Samsung Galaxy S20 Ultra мы пообщались с одним из двух белорусов, побывавших на этом статусном турнире.

В прошлом году Алексей еще раз побывал на The International — уже в качестве тренера команды Chaos. Говорим о пути в киберспорт, лучших белорусских игроках и накопившейся за 14 лет игры в «доту» усталости.


— Начал играть еще на Sega Mega Drive 2. Либо школа, либо футбол на улице, либо «сега». Первый компьютер появился где-то в девятом классе. И то это был компьютер братьев, которые купили его вскладчину. Давали поиграть час-полтора в день. Провести две игры в «доту» — это уже было счастье. А потому я ходил в интернет-клубы.

Знакомство с «дотой» произошло в 2006 году. Тогда она была «кастомкой» для Warcraft 3. Все в нее рубились — решил попробовать. Сыграл и подумал: нет, извините, ничего хуже в своей жизни не видел. Вообще не понравилось. Но как-то так получилось, что то ли на спор с друзьями, то ли просто им пообещал сыграть… И как-то со временем затянуло.

Первый соревновательный момент был в «Тарантуле». Тогда белорусская DotA-сцена уже существовала, несколько лет проводились турниры. Но я мало что соображал и понимал. Мы проиграли все три игры на групповом этапе и поехали домой. Первые три-четыре турнира я даже не мог выйти из группы.

— Кто был в этом виноват: союзники, соперники? Или недостаток опыта?

— Я не уверен, что тогда мог оценить, кто виноват или не виноват. Точно не думал про союзников. Смотрел, что делают ребята, против которых мы играем… Они просто были гораздо сильнее и опытнее. Старался что-то у них подмечать и перенимать.

— С какого момента, ты считаешь, у тебя началась именно профессиональная карьера?

— Наверное, с первой зарплаты, в конце 2012 года, после поездки на WCG в составе Devil Mice, где мы заняли третье место, причем довольно сенсационно. На LAN-турнире мы со счетом 2:0 обыграли стабильную топ-10 команду мира — Orange.

После этого организация iCCup подписала наш состав. Это можно назвать стартом профессиональной карьеры. У нас был график тренировок, я получал за это деньги. Все стало более серьезно, чем просто хобби.

— Можно сказать, что ты шел к этому осознанно, что это была твоя цель?

— Насчет заработка мыслей не было. Я точно хотел попасть на турнир, хотел занимать высокие места. Меня прельщала мысль об игре на сцене: на тебя смотрят зрители, ты соревнуешься. Это то чувство, которое я точно хотел ощутить.

После первых провалов на турнирах в Минске я начал уделять чуть больше внимания профессионалам. Меня поразило, насколько они сильнее, насколько они лучше понимают игру. Это был совершенно другой уровень по сравнению с тем, как я воспринимал игру на тот момент. Я искал и смотрел реплеи игр профессиональных команд, следил за турнирами, за трендами. Наставничества не было.

— Дикие времена?

— Можно сказать и так. Каждый был сам за себя. Смысла делиться с кем-то знаниями не было. Существовала своя плюс-минус закрытая тусовка, в которой игроки иногда миксовались, делили между собой призовые. Их это полностью устраивало. Если ты хотел выйти на серьезный уровень — только сам. Никаких руководств, тренеров. Сам пробуешь и сам себя улучшаешь.

Удалось реализовать мечту?

— Путь к The International был легким и простым? Или препятствий хватало?

— Это было очень сложно. Настоящие американские гонки. У киберспорта такая специфика, что сегодня ты на коне, а завтра выходит патч — и уже кто-то другой на коне, кто-то теряет мотивацию. Это постоянный процесс работы над собой, поиска вариантов улучшения своей игры. Эту дорогу точно нельзя назвать гладкой.

Android, экран 6.9" AMOLED (1440x3200), Exynos 990, ОЗУ 12 ГБ, флэш-память 128 ГБ, карты памяти, камера 108 Мп, аккумулятор 5000 мАч, 2 SIM

— Бывали моменты, когда ты терял мотивацию и хотел на все забить?

— Такие моменты были, но долго они не длились. В рамках какой-то конкретной команды ты чувствуешь, что все… Это никуда не приведет, ты все перепробовал, нет смысла заниматься.

Брал небольшие перерывы, разбирался в себе и выводы всегда были однозначные: да, я хочу этим заниматься и работать в этом направлении.

— The International был твоей мечтой? Можно говорить, что ты ее реализовал?

— Я думаю, что я не реализовал эту мечту до конца, потому что на сцене мы так и не сыграли. Мы заняли 17—18-е место… В этой кабинке на сцене я не побывал, не ощутил тех эмоций от 18-тысячной арены. Надеюсь, этот момент еще впереди.

