В полете у Boeing сорвало часть фюзеляжа. Как «самолет-кабриолет» чуть не убил 95 человек

107
12 июля 2020 в 8:00
Автор: Станислав Иванейко

В полете у Boeing сорвало часть фюзеляжа. Как «самолет-кабриолет» чуть не убил 95 человек

Пассажирка рейса Aloha Airlines 243 Гейл Ямамото поднималась по трапу, когда обратила внимание на длинную трещину вдоль фюзеляжа Boeing 737. Она не придала этому значения — все-таки самолетом должны заниматься специалисты, а пассажирам нечего поднимать панику всякими глупыми вопросами. Спустя примерно 25 минут, на высоте 7,3 тыс. метров, Boeing почти превратится в кабриолет: прямо за кабиной пилотов у лайнера оторвется фюзеляж площадью около 35 квадратных метров. Обломки серьезно травмируют пассажиров и экипаж, а стюардессу и вовсе выбросит из салона. Случай с рейсом 243 без преувеличения уникален: еще никогда экипажу не удавалось спасти самолет при столь серьезных повреждениях фюзеляжа.

Короткие рейсы

Американская Aloha Airlines базировалась в Гонолулу (Гавайи) и в основном обеспечивала воздушное сообщение между тихоокеанскими островами и Соединенными Штатами. У таких маршрутов своя специфика — обычно они короткие, на пару-тройку сотен километров. Большой поток пассажиров требовал вместительных лайнеров, и авиакомпания в 1969 году получила новый Boeing 737 — на тот момент передовой самолет был в эксплуатации всего пару лет. Среди главных отличий 737-го от конкурентов — отказ от бортинженера: Boeing стал первым производителем, который предложил ставшую стандартом концепцию двоих человек в кабине для лайнеров такого класса.

Изображение: wikimedia.org

28 апреля 1988 года 19-летнему Boeing 737 предстояло выполнить шесть коротких перелетов, после чего по плану требовалось частично сменить экипаж. Работа началась в пять утра: второй пилот, согласно инструкции, провел визуальный осмотр самолета — все было в порядке. Между рейсами такая же проверка не проводилась — Федеральное управление гражданской авиации США (FAA) эту процедуру не предписывало, и у Aloha Airlines такого правила не было. Три круговых рейса прошли без проблем, и к 11 утра кресло второго пилота заняла Мэделин Томпкинс, которая почти девять лет работала в Aloha Airlines. Да, в западных странах женщины уже тогда работали пилотами на коммерческих рейсах — и это никого не шокировало.

В час дня лайнер готовился к вылету из аэропорта города Хило в Гонолулу. На рейс, который обычно занимал около 35 минут, купили билеты 90 пассажиров. Экипаж состоял из двоих пилотов — Мэделин Томпкинс и командира Роберта Шорнштаймера. Также в кабине был диспетчер, которому требовалось попасть в Гонолулу. Самолет оторвался от полосы в 13:25 и начал набирать высоту. Он достиг запланированного эшелона 240 (24 тыс. футов, или 7,3 тыс. метров), погода была хорошей.

Роберт Шорнштаймер и Мэделин Томпкинс. Изображение: confessionsofatrolleydolly.com

Взрывная декомпрессия

По воспоминаниям пассажиров, все случилось буквально за мгновение и было похоже на взрыв, за которым сразу последовал громкий свист разрезаемого воздуха. Командир обернулся и увидел уникальную картину: двери нет, а вместо потолка — голубое небо. Над первыми шестью рядами кресел не было обшивки. Если представить фюзеляж в поперечном разрезе, то сорвало примерно всю верхнюю половину вместе с иллюминаторами.

