Спецпроект

Телевизоры исчезнут, а смартфоны станут универсальными ключами. Заглядываем в будущее

19 201
14 ноября 2022 в 8:00
Источник: Сергей Сергеев
Спецпроект

Телевизоры исчезнут, а смартфоны станут универсальными ключами. Заглядываем в будущее

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

Давайте будем честными: многое из доступного нам сейчас выглядит космическими технологиями, даже если судить категориями не столь уж отдаленного прошлого. Двадцать лет назад учитель математики все еще имел некоторое право сказать: «У тебя не всегда будет калькулятор в кармане». Кто же мог спрогнозировать появление смартфонов в их нынешнем виде и умных часов? «Материал должен отскакивать от зубов, подглядеть будет негде», — говорил другой в то время, как в каждый дом пробирался интернет. Виртуальная реальность и вовсе казалась несбыточной мечтой и существовала для обычного человека по большей части лишь в фантастическом кино. К 2022 году многое изменилось. Совместно с банковской картой Nova вспомнили, какими были раньше некоторые из феноменов современности, и попробовали заглянуть в будущее.

Важно то, что любые технологические трансформации накапливаются годами: нельзя просто взять и придумать за пару месяцев новый материал, новые производственные процессы. То, что появляется на рынке, — результат длительной работы специалистов в различных областях. Причем наверняка нельзя предугадать, что выстрелит, а что быстро отправится на покой. Когда-то казалось, что видеокассеты останутся с нами навсегда, да и музыку мы будем слушать лишь с пленочных носителей. Однако на смену им пришли оптические системы хранения информации, которые затем сдались под напором твердотельных накопителей и облаков. Ну как сдались: блестящие кругляшки CD и DVD все еще остаются с нами, хотя их катастрофически мало.

Телефоны стали смартфонами. А чем станут потом?

Мобильные телефоны постепенно превращались из тяжелых «кирпичей» в изящные «трубки», стремясь к миниатюризации, а заодно пытались обзавестись умными функциями: «смартфоны» появились куда раньше, чем можно предположить. Однако они не стали мейнстримом — и не столько из-за цены. Значительная часть потребителей не знала, что делать со всеми этими коммуникаторами и наладонниками — такие были интересны гикам и профессионалам.

В 2002 году популярными все еще оставались мобильники с монохромными экранами, однако вовсю продавались предтечи смартфонов с цветными: 65 тыс. оттенков. Встроенная камера? Пожалуйста — с VGA-разрешением. А еще стереодинамики и поддержка формата mp3, производительный процессор, способный тянуть, например, операционную систему Pocket PC.

Даже сенсорные экраны не стали изобретением нового века: их разработкой занимались задолго до этого, и первые ласточки появились до начала очередного тысячелетия. Поначалу не представлялось возможным отказаться от физических кнопок в принципе, стилус долгое время оставался обязательным аксессуаром. Альтернативой некоторое время была физическая QWERTY-клавиатура, характерная для «коммуникаторов», были и хардкорные варианты — цифровая клавиатура с T9. Скоро стало понятно: телефон можно использовать не только для звонков, а наладонники — не только в качестве мини-компьютера. Нужно было только объединить их.

Телефоны уже давно научились выходить в глобальную паутину: вероятно, функция работы с электронной почтой появилась одной из первых, однако не была востребована из-за высокой стоимости мобильного интернета (как и серфинг позже). Также пройдет еще некоторое время до появления «мультитача» — дисплеев, которые научились понимать несколько одновременных нажатий и жестов.

Фото: Максим Тарналицкий

В прошлом десятилетии смартфоны обрели форму, которая теперь остается неизменной. Одновременно были созданы эффективные экосистемы: мобильные устройства отказались от попыток копировать «компьютерную реальность», став полностью самостоятельными. Одновременно интересы сместились в область тотальной универсальности, хотя предпринимались попытки выпустить «специализированные» версии: «камерофоны» с огромными объективами, изогнутыми и 3D-экранами. Такие в прошлом, борьба ведется за улучшение существующих технологий: производительность, качество изображения и фото, автономность. И можно сказать, что смартфоны уже заменили все: телефоны, телевидение, прессу, радио и что угодно еще — тенденция сохранится.