Мое впечатление об «инте» было смазано плохим выступлением. Не думаю, что я на 100% мог насладиться праздником «доты», как тысячи людей, просто приехавшие посмотреть турнир. Все-таки во мне есть профессиональный интерес, и на игру я смотрю немного под другим углом.

— Каким тогда был самый высокоэмоциональный пик в «доте» у тебя? Возможно, момент, когда вы узнали, что едете на «инт»?

— Кстати, как ни странно, нет. Это был невероятно сложный день. Мы играли с утра и до позднего вечера. К моменту начала первой игры я уже был морально опустошен, мы серьезно проигрывали… Игра была на 80% потеряна. Но мы смогли ее перевернуть. Конец дня уже доигрывался на морально-волевых, на эмоциональном подъеме, превозмогании.

Учитывая ситуацию с нашей организацией, которая дропнула нас за неделю до The International, поиски нового игрока, первый проигранный отбор… Этим моментом насладиться в полной мере было тяжело. Даже немного жалею, что в момент самого большого достижения за всю карьеру голова и эмоции были не там.

— Когда случится твой следующий The International?

— Не хотелось бы загадывать, ставить какие-то сроки. Есть приблизительное понимание, как к этому прийти. Понимаю, что́ в этой ситуации зависит от меня. А по поводу того, что я не могу контролировать, я стараюсь не запариваться. Чем раньше, тем лучше, но сроков себе не ставлю. Хочу получать удовольствие от процесса.

Надоело, устал, но…

— К слову, про процесс. Ты столько лет постоянно играешь в одну и ту же игру. Не надоело, не устал?

— Надоело, устал. Потому сейчас у меня довольно продолжительный перерыв в карьере. Ощущаю, что выгорел. Одни и те же шаги проходить несколько раз подряд эмоционально очень сложно.

Взял перерыв, чтобы все вещи, которые стали рутиной и обыденностью, заиграли новыми красками. Хочу вернуть то желание быть на месте людей, которые играют на LAN-турнирах. Где-то год-полгода назад я это чувство потерял. Чем дольше длится перерыв в выступлениях, тем сильнее оно растет. И эту энергию, накопленную мотивацию, я направлю на то, чтобы прийти к этой цели.

— Чем занимаешься во время отдыха?

— Я уже сейчас довольно много играю, слежу за профессиональной сценой. Довольно много времени уделяю традиционному спорту: либо бегаю в баскетбол, либо катаюсь на велосипеде. Это очень важный момент, так как в последние годы профессиональной карьеры я подзабил на физическую активность, а это очень сильно влияет на ментальную составляющую. Если ты слишком сильно погружаешься в игру, то очень быстро выхолащиваешься ментально. Нужно уметь отвлечься не за компьютером, не дома: на природу, погулять, заняться спортом. Это нужно обязательно внедрять в свой график, чтобы не выгореть.

Это один из минусов киберспортивной карьеры. Она связана с играми. Если и свободное время будешь уделять им, то просто погибнешь за компьютером. Есть много игр, которые я хотел бы пройти, но не мог этим заняться. Сейчас купил Nintendo Switch и наверстываю упущенное. Прошел свежую Fire Emblem, сейчас прохожу Breath of the Wild.

— Тебе хватает накоплений, которые заработал? За счет чего сейчас живешь?

— За время карьеры заработал определенное количество денег. Собственно, никогда особо не тратился на крупные покупки. Наверное, самое большое — это приобретение в 2017 году компьютера после The International. Вместе с монитором топовое железо обошлось в районе $2 тыс.

— У тебя есть знакомые «пенсионеры-дотеры»? Чем вообще заниматься киберспортсмену в отставке?

— Прямо профессиональных киберспортсменов на «пенсии», наверное, нет. Большинство тем или иным способом взаимодействует со сферой: либо работают где-то менеджерами, либо тренируют — так или иначе связаны с киберспортом.

— Почему люди уходят из киберспорта? Это связано с физиологией, с возрастным замедлением реакции?

— Про реакцию, мне кажется, это миф. Читал некоторые исследования на эту тему, изучал тесты и эту тему. Думаю, что люди рано уходят из киберспорта из-за потери мотивации, а не из-за каких-то физиологических причин. Люди из большого спорта следят за своим организмом и продолжают долгое время выступать в тех видах, где атлетические данные очень важны.

В киберспорте атлетизм не нужен. Нужно следить за общим состоянием здоровья, морального и физического. Если у тебя сохраняется мотивация, то я не вижу проблемы, чтобы выступать долго.

Регулярно делаю упражнения на запястье с тех пор, как оно начало время от времени беспокоить меня. Изучил вопрос и выполняю комплекс упражнений, чтобы оно даже теоретически меня не беспокоило. Плюс часто играю в баскетбол, регулярно разминаю кисть и запястье.

Белорусская «дота»

— Если бы ты собирал команду мечты из белорусов, кого бы в нее включил?

