Девушки и «лабутены». Молодые белоруски продвигают IT-проект и борются с предрассудками

 
204
28 июля 2016 в 7:35
Автор: Ян Альшевский. Фото: Алексей Матюшков

Беларусь медленно, но верно становится страной, ориентированной на информационные технологии, в которой только и разговоров, что о программистах и их зарплатах. То, что раньше называли очередным интернет-сервисом или веб-ресурсом, сегодня нередко величают модным словом «стартап», это понятие размывается и в какой-то мере дискредитируется. Однако остается место и для достойных проектов.

Добиться успеха сложно в любой сфере, а уж на волне популярности какого-либо направления и подавно. В IT-индустрии, по крайней мере белорусской, очевидна тенденция: здесь практически нет места «слабому полу». Почему? «Женщина должна сидеть дома и варить борщ, мыть посуду и растить детей» или «женщины ничего не смыслят в технологиях». Так ли это?

Onliner.by поговорил с директором сервиса CallBox Елизаветой Козицкой и его соучредителем и техническим директором Евгенией Овчаренко и узнал, легко ли девушкам пробиваться через стереотипы и предрассудки, отвечая за развитие IT-проекта, а также насколько трудно преодолевать конкуренцию.

CallBox, выражаясь сухим языком, представляет собой платформу по автоматизации продаж, ориентированную на средний и малый бизнес. Продукт молодой, но активно развивается: идея стала воплощаться в жизнь под конец прошлого года.

Елизавета Козицкая (слева) и Евгения Овчаренко

— Как пришла идея?

— Разработка началась где-то в сентябре прошлого года, на наш рынок как раз начал выходить Callbackhunter, — рассказывает Евгения. — Мы обратили внимание на мигающие кнопки на сайтах — стало интересно, что это такое. Думали поставить сервис на сайт компании, где я тогда работала, но потом узнали о противоречиях со стороны законодательства. Программист, достаточно амбициозный в плане решения задач человек, предложил придумать нечто подобное. Я дала добро, а спустя некоторое время он разработал основную логику платформы. Сделал рабочую версию для демонстрации, которую мы оформили и показали нашим менторам. Мы понимали, что продукт надо дорабатывать, но у нас есть то, чего нет ни у кого на этом рынке.

— Что за противоречия вы упомянули?

— Многие из существующих сервисов используют IP-телефонию, которая не разрешена для применения в коммерческих целях на территории Беларуси. Некоторые клиенты по незнанию пользуются ими, другие боятся ответственности. Наша идея была в том, чтобы заменить IP-телефонию другой логикой. Да и с точки зрения скорости работы наша платформа практически не отличается: в IP-телефонии коллбэк проходит через пять секунд, у нас — через шесть.

— Белорусские аналоги все же есть?

— В принципе, да. Но ни один из игроков рынка не заменяет друг друга. У каждого есть какая-то своя особенность. А основной конкурент, который агрессивно выходил на белорусский рынок, — это тот самый Callbackhunter. Это российская компания, которая официально работает с IP-телефонией, так как у них российские серверы.

— Выходить на рынок с новым продуктом, который походит на другие, сложно.

— Проанализировав рынок, мы пришли к выводу, что выигрываем. Во-первых, по стоимости, во-вторых, за счет иной организации работы. Если сервер не выдерживает, клиент остается без связи. У нас же нет нагрузки на серверы, все размещается в «облаке», и связь ляжет только в случае, если отключатся локальные мобильные операторы.

По словам Евгении, до того, как прототип появился в виде коммерческого продукта, он был опробован в полевых условиях. Перед этим разработчики выяснили, что нужно клиенту, а не то, что можно ему предложить.

До Нового года платформа находилась в стадии активной разработки, Евгения выступала в качестве проектного менеджера.

— Мы понимали, что продукт хороший, но не было знаний во всех сферах. Мы нашли скорее не инвесторов, а менторов, которые оказывают финансовую поддержку. Это три человека, каждый — эксперт в своем деле — маркетинге, продажах и финансах. Наша основная задача как стартапа сейчас — набрать обороты, реализовать новые «фичи», которых нет у других.

— Легко вышли на инвесторов?

— Моей задачей было найти финансовую поддержку. Кто-то говорил «вау, круто», но деньги давать не хотел. У кого-то я не вызывала доверия, потому что я девочка. Это действительно было проблемой. Я приходила и описывала, какая я крутая, а в ответ слышала недоверчивое «точно?..»

В итоге мы вышли на тех ребят, которые теперь поддерживают проект. Они протестировали его, рассмотрели со всех сторон. Мы сошлись на определенных условиях в виде долей в компании. Без них у нас ничего не получилось бы.

— Кто эти рыцари?

— Мы не хотели бы раскрывать информацию в данный момент. Это топ-менеджеры крупных белорусских IT-компаний.

— С какими сложностями сталкивались — с учетом того, что вы «слабый пол»?

— Сложностей на самом деле много. Не поверите: можно быть мегаумной, обворожительной и красивой, суперски одетой и прочее… Но в бизнесе привыкли видеть мужчин. Либо женщина должна быть грубоватая, даже мужеподобная — тогда значительно проще.

Честно говоря, приходится ломать характер. Я человек по натуре добрый, но когда ты становишься руководителем, необходимо проявлять жесткость, причем в первую очередь — к самой себе. Нельзя ныть, нельзя впадать в панику или истерику. Пунктуальности легко научиться, а вот, например, научиться тому, что для сотрудников нельзя быть «мамочкой», куда сложнее. Надо говорить: «сделай, а я проверю» вместо «ну сделай, пожалуйста».