Изображение: blogspot.com

Пассажиров от мгновенного выброса из салона спасли защелкнутые ремни безопасности. Старшая стюардесса рейса Кларабелль Ленсинг в момент происшествия была у пятого ряда, над которым и сорвало часть фюзеляжа. Женщина вылетела, ее тело так и не нашли. Другая стюардесса, Мишель Хонда, вспоминала: ее отбросило на пол, и она успела ухватиться за металлический каркас пассажирского кресла. Добраться до кислородного баллона женщина не могла и больше всего опасалась, что потеряет сознание из-за гипоксии. Еще одна бортпроводница, Джейн Сато-Томита, серьезно пострадала — у нее была открытая черепно-мозговая травма, стюардессу завалило обломками внутренней обшивки. Таким образом, из экипажа, не считая пилотов, работать могла только Мишель.

Повреждения оказались столь обширными, что из пассажирского отделения было непонятно, на месте ли вообще кабина, и если да, то в каком состоянии пилоты.

Мишель Хонда находилась в середине салона и не могла разглядеть, что происходит в носовой части Boeing 737. Но по маневрам лайнера она решила, что летчики контролируют полет.

Экипаж перешел на жесты

На высоте 7,3 тыс. метров воздух слишком разрежен, чтобы лететь при разгерметизации салона. Командир сразу начал снижаться до 3 тыс. метров (со скоростью 20,1 метра в секунду) и уменьшать горизонтальную скорость до 520 километров в час. У экипажа возникла нетипичная проблема: из-за шума они практически не слышали друг друга. Шорнштаймер и Томпкинс нашли выход — стали общаться жестами. Но требовалось еще вести переговоры с диспетчерами, и здесь ситуация оказалась намного сложнее: второй пилот не слышала, что ей отвечает диспетчер, и не была уверена, что ее слова вообще понимают.

Изображение: blogspot.com

Экипаж выставил на радиолокационном ответчике код 7700 — он означает аварию или другую внештатную ситуацию. Этот код увидел диспетчер аэропорта Кахулуи на острове Мауи, расположенном между островами Гавайи (где находится город Хило) и Оаху (здесь расположен Гонолулу). Он несколько раз вызывал рейс 243, но ответа не было. Наконец на высоте 14 тыс. футов Томпкинс перевела радио на нужную частоту и связалась с вышкой в Кахулуи, описав ситуацию. Самолет планировали сажать в этом аэропорту. Наземные службы принялись готовиться к приему аварийного борта, явно не в полной мере осознавая масштаб повреждений лайнера.

Со снижением скорости Boeing 737 становился менее управляемым, и это вызывало беспокойство командира. Перед посадкой требовалось предупредить бортпроводников, чтобы они подготовили салон и провели инструктаж для пассажиров. Но по внутренней связи никто из стюардесс не отвечал. Пилоты на протяжении всего полета не знали о состоянии пассажиров, количестве пострадавших и погибших.

По команде Шорнштаймера второй пилот перевела ручку шасси для их выпуска, но с передней стойкой возникли проблемы: зеленая лампочка, которая сигнализирует о выходе шасси, не загорелась. Выпуск стойки в ручном режиме тоже не привел к нужному результату. Однако и красная лампочка, сигнализировавшая о неполадках, не активировалась. В Boeing 737 есть люк, через который можно визуально проверить состояние шасси. Но расположен он под откидным сиденьем, которое занял летевший этим рейсом авиадиспетчер. Просить его подняться — большой риск с учетом внештатной ситуации.

За этой проблемой пришла новая: первый двигатель (находится слева) отказал. Как потом выяснится, из-за поврежденных кабелей. Запустить его вновь не удалось, и совершать посадку пришлось лишь на одном двигателе. Командир вспоминал, что поведение самолета отличалось от привычного: лайнер подрагивал, качался и будто стал более пружинистым. Что интересно, носовая стойка шасси все же вышла — об этом сообщили с вышки. Просто не сработал индикатор выхода шасси.

Изображение: confessionsofatrolleydolly.com

Самолет удалось посадить с первой попытки на полосу аэропорта Кахулуи в 13:58 — почти в то же время, когда лайнер и должен был сесть по расписанию в Гонолулу. С момента взрывной декомпрессии до приземления прошло около десяти минут. Сильнее всего пострадали пассажиры в передней части самолета, где сорвало фюзеляж. Однако в плане статистики все выглядело неплохо: восемь пострадавших с серьезными травмами (семь пассажиров и одна стюардесса) и один погибший член экипажа из 95 человек на борту — можно сказать, еще легко отделались при таких повреждениях Boeing 737.

