Откуда взялись «цифровые наркотики», о которых снова вспомнили

07 апреля 2022 в 8:00
Автор: Ян Альшевский. Фото: Marlene Leppänen

Откуда взялись «цифровые наркотики», о которых снова вспомнили

Примерно 150 лет назад, еще в первой половине XIX века в литературе стала появляться информация о феномене, связанном с «бинауральными ритмами». Предполагается, что об их существовании впервые задумался физик и метеоролог Генрих Вильгельм Дове из Пруссии. Точнее, он описал явление, которое на некоторое время обрело популярность и затем было надолго позабыто.

XIX век, начало

Значительную часть своей карьеры Дове посвятил науке о погоде. Он регулярно проводил исследования и опубликовал немало трудов, тем самым внеся свою лепту в развитие современной метеорологии. Его же упоминают как человека, который описал «раннюю версию» того, что позже стали называть эффектом Кориолиса (в честь французского математика Гаспар-Гюстава Кориолиса).

Однако среди определенной аудитории Дове стал известен как первооткрыватель бинауральных ритмов. История умалчивает о том, что именно подтолкнуло физика к проведению экспериментов для проверки этой теории, однако в 1839 году ученый опубликовал результаты исследований, в рамках которых проводился эксперимент, связанный с восприятием звуков разной тональности человеком.

Испытуемого посадили в комнату, разместив по бокам по камертону. К ушам от камертонов подвели слуховые трубы — аналог современных наушников или слухового аппарата, представляющего собой трубку с раструбом на одном конце и сужением на другом. Камертоны вибрировали на разной частоте: например, один — на 455 Гц, второй — на 480 Гц. Испытуемый слышал два реальных звука и третий — очень замедленный, как будто создаваемый уже его собственным восприятием. Вот его-то и назвали бинауральным тоном. Позже выяснилось, что человек слышит звук на частоте разницы между тонами — в данном случае 25 Гц (принято было считать, что для получения эффекта разница должна быть не более 30 Гц).

XX век, попытки объяснить

Ну существует и существует — найти применение открытию не смогли, а в современном мире за такое вполне могли бы вручить Шнобелевскую премию. Очередной всплеск интереса к бинауральным ритмам случился в начале семидесятых годов прошлого века, когда постепенно пошло на спад движение хиппи, отзвуки которого, однако, еще витали в воздухе.

За дело взялся биофизик Джеральд Остер. Его работа носила исключительно научный характер, однако при большом желании, изучая ее избирательно, можно сделать «ненаучные» выводы. Ими и манипулировали те, кто увидел в бинауральных ритмах нечто «совсем скрытое» и потому сверхценное и важное (добро пожаловать в мир теорий заговора).

Остер же решил обратиться к наработкам его предшественников, считая, что бинауральные ритмы можно применять для диагностики медицинских состояний (расстройств, необязательно напрямую связанных со слуховой сенсорной системой), а заодно занимался изучением особенностей восприятия звуков для ориентации в пространстве, вычленения в общем шуме отдельных звуков и так далее. Так, Джеральд Остер нашел связь между невозможностью воспринимать бинауральные ритмы и ранними стадиями развития болезни Паркинсона. Также он говорил о связи гормональных циклов и все тем же восприятием бинауральных тонов.

Остер выдвинул предположения, согласно которым бинауральные ритмы задействуют несколько иные нейронные связи, чем обычные звуки, и потому могут вызывать новые ощущения и переживания, оказывать дополнительный эффект вне зависимости от того, находятся волны в слышимом диапазоне или нет. Впрочем, подобное далеко не фантастика: есть сходство с восприятием, например, монотонного ритма, который вводит в состояние транса (так, можно обратиться к творчеству Heilung или послушать мелодии племен разных регионов мира). Вероятно, бинауральные ритмы задействуют «еще более глубинные» структуры.

Исследования Остера подпитали интерес к феномену, появились предположения, что бинауральные ритмы способствуют возникновению измененного состояния сознания, позволяют видеть более яркие сны, снижать интенсивность боли, дают всплеск творческости и интеллекту, помогают добиться высоких результатов на половом фронте и нейтрализуют гиперактивность — все в зависимости от разницы колебания тонов.

XXI век, эксплуатация идеи

Изыскания на эту тему проводились, но не масштабные и потому не ставшие особенно популярными. Мода на «странные ритмы» продержалась лишь некоторое время, взяв паузу до середины 2000-х. Кто-то ушлый решил воспользоваться моментом — так появилось движение «айдозеров» (от английского I-Doser). Может, этому способствовало распространение портативных устройств для прослушивания музыки и ее доступность. Этим человеком стал Ник Эштон, чей проект существует до сих пор.

