Создатели белорусского акселератора: «Цель — за 2 года увеличить число стартапов в 10 раз»

6216
18 декабря 2017 в 8:00
Автор: Станислав Иванейко. Фото: Влад Борисевич

Создатели белорусского акселератора: «Цель — за 2 года увеличить число стартапов в 10 раз»

В то время как за рубежом стартапы часто делают «под ключ» через акселераторы, в Беларуси командам нужно все искать самим: инвесторов, менторов, покупателей, специалистов. Сергей и Павел решили помочь стартаперам, открыв на базе группы рекламных компаний один из первых акселераторов Insight by TDI GROUP. Как все устроено и зачем это нужно, Onliner.by узнал у руководителей проекта.

Акселераторы берут под свое опекунство стартапы за некий процент будущей компании. Меценатства нет, все решает бизнес-план. Говоря упрощенно, акселератору нужно довести часто сырой стартап до готовности и помочь команде его задорого продать, чтобы вернуть расходы на развитие продукта. Insight — довольно всеядный акселератор: если за рубежом они могут специализироваться сугубо на B2B или, например, «железных» проектах, то здесь подойдут почти любые. Но условия тоже есть:

— Во-первых, должна быть команда. Это даже важнее продукта. Ведь он может поменяться, а разработчики должны хотеть работать вместе. Если есть технические специалисты и специалисты по бизнес-части, то уже все хорошо. Идеально, когда человек разбирается и в программировании, и в бизнесе. 

Во-вторых, нужен программный продукт на стадии MVP или в одном шаге от него. Работающее приложение можно показать бизнес-ангелам, покупателям, оценить самим. Это показывает, что команда умеет трудиться и способна произвести продукт.

Сергей и Павел

В Беларуси практически нет опыта акселерационных программ, для многих это новая история. Люди привыкли делать стартап параллельно с основной деятельностью. В то же время в мире есть акселераторы, в которые вообще на полгода приезжаешь и целиком работаешь там.

Бизнес для денег, а не творчества

К другим отличиям между странами руководители Insight относят подход к ведению бизнеса:

— Часто предпринимательство в СНГ рассматривается начинающими стартаперами как работа творца, художника, скульптора. Надо что-то эдакое создать, чтобы тебя всенародно полюбили. В других точках планеты бизнес другой: люди ищут, кто что хочет купить, и начинают это делать. Нашим предпринимателям стоит попробовать такую парадигму — найти людей, готовых платить за решение своей проблемы. Порой приходят стартапы и говорят: «У меня еще нет клиентов, потому что я не довел свое приложение до совершенства». При этом исследований не проводили. Откуда уверенность, что это приложение вообще кому-то нужно?

Часто проекты не знают, как зайти в ту или иную компанию, добраться до нужного человека, чтобы получить инвестиции. Но интуитивно видят: есть какая-то проблема. Получается, что можно быстро сфокусироваться и заработать деньги, если знать об актуальной проблеме (вместо решения второстепенной).

— Как поступаете, когда у вас и основателей стартапа расходятся мнения о развитии продукта?

— А мы не говорим стартапам, что делать. Задаем вопросы, уточняем, почему именно так они видят перспективы. Да, у нас часто есть свое мнение, и мы его озвучиваем. Но ни в коем случае не говорим: «Делайте как сказано».

Insight помогает стартапам по ситуации. «Акселератор добавляет то, чего не хватает», — говорят его создатели. Если нужен программист с редкой экспертизой — найдут специалиста. Требуется протестировать жизнеспособность проекта — отыщут потенциальных покупателей:

— Команда не должна отвлекаться на решение сторонних проблем. Тогда увеличивается скорость разработки, что важно для стартапов. За три месяца проект должен пробежать столько, сколько без акселератора шел бы год.

Помощь проектам зависит от их специфики: «Когда стартап медицинский, разработчики зачастую не знают, как эта сфера работает за рубежом — с использованием страховых компаний и так далее. Некоторые просто говорят: помогите найти деньги на более выгодных условиях, чем есть в Беларуси. Кто-то не может правильно провести исследование и тестирование, например, интерфейсов. Мы подключаем UX-дизайнеров». Заодно оговаривается сотрудничество с менторами: они должны регулярно общаться с разработчиками и смотреть, куда движется проект.

О белорусских стартапах

— Есть гарантии, что спустя три месяца стартап получит, например, инвестиции?

— А где гарантии, что стартап не развалится или что разработчики будут выполнять свои обязательства? Стартап точно пообщается с инвестором. К чему стороны придут — зависит от большого количества факторов. Поэтому такой бизнес и называется венчурным. Мы готовы дать ценность проекту на уровне контактов, встреч, возможностей. При этом Insight — не организация, которая снимает все риски со стартапа.

Что касается минских хакатонов, то Сергей говорит, что здесь стоит экспериментировать: «Мне кажется, нужно отойти от формата двухдневных конкурсов и соревнований. Я бы сделал хакатон, например, восьмидневным — четыре этапа по два дня, каждые выходные в течение месяца. И к финалу люди должны будут сделать продажи клиентам. Пусть покажут: вот, мы нашли проблему, придумали концепцию, написали код, сделали прототип, нашли покупателя и уже получили выручку. Сидя в жюри хакатонов, я вижу очень умных людей, которые знают тенденции, понимают актуальные проблемы. Но что они могут за два дня? Да, что-то быстро разработали, устроили перформанс. Здесь получится только команду оценить, которая за малый срок что-то сделала. А что будет с продуктом, не всегда понятно».

— Гонка за трендами (блокчейн, нейросети) приводит к тому, что эти технологии прикручивают по делу и без. Согласны?

— Отчасти такое есть. Но важнее другое: решает ли проект некую проблему. Если технология усиливает эффект, ее использование оправданно. Поэтому, например, одни проекты на блокчейне взлетают, а другие нет. Во главе угла — потребность покупателя твоего продукта. В первую очередь нужно задать вопрос: кому нужно то, что я делаю? А потом обойти этих покупателей и убедиться, действительно ли они нуждаются в вашем решении, — уверен Павел.

Сергей добавляет: «Описанная ситуация — следствие низкого понимания того, что такое продукт. Если бы люди знали, как найти проблему, они не пытались бы прикрутить блокчейн к идее. Они нашли бы „боль“ и задумались, как блокчейн поможет ее вылечить».

— Где заканчивается стартап и начинается компания?

— Ответ очень четкий: стартап — это часть жизни компании. В белорусском праве под компанией мы понимаем уже существующее юрлицо. А в международном праве компания может не регистрироваться, пока она, грубо говоря, не берет в руки деньги — то есть не осуществляет коммерческую деятельность. Компания, например, ведет исследования, разработки — получается скорее содружество предпринимателей, которые инвестируют свое время в создание какого-то продукта. Стартап — точка, с которой начинаются продажи.

Павел говорит, что нужно учитывать еще и позиционирование: «Многие крупные компании продолжают называть себя стартапами. Здесь вопрос философии: стартап — что-то энергичное, масштабируемое, готовое к переменам. Компании хотят сохранить такой имидж».

В акселераторе видят своей целью количественное увеличение стартапов: «В три раза больше через год, в десять — через два года». На вопрос «кто на завод тогда пойдет?» Сергей и Павел отвечают просто:

— Здесь вопрос в том, что люди будут делать на заводе. Они должны модернизировать производство, улучшать эффективность своего предприятия. Допустим, группа рабочих найдет решение какой-то проблемы, сформирует стартап — вот вам и бизнес, все от этого только выиграют.

Мониторы в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Станислав Иванейко. Фото: Влад Борисевич
Без комментариев