24 апреля 2022 в 8:00
Источник: Кирилл Бескоровайный. Фото: иллюстрация Максима Тарналицкого

Криптоголливуд. Как заработать миллионы, просадить миллионы, построить свое государство и купить булочку за BTC

Когда-то Слава покупал биткоины по 8 долларов и, если бы продал их сейчас, был бы очень богатым человеком. Но вся эта криптолихорадка, говорит он, не сделала его счастливым. В очередном выпуске #спецмонолога наши герои, энтузиаст и бизнесмен, рассуждают о том, что криптовалюты — это не просто спекуляция и шальные деньги, но и способ «потерять себя», и ориентир для развития будущего. Как заработать много и много потерять? Когда мы сможем ходить с BTC в булочную? Поможет ли крипта обойти санкции? Реально ли за счет децентрализации создать не просто «деньги из воздуха», но и первые независимые криптогосударства? Задаем вопросы и получаем ответы.

1. Зачем люди приходят в крипту? Вложил все накопления — что вышло

Слава, криптоинвестор: О криптовалюте давным-давно мне рассказал близкий школьный друг. Захватила мысль, что появляется что-то, не подконтрольное одному центру, отождествляющее свободу. Это привлекло.

Я тогда работал на себя. Был достаточно сложный период. Нужно было улучшить жилищные условия, отделиться от родителей. Скопил около 30 000 долларов. И сделал ставку на зеро: купил биткоины на все по курсу в районе 8 долларов (сейчас курс около 40 000. — Прим. авт.). Так и началось.

В гараже устроили с другом майнинг-ферму. Я один из тех, кто заказал первую партию «Асиков» из Китая, первую партию КnC из Швеции. Но майнинг — хлопотная работа. В биткоинах мы даже проиграли. Лучше бы купили на эти деньги BTC. В долларовом эквиваленте выиграли.

В этом деле от побед до поражений пару шагов. Была такая валюта «либерти». Я перевел для обмена в Прибалтику одному человеку крупную сумму в биткоинах. А он оказался мошенником и пропал с моими деньгами. В районе 1000 биткоинов я потерял. Было жалко… И сейчас жалко.

2. Как не стать мажором, когда заработал много?

Слава: Вскоре я понял, что удачная инвестиция — это ключ к потере самого себя. Постепенно ты превращаешься в человека, который лишь расходует средства. Не надо париться, не надо работать: фактически ты становишься мажором. Паразитом даже. Я понял, что из айтишника я трансформируюсь в человека без профессии. Это было главным злом... Была и звездная болезнь, конечно. Но без перегибов.

Мне кажется, я покупал вещи в достаточно хорошем соотношении цены и качества, включая автомобили и мотоцикл. Honda Gold Wing вроде не космос по мажорству. Да у меня и Instagram нет, чтобы красоваться.

3. Чем живет «криптотусовка»?

Слава: Это особый мир, я бы назвал его подобием Голливуда. Там есть топовые актеры, а здесь топовые держатели крипты. Вокруг целый шлейф людей, предлагающих тебе что-то. Какие-то проекты, инвестиции. Это утомляет.

Было забавно, когда мне всерьез предлагали приехать то ли во Францию, то ли в Италию и сдать биткоины по очень выгодному курсу. Показывали 500-евровые купюры, пересчитывали на камеру. Обещали, что доставят вертолетом. Я понимал, что это развод, что, если я клюну, меня в лучшем случае ограбят, а в худшем убьют.

4. Сколько людей сейчас пользуется криптой?

Андрей Михайлишин, основатель криптопроекта Joys: Сегодня более 17 миллионов россиян владеют криптовалютой. Это 11,5 процента населения страны. Крипта, несомненно, стала частью жизни и бизнеса. По Беларуси у меня таких данных нет, но процент проникновения точно не меньше, чем в РФ.

В целом эксперты говорят, что пока около 10% активных людей в мире вышли в поле криптовалют. Есть мнение: когда подтянутся остальные, рост будет взрывным.

«Если пузырь не лопнет».

Photo by Harrison Kugler on Unsplash

5. Поможет ли крипта обойти санкции?

Обойти — вряд ли, говорят наши герои. Но рынок в Беларуси и России точно активизируется.

