Будни московского программиста: кризис дает о себе знать, но нет идеи уехать любой ценой

 
18 апреля 2016 в 8:00
Автор: Константин Сидорович. Фото: Onliner.by, Moscow-Live.ru, Лев Звягинцев

Как поживают программисты за рубежом и чем их быт отличается от быта наших соотечественников? Onliner.by продолжает цикл статей об иностранных разработчиках. В прошлый раз мы общались с IT-специалистом из Польши, а сегодня обратим внимание на восточного соседа. Россия — страна огромная, поэтому мы решили сконцентрироваться на Москве, городе, который наши соотечественники самых разных профессий до недавнего времени активно осваивали.

Лев Звягинцев давно трудится на ниве программирования, пробовал себя и в качестве фрилансера, и штатным работником компаний. Сегодня его основное место работы — «Теплица социальных технологий», некоммерческая организация, которая объединяет усилия IT-сообщества и бизнесменов для решения социально значимых задач. Здесь Лев работает веб-разработчиком и не рассчитывает на далекую пенсию.

— Вообще-то плюс ко всему я еще и немного проект-менеджер, чуть-чуть системный аналитик и тренер. Такое распределение обязанностей характерно для сегодняшних условий, в которых мало кто может себе позволить выполнять только то, чему его учили. Главное, что я понял после вуза, это то, что придется постоянно учиться. Расширение квалификации стало нормальным, естественным, постоянным процессом.

— Это помогает больше зарабатывать? На какую зарплату может рассчитывать среднестатистический разработчик сразу после вуза и, скажем, пять лет спустя?

— Если выпускнику повезет и он устроится в хорошую компанию, где сможет учиться новым технологиям, то уже через год его зарплата составит в среднем около 90 тысяч российских рублей (около $1300) в месяц. Года через три при условии постоянного развития — 110—120 тысяч ($1600—1800). Отмечу, что заработок ни в коем случае не зависит от стажа. В первую очередь все смотрят на твое портфолио, на проекты и освоенные навыки.

От вуза тоже мало что зависит, это лишь один из многих факторов успеха. Сам по себе хороший вуз не обеспечит распростертые объятия работодателя. Выпускников, если у них в активе нет ничего, кроме недавнего статуса студента, неохотно берут на работу. Все, кто намерен связать свою жизнь с программированием, начинают работать как минимум с третьего курса. Выпускник без реального опыта потребует значительных инвестиций в свое обучение уже на месте трудоустройства.

— Как на московских программистов повлиял экономический кризис?

— Бюджеты подупали, ощущение тучности и изобилия уже не такое, как в докризисные времена. Но мне кажется, что кризис оказал позитивное влияние на рынок. В каком смысле? Смотрите, у людей проснулось стремление… не экономить, а, я бы сказал, более эффективно относиться к имеющимся ресурсам.

С отдыхом стало сложнее, курсовая разница сыграла свою роль. Однако я замечаю, что те, кто любит Европу, немного дольше копят, но все равно туда ездят. С другой стороны, стало выгоднее путешествовать по России, благо здесь тоже есть на что посмотреть. В той же Москве я наблюдаю рост грамотных туристических услуг с активным отдыхом, осваиваются ранее не освоенные места. Кризис активировал скрытые резервы и заставил придумывать что-то новое.

А вот в Крым программисты из моего окружения не ездят. Многие бывали там еще в юные годы, Крым и раньше был доступен и успел надоесть в качестве туристического объекта. Я там не был, но меня особо и не тянет. Я далек от мысли, что Крым — эдакая земля обетованная для туристов.

По словам Льва, у московских программистов нет идеи фикс уехать за границу любой ценой. С другой стороны, довольно много разработчиков действительно перебираются в другие страны, в том числе в Беларусь. Но делают это в большинстве случаев не потому, что днями и ночами мечтают о переезде, а благодаря особенностям работы.

— «Айтишники» — люди достаточно интеллектуальные и открытые для изменений в жизни. Многим просто интересно пожить и поработать в незнакомой, но интересной атмосфере, в новом окружении. Для фрилансера работа на Запад часто представляется так: лежу в гамаке на берегу Средиземного моря и работаю над теми же проектами, что и в Москве. Привлекательная идея, правда?

Те, кто все же остался в российской столице, предпочитают жить самостоятельно, отдельно от родителей. В большинстве случаев речь идет о комфортабельной съемной квартире на окраине Москвы. Цели всенепременно купить свое жилье нет, что связано с более высокой мобильностью и возможностями сменить место жительство.

— Необходимость пользоваться общественным транспортом не пугает, так как в Москве он довольно приличный. А вот на машинах мало кто из разработчиков ездит. Потому что это, во-первых, дорого, а во-вторых, долго — о московских пробках наслышаны все. Многие предпочитают велосипеды, но необходимая инфраструктура пока мало развита, то есть это скорее хобби, чем мейнстрим.

Коммунальные платежи низкие, и Лев даже не задумывался, сколько платит за соответствующие услуги. Прикинул, и получилось около $70 в месяц за среднего размера трехкомнатную квартиру, в которой проживает от двух человек. Интернет в Москве быстрый, повсеместный и дешевле, чем в Беларуси. Безлимит на скорости 50 мегабит в секунду стоит не дороже 500 российских рублей (около 150 тысяч наших). То же самое касается мобильной связи. Однако за пределами Москвы с интернетом все уже далеко не так радужно.

— Коснулась ли Москвы тенденция, в рамках которой программисты предпочитают «яблочные» устройства?

— Вокруг меня действительно много iPhone, да и Mac люди любят. Но что касается программистов, мода — далеко не всегда основная причина. Дело в том, что та же OS X дружественнее к разработчикам и гораздо менее дырявая, чем Windows. Так что дело не в каком-то культе, а в рациональности. Страсти к обязательно последним моделям iPhone или Galaxy я не наблюдаю. Если у человека новый телефон, то это всего лишь означает, что его старый аппарат совсем пришел в негодность.

Лев заверил, что какого-то особого отношения к «айтишникам» в мегаполисе он не ощущает. В Москве достаточно людей, зарабатывающих большие деньги и не способных «кодить».

— Я не вижу разницы между собой и средним интеллектуальным, творческим жителем мегаполиса. Но это Москва, в других городах может быть по-другому. К тому же я знаю многих людей, которые получали образование, разочаровывались в своей профессии и начинали осваивать программирование. И это вполне хорошие разработчики, порой даже лучше тех, которые работают по специальности. Наверное, потому, что они решили учиться тому, к чему лежала душа. А упорство и готовность учиться окупаются довольно быстро.

Но это очень редкие случаи. Все-таки стать разработчиком не так легко, надо приложить много усилий, чтобы сделать первые шаги и выйти на базовый уровень. Вот на эти первые шаги, как оказалось, способны далеко не все.

Читайте также: 

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Константин Сидорович. Фото: Onliner.by, Moscow-Live.ru, Лев Звягинцев
Без комментариев