А производители, достигнув очередного потолка (как в свое время с обычными мобильниками), получили возможности для экспериментов. Появились концепты с прозрачными и гибкими экранами. И те и другие казались бесполезными, но так хотелось оказаться в будущем. Первые гибкие смартфоны были скорее MVP с характерными для новых технологий проблемами: могли ломаться, не всегда выглядели и вели себя так, как задумано. Плюс дорого.

Фото: Fox News

Направление все же имеет право на жизнь: в эпоху мобильного потребления контента под рукой удобно иметь устройство одинаково эффективное во всех сценариях: посмотреть кино, посерфить в интернете, пообщаться голосом или по видеосвязи, сыграть, в конце концов, — где-то нужен экран побольше, в другом случае он не требуется.

Но во что превратятся смартфоны через десять или двадцать лет? Прогнозировать на дальнюю дистанцию — тыкать пальцем в небо. Изменения обычно происходят медленно, потому что затрагивают отдельные аспекты, которые затем, как мозаика, собираются воедино. Сейчас инженеры смогли создать гибкие и эффективные дисплеи, одновременно наращивают возможности фотокамер, увеличивают мощность процессоров и все больше задействуют ИИ. Который продолжит свое развитие и в паре с продвинутыми технологиями производства сенсоров для камер почти наверняка добьется невиданных высот в области мобильной фотографии.

Внешне все остается прежним: владельцы смартфонов не ходят повально с беспроводными гарнитурами и не общаются с помощью очков дополненной или виртуальной реальности, хотя такие технологии уже реализованы. А раз в лет десять все же происходит прорыв: никто, например, не ожидал изменений, произошедших в 2007-м после выхода iPhone.

Со временем дисплеи смартфонов станут еще ярче, и тогда, не исключено, можно будет вернуться к концепции прозрачных экранов, ныне существующих в виде прототипов (а первые условно «прозрачные» смартфоны появились еще 2009-м — это были модели с прозрачными выдвижными клавиатурами). Пока же это тупиковая ветвь.

Не исключено, что мобильные устройства с гибкими дисплеями научатся превращаться в полноразмерные мониторы (сейчас значительную роль в развитии прозрачных и гибких экранов играет именно OLED). Вероятно, вернутся инженеры и к созданию модульных конструкций, позволяющих модернизировать девайсы или создавать на их базе трансформеры. А есть шанс возврата к миниатюризации — в том числе благодаря открытию новых материалов и технологий: смартфон вновь станет небольшим гаджетом, а все его функции лягут на сенсоры и компоненты, интегрированные в другие аксессуары: очки, одежду, в более отдаленной перспективе — контактные линзы и даже имплантаты.

Фото: Ali Pazani

Заодно смартфон — точнее, некое мобильное устройство неведомой пока формы — постепенно превратится в универсальный ключ ко всему: автомобилю, двери в квартире, банковскому счету и любым сервисам. В более развернутом виде, нежели сейчас: без дополнительных телодвижений все будет работать по умолчанию и сразу.

Телевизоры стали тонкими и большими, а потом они исчезнут?

Телевизоры оказались в более выигрышной ситуации: здесь не нужно было выдумывать очередной велосипед — за плечами все же около сотни лет инженерных инноваций. Но драйвером развития индустрии стали не столько технологии производства, например, новых типов экранов (плазменных и ЖКИ), сколько способы передачи и хранения информации.

Вначале толчок дало появление цифрового телевидения, поднимавшего планку качества изображения — как минимум с точки зрения разрешения. Затем рынок встрепенулся благодаря уже упоминавшимся выше оптическим носителям — вначале DVD, а затем — Blu-ray, которые могли хранить видео в высоком разрешении.

Тем не менее еще двадцать лет назад большинство телевизоров в домах обычных людей представляли собой кинескопные устройства. Да, с подросшими диагоналями (максимум — 45 дюймов, но такой могли себе позволить единицы), плоскими экранами, но это все еще были огромные «сундуки». И ценник у них был соответствующий. Затем удалось подтянуть технологию производства плазменных панелей, которые стали дешевле и доступнее, — они «захватили» рынок плоских телевизоров лет на десять (но всегда уступали по продажам ЭЛТ), технологии матриц ЖКИ отставали — размер диагонали был ограничен, а качество картинки все еще заметно проигрывало все тем же ЭЛТ-телевизорам.