Я обратила внимание, что не у всех бизнес-ангелов, которые считаются в нашей стране «крутыми», есть понимание IT-продуктов. Имеются курьезные примеры, когда победа на каком-нибудь белорусском конкурсе IT-стартапов присуждается кулинарному продукту (в прямом и переносном смысле. — Прим. Onliner.by), не имеющему к технологиям никакого отношения. О каком понимании бизнеса можно вообще говорить? По этой причине мы не принимаем участия в некоторых конкурсах. Замена для IP-телефонии, которая запрещена в Беларуси? Пфф, кого это интересует?..

Кроме того, многие белорусские бизнес-ангелы грешат тем, что смотрят на стартапы совсем уж свысока. Это немного отталкивает. Или инвесторы слишком опасливы и боятся рисковать деньгами. В сравнении с Россией мы в этом плане отстаем.

Был также вопрос получения патента, но из-за особенностей местного рынка коммуникационных услуг регистрировать продукт в Беларуси не имеет особого смысла. По этой причине мы решили подать документы за рубежом.

— Давайте о позитивном. Вы пользуетесь тем, что вы девушки?

— Да (смеются. — Прим. Onliner.by).

— Я, например, смогла наладить контакт с одним из менторов благодаря «лабутенам», — рассказывает Елизавета. — На одном из хакатонов на нас смотрели скептически, даже когда узнавали, что мы приехали со своим проектом. Может, им просто неловко общаться с девушками… Потом появляются дружеские отношения, и мы становимся своими в этой тусовке.

— Хакатон — это такое мужское собрание, где девушек очень мало, — добавляет Евгения. — Мы вырядились, 48 часов были при макияже и в полном «боевом» облачении. У нас интересовались, как мы тут оказались и, главное, зачем. Думали, наверное, что мужей ищем (смеются. — Прим. Onliner.by).

Были забавные ситуации. Вначале подходили к нашим программистам и спрашивали, над чем те работают. Им отвечали — «обращайтесь к Евгении и Елизавете». У некоторых это вызывало ступор. На самом деле «айтишники» очень открытые и дружелюбные люди. Да, вначале они могут опасаться идти на контакт, но когда понимают, что ты из их круга, все меняется.

— Кстати, а где вы учились?

— Я закончила БГУ, отделение информации и коммуникации факультета философии и социальных наук. Сфера — реклама/маркетинг, управление персоналом, — рассказывает Елизавета. — Работала до этого в рекламном агентстве, еще во время учебы. После университета стала его директором, а из агентства ушла в IT.

— А я еще свой диплом не забрала, — смеется Евгения. — Только недавно его защитила. Со второго курса я перешла на заочное: мне предложили постажироваться и потом работать в консалтинговой компании, и за три месяца стажировки я столько опыта получила… Потом работала в IT-компании коммерческим директором. Закончила я Белорусский экономический университет, факультет международных экономических отношений.

— Когда вы все успели? Нескромный вопрос, который не принято задавать, но все же: сколько вам лет?

— По 23. Мне, правда, только исполнится, — удивляет Елизавета.

— Трудно ли найти людей, которые грамотно выполняют поставленные задачи?

— Сейчас еще сохраняется ситуация, когда надо работать за идею. Иногда приходится кодить сутки напролет, в выходные в том числе. Надо выкладываться на все 100%. Вокруг меня собрались такие ребята, которые прекрасно все понимают. Главный программист, Володя, придерживается такого подхода: «Надо? Сделаем». И у нас есть чудо-Макс, который выручит в любое время суток…

Все в нашей команде — специалисты, которые могут найти более оплачиваемую работу, но они знают, что мы будем расти. Мы их очень бережем и не берем новых людей: сложно найти тех, кто будет относиться к проекту как к собственному детищу.

— Говорят, когда белорусский стартап видит перспективы, он пытается уйти из страны.

— По-моему, это миф, — считает Евгения. — Выйти за пределы Беларуси заставляет скорее ситуация, когда нужно сделать следующий шаг, а местные барьеры не позволяют этого. Мы рассматриваем как полигон для развития именно Беларусь, но если рассказываем о планах, слышим: «Вы замечтались». В России же говорят: «Ух ты, это круто». Почему? Это снова вопрос ограничений на законодательном уровне.

Нам говорили — уходите на российский рынок, американский. Но там нет таких толковых спецов, как у нас. Да и разработка с учетом всех затрат обходится дешевле. Выходит, чтобы начать, Беларусь — золотое место.

— Золотое, если нашлись инвесторы?

— Вы знаете, в проект не вкладывали $100 тыс. или даже $50 тыс. Речь идет о суммах, которые позволяют нам развиваться. И мы уже начинаем зарабатывать сами. Кстати, ошибка белорусских стартапов в том, что они не стремятся работать. Наши же менторы поставили задачу: «Через год нас должны знать все». Причем имеется в виду не повсеместная реклама, а очень активное развитие проекта, — добавляет Евгения.

— Мы не спешим уходить с белорусского рынка, — отмечает Елизавета. — Здесь выгоднее продвигаться с экономической точки зрения, здесь проще развиться, в том числе благодаря клиентам — у нас схожий менталитет.

— Как долго, вы думаете, займет реализация проекта?

— Мы надеемся, что вот уже завтра все закончится (смеются. — Прим. Onliner.by). На самом деле на это не рассчитываем. Наоборот, надеемся, что с каждым днем будем разворачиваться все активнее.

* * *

Если вы являетесь владельцем или участником начинающего белорусского IT-стартапа и готовы рассказать о нем, пишите на адрес ja@onliner.by. Обязательно укажите сферу деятельности и сопроводите письмо краткой информацией о проекте.

Планшеты в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Ян Альшевский. Фото: Алексей Матюшков
ОБСУЖДЕНИЕ