Уставший металл

Изучение металла привело следователей к любопытным выводам. «Пробегом» у самолетов считаются проведенные в полете часы — по ним определяют и общий износ лайнера, и интервал для техобслуживания. Но есть еще один важный показатель — количество циклов взлета и посадки. Каждый раз при поднятии в воздух в салоне держится более высокое давление по сравнению с наружным — это позволяет людям оставаться в сознании и вообще комфортно переносить полет. Например, на высоте около 10 тыс. метров давление в самолете соответствует высоте порядка 2,5 тыс. метров. Фактически самолет накачивается изнутри воздухом, который давит на внутренние стенки. Можно взять пластиковую бутылку и с силой задуть в нее воздух — с фюзеляжем лайнера происходит примерно то же самое.

Так вот, при каждом полете на фюзеляж действует сильное давление. И даже сверхпрочные металлы, которые используются в авиационной отрасли, имеют ограниченную прочность. Тот самый Boeing 737 постоянно летал на короткие расстояния, то есть давление все время то накачивали, то стравливали. За один час происходило три таких цикла, а производитель рассчитывал самолет и интервалы его обслуживания исходя из цифры в 1,5 цикла на час полета. То есть Aloha Airlines эксплуатировала лайнер вдвое интенсивнее, чем рассчитывали в Boeing. Справедливости ради стоит отметить, что авиакомпания проводила обслуживание, которое предполагает в том числе обследование фюзеляжа на микротрещины и усталость металла, каждые 15 тыс. часов налета вместо рекомендованных производителем 20 тыс.

Изображение: blogspot.com

Но этого оказалось недостаточно: 737-е в этой авиакомпании накручивали циклы куда быстрее, чем у других перевозчиков. Так, при сравнительно небольшой цифре в 35,5 тыс. часов налета у поврежденного самолета было почти 90 тыс. циклов.

Во время сертификации Boeing 737 фюзеляж лайнера выдержал 150 тыс. циклов, однако испытание не учитывало реальные условия эксплуатации, то есть возможную коррозию и долгосрочный эффект от усталости металла.

В результате металл попросту лопнул, что и заметила пассажирка Гейл Ямамото — позднее она скажет следователям, что при подъеме на борт обратила внимание на трещину, однако не сказала об этом экипажу. Более того, визуальный осмотр перед полетом никто и не проводил — по инструкции Aloha Airlines его нужно было делать лишь в начале дня. На рейсе 243, когда давление в очередной раз начало расти, треснувший металл разошелся.

Следователи пришли к выводу, что авиакомпания неверно выстроила программу по обслуживанию и осмотру самолетов — она не учитывала в полной мере особенности столь интенсивной эксплуатации. Работники Aloha Airlines в основном ориентировались на часы налета, хотя в их случае следовало больше внимания уделять циклам взлета и посадки. К тому же на металл не лучшим образом влиял и влажный климат, что приводило к ускоренной коррозии.


Предположительно усталость металла привела к еще одному инциденту с Boeing 737. В 1981 году разбился самолет тайваньской авиакомпании Far Eastern Air Transport, погибли все 110 человек на борту. Накануне, во время другого рейса, обнаружилась потеря давления в салоне. Лайнер отремонтировали, после чего он отправился в полет — и разлетелся в воздухе. Сперва считалось, что это был теракт, но позднее наиболее вероятной причиной крушения следователи назвали взрывную декомпрессию, которая произошла из-за усталости металла. Тайваньский Boeing 737 тоже эксплуатировали на короткие расстояния и в схожих климатических условиях.

Ремонт Boeing 737 авиакомпании Aloha Airlines признали нецелесообразным — самолет списали. Рекомендации NTSB по внесению изменений в регламент обслуживания и осмотра лайнера сыграли свою роль: подобных инцидентов больше не происходило.

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Станислав Иванейко