В 2006—2007 годах ситуация начала кардинально меняться: цены на ЖК-матрицы пошли вниз, а качество их картинки — вверх. В этом же году технология OLED появилась в коммерческих образцах телевизоров, но пока оставалась в тени. ЭЛТ-телевизоры стали менее привлекательны, плазменные ТВ успешно соперничали, однако технология уперлась в потолок возможностей. Все выглядело достаточно странно: «плазма» с ее отличной контрастностью, углами обзора, цветопередачей, скоростью работы матрицы по каким-то причинам сдавалась под натиском внезапно воспрянувшего новичка (хотя с точки зрения возраста технологии скорее ровесника).

Может, причина в серьезной маркетинговой поддержке ЖКИ «новой волны»: они не выгорают, потребляют меньше энергии, защитное стекло не бликует так сильно, рамки тоньше, к тому же «имеют перспективы». А уж LED-подсветка как хороша! Не помог и анонс вначале 103-дюймового плазменного ТВ на CES 2006, затем, позже — 150-дюймового и 152-дюймового с 4K и 3D. С 2009 года технология засобиралась на пенсию.

Компаниям, которые остались на рынке производства телевизоров и взяли на вооружение ЖКИ, оставалось только наращивать разрешение и работать над улучшением картинки — на программном и аппаратном уровне. И вновь в индустрии засветился OLED, подбодривший рынок, а «поумневшие» телевизоры давно отказались от эфирного телевидения, стали превращаться в примитивный, но хаб для всего: от новостей до игр — главное, чтобы был интернет.

Само собой, предпринимались и попытки «играть с формой» — появились изогнутые телевизоры, но не прижились, как и поддержка 3D-контента в свое время. Теперь их фишка — сверхтонкий корпус и отсутствие рамок. В нагрузку можно получить качественную картинку, нетормозящий интерфейс и приемлемый звук (в эпоху ЭЛТ было проще установить динамики побольше в бездонный корпус).

С одной стороны, кардинальных изменений телевизоры не претерпели за все время своего существования: они все так же показывают изображение на экране, который стал больше, ярче и умеет передавать больше цветов.

В ближайшей перспективе ожидается дальнейшее увеличение разрешения: телик постепенно превратится в «окно» по качеству изображения, будет все сложнее отличить передаваемую цифрой картинку от реальности. В более отдаленной перспективе телевизор как отдельный девайс начнет вымирать, его заменят мобильные и портативные устройства, позволяющие потреблять контент везде, а не только в определенном месте. Здесь мнения расходятся, а представители индустрии стараются не озвучивать прогнозы более чем на пару лет вперед.

Место классических «панелей» займут скрытые и огромные (сейчас ставки, среди прочего, делают на технологию MicroLED и аналоги) — встроенные в стены, окна или иные поверхности (прозрачные телевизоры вряд ли станут мейнстримом как отдельные устройства), телевизоры превратятся в стандарт наподобие радиоточки в каждом доме в прошлом, надо только подождать. Это станет возможно за счет продолжения миниатюризации компонентов, которые можно будет размещать в предметах мебели или «раскатывать» тонким слоем по экрану, и удешевления.

Условный «телевизор» продолжит интеграцию с другими сервисами, заменив, например, личный прием у врача, которому будет достаточно информации с установленных на теле и вовне датчиков и сенсоров, а также избавит от походов к чиновникам, в банки и другие организации. Причем часть работы на себя возьмет облако и ИскИн в нем. А может, откажутся и от экранов — в пользу очков дополненной или виртуальной реальности.

Сложнее дело обстоит с голографическим «телевидением» — в кавычках потому, что вряд ли к моменту распространения технологии оно выживет в нынешнем виде. Технологии, позволяющие выводить объемное изображение, существуют. Правда, для них характерен ограниченный угол обзора, страдает цветопередача и качество в целом, но за последние годы наметился прогресс. Уже есть перспективные разработки, позволяющие уместить 3D-изображение с большим углом обзора в относительно тонкий прозрачный экран (вот, кстати, та сфера, в которой прозрачные дисплеи могут пригодиться), так что их коммерческое применение возможно уже в этом десятилетии. А через двадцать лет, уверял Жан-Люк Пикар, телевидение начнет умирать.