Андрей: От клиентов банков появились просьбы «расшить» международные платежи. Конечно, есть много сложностей. Это не серая история, но и не белая, могут возникнуть вопросы у бухгалтерии, у налоговой. Но это потом. Сейчас нужно срочно что-то решать. Думаю, «черный лебедь» в виде санкций точно даст толчок развитию криптоиндустрии.

6. Когда биткоином можно будет заплатить в булочной?

Слава: Биткоин для расчетов между физлицами подходит не очень. Цена транзакций достаточно высокая. Скорее, это цифровое «золото». Но вокруг BTC развиваются более удобные, быстрые и дешевые технологии, пригодные для платежей. Те же самые деривативы. В этом смысле, наверное, криптовалюты придут и в булочную.

Андрей: Еще год назад у нас работала такая возможность для потребителя: покупать товары широкого спроса при помощи крипты. Сейчас наш расчетный центр в России потерял лицензию, но мы планируем восстановить инфраструктуру к лету. Было подключено около 70 точек — магазинов, ресторанов, где за биткоин и эфир можно было покупать реальные товары. Это похоже на то, как работает карта Visa. Когда человек приходит в магазин, продавец ведь не знает, что у него на карте — тугрики, евро, рубли, дирхамы. Для магазина важно, что на его расчетный счет придет рубль. Мы делали то же самое с криптой.

И если раньше банкам это было пускай и интересно, но они смотрели с опаской, то сейчас с ними проще общаться. Поэтому биткоин в булочной — это уже совсем не фантастика.

7.Когда появятся децентрализованные государства?

Это модный концепт, который развивают сейчас многие «настоящие» энтузиасты блокчейна во главе с бывшим техническим директором Coinbase Баладжи Шринивасаном. Проекты могут быть разными — или коммуны в океане, или отдельные города, которые будут в состоянии договориться с правительствами отдельных стран и выкупить у них землю. Такие государства будут пользоваться децентрализованными финансами, децентрализованным правом, структура их управления также будет кардинально отличаться от той, к которой мы привыкли сейчас. Никаких лидеров и автократов. Тотальная децентрализация.

Проект Atlas Island

Андрей: Я верю в распределенные системы данных. Большой рывок я вижу в развитии DAO (децентрализованная автономная организация, механизм управления которой — код и коллективный разум. — Прим. авт.) и DeFi (децентрализованные, то есть независимые от банковской системы финансы. — Прим. авт.), хотя с ними есть вопросы — по защите от скама, например. Нужно время, чтобы этот рынок устоялся.

Что касается распределенного государственного управления, то здесь, скорее всего, государства будут долго сопротивляться. Я не верю в крах государств в ближайшие 100 лет. Они останутся.

Слава: Попытка Facebook сделать метавселенную, пожалуй, самый серьезный шаг на пути к криптогосударствам. Но я не думаю, что эти процессы будут быстрыми. Что вообще такое независимая криптострана? Это возможность для большого людей, которых не устраивает текущее положение дел, взять и перебазироваться в другое место без потери качества жизни. Как только у граждан появится возможность полноценно выбирать такие места и мигрировать туда, в сторону лучшего и более справедливого, тогда и будут развиваться криптогосударства.

8. Что такое на самом деле web 3.0 и почему пока это утопия?

Андрей: Это децентрализованный распределенный мир. Когда мы говорим о web3, то это и распределенные верифицированные данные, которые невозможно подменить, и распределенная финансовая система, и система управления — та самая демократия 2.0.

Пока это сверхзадача — создать web3. Но возможно, именно тот факт, что мир сейчас активно разделяется политиками, и подтолкнет новую сферу к развитию.

Чем больше нас будут пытаться разъединить, тем мудрее будет для нас стремиться к объединению. Это для меня и есть web3.

Слава: Все это звучит красиво. Но пока что миром управляют люди с ракетами. Они и потребуют четкого контроля финансовых потоков. В этом проблемы с развитием децентрализации.

Плюс ко всему. Пока мы не решим вопрос с оракулами (упрощенно говоря, возможностью правильно и универсально для всех игроков верифицировать реальные события и отношение к ним. — Прим. авт.), мы не сможем активно развивать ни web3, ни криптогосударства. И начинать нужно с реального мира. Нужно, чтобы появились те источники информации, которым будут доверять все. А мы от этого далеки.

Photo by Shubham Dhage on Unsplash

9. Когда лопнет пузырь?