— Интересное задание. Могут всплыть имена, которые не известны широкой аудитории. Если говорить про all-time, то «пятеркой» был бы Виктор f4n1us Кузьмичев, который выступал за самый первый состав Power Rangers в 2010 году. Не знаю, чем он сейчас занимается. Он забил на киберспорт еще в 2013 году, тогда это не приносило такого дохода, как сейчас.

Во времена первой и сразу после появления второй «доты» четкого разделения на роли не было. Люди могли выступать на нескольких позициях одновременно. Вторым саппортом был бы Артем fng Баршак.

И еще трое… Это Виталий zxc Домостой, который был в Power Rangers с момента формирования состава. Максим jackal Дорощенок из того же первого состава PR — самый сильный керри в Беларуси до 2012 года. Пока не ушел в армию, он был на очень высоком уровне. И Евгений chshrct Кострома — это машина. У него было очень много предложений из топовых команд, его хотели все. Но он никуда не уходил из PR. Возможно, это была его ошибка, стоило уходить гораздо раньше.

— Как бы ты охарактеризовал белорусскую «доту» на современном этапе?

— Насколько я знаю, турнирная сцена развита слабо. Есть какие-то лиги. Я был на некоторых последних LAN-турнирах МЭТА — уровень не самый высокий, как мне показалось. Были две профессиональные команды и две команды с открытых отборочных, в которых ребята серьезно игрой не занимаются. Условно говоря, пришли поиграть и пообщаться с друзьями. Молодых талантов, которые хотели бы чего-то достичь, я там не заметил.

В ожидании идеала

— Если бы не киберспорт, чем бы ты сейчас занимался?

— Меня всегда интересовала журналистика, еще с детства. Я много читал. Думаю, занялся бы спортивной журналистикой либо тренерством. В любом случае это было бы связано со спортом. Соревновательная составляющая для меня очень важна.

— Ты уже побывал в роли тренера в киберспорте. Где проще: за компьютером или за спиной у игрока?

— В моральном плане проще быть игроком: ты контролируешь больше. Самое сложное — наблюдать за тем, что тебе небезразлично, но не иметь над этим контроля. Ты смотришь на игру своей команды, есть идеи и желание помочь, а возможности повлиять уже нет. Ментально это сложно. Игроком быть сложно в том плане, что рутина психологически так же непроста.

— Из тебя хороший тренер? Или ты лучше как игрок?

— Сложно сказать. Я думаю, у меня есть потенциал, чтобы стать хорошим тренером в будущем.

— Какие у тебя планы на это будущее?

— Предложения есть, но пока не те, что устроили бы меня. Я уже соглашался на предложения, которые были скорее компромиссом с самим собой. Нутром я понимал, что это не то, чего я хочу, но давал шанс… Сейчас завязал с этим, довольно быстро отказывался даже от довольно неплохих предложений. Я не буду чувствовать себя комфортно, не смогу выкладываться на 100%. Хочу вложиться в то, во что буду верить сам.

— Не боишься, что ждешь идеала, который просто не придет? Может, его не существует?

— Нет, не боюсь. Возможно, этот момент действительно так и не настанет. Но я думаю, что мой мозг сможет трезво осознать это и приведет к новому решению.

— Что для тебя «дота» сегодня?

— Хороший вопрос… Много чего. Сфера, в которой я могу самореализоваться, — относительно безграничная, которая дает простор для развития и обучения. Взаимодействие с людьми, с командой. Зрители, болельщики. Это полжизни.

— Ты упомянул самореализацию. Для тебя важнее то, чего ты добьешься, либо же сам процесс?

— Есть очень тонкая грань между этими двумя вещами. До сих пор не знаю, что для меня важнее. Одного без другого не будет. Ты не сможешь достичь хорошего результата, если не будешь получать удовольствие от процесса.

Но, наверное, больше удовольствия приносит сам процесс, чем конечный результат. В моменте ты можешь не понимать этого, но, когда оглядываешься назад, так и есть. Наиболее яркие воспоминания связаны с самим выступлением на турнире. Момент, когда ты осознаешь, что победил, очень скоротечен.


Встречайте Samsung Galaxy S20 Ultra. Снимайте в революционном разрешении 8K и получайте сверхчеткие фотографии высокого качества прямо из видео. Добавьте к этому надежную защиту Samsung Knox, интеллектуальный аккумулятор, супермощный процессор и большой объем памяти для всех ваших файлов. Откройте новую главу в истории мобильных устройств.

Спецпроект подготовлен при поддержке ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», УНП 7703608910.
фитнес-часы, поддержка Android/iOS, экран AMOLED 1.2" (360x360, сенсорный), шагомер, пульсометр, время работы: 3 суток 23 часа

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Виталий Олехнович. Фото: Александр Ружечка
Без комментариев