Убернет и данные. Очень много данных

Можно рассмотреть и другие технологические «чудеса» современного мира, однако мы остановимся на том, что стало двигателем этого прогресса — данных. Можно в тысячный раз вспомнить афоризм «Кто владеет информацией — тот владеет миром» за авторством Натана Ротшильда, но спустя много лет он обрел много новых значений.

Системы передачи информации превратились в кровеносную систему человечества: на интернет в широком понимании завязано абсолютно все. Финансы, связь, развлечения, работа и что угодно еще. Двадцать лет назад всемирная паутина казалась чем-то новым и потенциально полезным. Сегодня — незаменимым инструментом, а потенциал не исчерпался. Упомянутые выше мобильная связь и телевидение работают, используя те же каналы, по которым передают подборки котиков для YouTube или треш-ролики для TikTok. А скоро за передачу информации «по воздуху» будет отвечать 5G, спутники Илона Маска позволят интернету добраться до самых удаленных уголков планеты.

Чуть менее десяти лет назад, прогнозируя развитие интернета, 2,5 тыс. экспертов, опрошенных Pew Research Center, выдвинули гипотезу относительно развития интернета к 2025 году. Согласно их прогнозам, всемирная паутина станет как электричество: будет практически везде и станет незаметной — то есть привычной. Тот нечастый случай, когда прогнозы сбываются.

Процесс интеграции всего в сеть будет продолжаться на протяжении будущих десятилетий, «интернет вещей» обретет иные черты: ранее чаще речь шла о встроенных системах, которым нужно как-то общаться, теперь стало очевидно, что концепцию можно рассматривать шире.

Давно стало привычным IPTV, которое было бы невозможным без быстрого интернета. Трансляция контента в 4K распространяется, потом придет черед 8K (телевизоры подтянутся до момента своего исчезновения), игровой стриминг заменяет в некоторых странах домашний игровой компьютер или приставку (а его поддержку реализуют в тех же телевизорах). Уже существуют облачные операционные системы, а также программное обеспечение, которое использует внешние вычислительные мощности — с течением времени их будет становиться больше.

Мир продолжит наполняться различными средствами сбора и трансляции данных. В этом есть как минусы (ковровое наблюдение), так и плюсы (доступ к любой информации и контенту отовсюду). Добавит огня и виртуальная реальность, для обсчета которой к тому же не будет требоваться локальная машина: все будет происходить «где-то», появятся новые общественные места, населенные аватарами. Вряд ли жизнь перетечет в синтетический мир полностью даже в ближайшие двадцать лет, однако времени там будут проводить все больше. Тем более VR станет и местом работы, и будет не важно, находитесь вы в офисе или дома — интерьера никто не увидит.

Изменения продолжатся в системе образования, которая будет все меньше «заточена» под постоянное очное присутствие. Это скажется на стоимости его получения, а также занятости преподавателей — она пойдет вниз. Трансформируется и медицина: в операционных появятся роботы, а хирургу не придется терять время на поездку к сложному пациенту, что уж говорить о простых консультациях (информацию для которой можно взять с имплантированных датчиков или носимых устройств). Часть обязанностей на себя возьмет все тот же ИИ из облака.

Очевидно, что спустя двадцать лет вопрос «можешь в интернете глянуть?» звучать вряд ли будет. И мир изменится самым неожиданным образом: ни один прогноз не скажет каким.


Партнер материала – банковская карта Nova

Nova — передовой продукт А1 и «Альфа Банка». При оформлении до 31 декабря 2022 года карта дает клиентам А1 шесть месяцев скидки 50% на абонентскую плату вне зависимости от суммы операций. По окончании акционного срока для сохранения скидки нужно будет совершать транзакции по карте на сумму не менее 500 белорусских рублей в месяц. С ноября при поддержке Mastercard для держателей Nova запущена бонусная программа. За каждый чек от 20 белорусских рублей в магазинах Green и «Соседи» будет возвращаться 10% баллами на карту. Их можно обменивать на сертификаты партнеров. Подробности — на nova.by

Спецпроект подготовлен совместно с унитарным предприятием «A1», УНП 101528843.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Сергей Сергеев