Слава: Помню эти заголовки — «100 причин, почему биткоин — это фейк». И в таком духе. Но жизнь показывает обратное. Мы видим дикий рост BTC, грубо говоря, от 1 цента до нынешнего курса. Оппоненты обычно приводят в пример историю с луковицами и крах доткомов. Пускай многое созвучно, но ни один из прогнозов относительно биткоина не сбылся. Менялась цена на фоне громких новостей вроде банкротства биржи Mt. Gox, но не более того.

В данный момент, я считаю, тема раздута. А когда в процесс «криптовизации» будут вовлечены оставшиеся 90% людей, то область разогреется еще больше. И сразу же резко охладится. Но это тоже будет всего лишь одним из этапов в жизни BTC.

Андрей: Думаю, что обрушение биткоина возможно. В блокчейне мы видим кошельки с огромными залежами BTC, которые не двигались очень давно. Но в какой-то момент они могут двинуться. В какую сторону это толкнет рынок, неизвестно. Поэтому риски остаются. И все должны это прекрасно осознавать.

Но при этом я уверен, что биткоин и эфир — именно они — с нами надолго. Мне нравится аналогия с цифровым золотом. Почему человечество так ценит золото? Почему мы добываем этот металл и складируем его в хранилища, охраняем как зеницу ока? Почему именно его? Инки считали, что конкистадоры больны и их болезнь лечится золотом.

Для многих точно так же сейчас непонятно, «почему биткоин». Мы тоже больны биткоином? Возможно. Но он останется.

10. «Уйти в крипту и не работать». Это реально?

Слава: Я прошел много потерь, в том числе в трейдинге. Были попытки выгодно инвестировать в криптофермы и криптовалюты. Понял, что это ни разу не профессия. Несколько лет назад начал жизнь заново, чтобы развиваться как профессионал.

Важно понимать: обыватели, инвестируя в крипту, за один день не станут криптотрейдерами. Не стоит даже рассчитывать, что вы уйдете с основной работы и это вас прокормит. Кому-то может повезти. Но большинству нет.

11. Чего не стоит делать, если вы все же решились. И с чего начать

Слава: Не стоит торговать с плечом 100. И вообще торговать с плечами. Не надо верить в волшебные монеты, которые стрельнут и сделают вас миллионерами: скорее всего, они окажутся скамом. Не стоит также вкладывать в криптовалюты последнее. Только то, что не критично потерять. И уж тем более не берите в кредит и не закладывайте недвижимость. Как бы заработок ни манил.

Войдя в крипту неудачно, можно потерять родных, близких, друзей, как много раз происходило на моих глазах. Некоторые были близки к тому, чтобы свести счеты с жизнью.

Это базовые советы. А далее можно развлекаться. Выделяете некую сумму, которой готовы рисковать без особых последствий, определяетесь со стратегией. В майнинг я бы не рекомендовал сейчас категорически, там нужны индустриальные мощности. Остается ниша инвестиций. Определяете себе цель: например, удвоить сумму — покупаете тот же Eth (эфир), ждете роста, фиксируетесь, выводите. Не держите и не торгуйте дальше. Такой путь приводил к краху слишком многих.

12. Осталась ли в крипте «романтика»?

Андрей: Я сильно опечалился, когда стоимость одной транзакции в эфире подскакивала до 150 долларов. Это ужасно. Мы ведь начинали с чего блокчейн?

Мы говорили: хотим перестроить мир жадных банков, которые сидят на финансовых потоках и сосут кровь экономики.

Но друзья, когда мне нужно перекинуть деньги или имплементировать смарт-контракт и я должен платить бешеные деньги… По сути, мы уходили от жадности и к ней же пришли. Однако ситуация, к счастью, меняется.

Слава: Мы все еще романтики. Нас привели в крипту попытки поменять мир к лучшему. И мы от них не отказываемся.

802.11ac (Wi-Fi 5), 2.4 ГГц/5 ГГц, до 1900 Mbps, 1xWAN, 4xGigabit LAN
802.11ax (Wi-Fi 6)/Bluetooth 5.1, 2.4 ГГц/5 ГГц, до 1775 Mbps, 802.1X, 1xWAN, 4xGigabit LAN, 2xUSB
802.11ac (Wi-Fi 5), 2.4 ГГц/5 ГГц, до 2033 Mbps, 1xWAN, 3xGigabit LAN

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Кирилл Бескоровайный. Фото: иллюстрация Максима Тарналицкого