Эштон сыграл на интересе к запретному плоду, получению удовольствия, тяге к технологичному и неизведанному, запустив тему с «аудионаркотиками» (или «цифровыми наркотиками»): скачав специально подготовленные треки и послушав их, якобы можно было получить эффект как, например, от приема алкоголя или даже добиться оргазма. Треки кодировались в контейнер и были доступны для прослушивания через проприетарный плеер с открытым исходным кодом.

Нюанс заключался в том, что прослушать трек можно было лишь определенное количество раз («доз»). Не исключено, что заплатившие деньги оказывались в роли придворных голого короля, заявляя об эффективности «айдозеров» — так назывались запакованные композиции. У других, видимо, срабатывал эффект плацебо. В сети появились тысячи поклонников I-Doser, утверждавших, что испытали невероятные переживания. А позже контейнер раскодировали, что привело к распространению треков на многих интернет-площадках. Аудитория «потребителей» резко выросла, а популярность, напротив, пошла на спад: последовало разочарование.

По словам доктора психологии и профессора Уильяма Робинсона из LSU School of Public Health, треки действительно могли воздействовать как раз из-за той самой математической разницы в герцах, о которой говорилось выше. Он отметил, что в альфа-ритме колебания в мозге составляют 8—13 Гц. Соответственно, если подстроить бинауральный ритм под эту разницу, можно вызвать у слушателя ощущение покоя (если человек воспринимает бинауральный ритм и находится в подходящем состоянии). Также можно подстроится под дельта-волны (глубокий сон), тета-волны (медитация, легкий сон), бета-волны (высокая активность). Вероятно…

Эштон говорил о высокой эффективности «айдозеров» и, что важно, считал ее доказанной. Именно этот аспект вызывал основную критику: соответствующих исследований, по крайней мере подтвержденных научным сообществом, не проводилось. Однако никто не мешал ссылаться на широко известных в узких кругах специалистов. Эштон также предлагал бесплатную «дозу»: мол, мы не обманываем, сами попробуйте. Но для получения эффекта требовалось выполнить кучу условий: и обстановка должна быть правильной, и техника для прослушивания (плюс много чего еще). К слову, необходимость выполнения множества условий, в том числе «моральной подготовки», только подпитывала вероятность получения эффекта плацебо.

Робинсон же назвал все происходившее «обычным маркетингом».

2022 год, новая волна

На этот раз бинауральные ритмы продержались на волне популярности около четырех лет, после чего хайп вокруг них начал угасать. Однако идея не осталась в забытьи. В конце марта 2022 года появилось масштабное исследование на эту тему — вероятно, первое в своем роде.

Опрос проводился в рамках Global Drug Survey, который считается одним из эффективных способов сбора информации для получения картины потребления алкоголя и наркотиков в мире или отдельных регионах. В нынешнем опросе приняли участие более 30 тыс. человек из 22 стран.

Согласно полученным данным, 72% респондентов использовали бинауральные ритмы для расслабления и чтобы ускорить процесс засыпания, 35% — чтобы изменить настроение, 12% — чтобы получить эффект как от психоделиков. Авторы исследования отмечают, что последняя группа сформирована в основном из тех, кто ранее принимал подобные наркотики. Оказалось, что к «приему аудионаркотиков» более склонны молодые люди, в прошлом пробовавшие запрещенные препараты. Здесь нужно указать на то, что Global Drug Survey проводится среди соответствующей аудитории либо с участием групп риска.

Но важнее в этом исследовании цифра, указывающая на вероятную эффективность «цифровых наркотиков»: о каком-либо эффекте сообщили 5% респондентов. Источником треков чаще всего становились YouTube и Vimeo, за которыми следуют Spotify и другие платформы.

Авторы исследования считают, что «аудионаркотики» вновь неожиданно стали набирать популярность по всему миру. Почему? Ответа пока нет. Потому, как считает Моника Барратт из Мельбурнского королевского технологического университета, требуются новые исследования. По ее словам, теоретически бинауральные ритмы можно использовать для лечения от наркотической зависимости, но лишь как дополнение к общепринятым методам.

Читайте также:


беспроводные наушники с микрофоном, внутриканальные, портативные, Bluetooth, 20-20000 Гц, быстрая зарядка, время работы 8 ч, с кейсом 40 ч
беспроводные наушники с микрофоном, внутриканальные, портативные, Bluetooth, быстрая зарядка, время работы 5 ч, с кейсом 24 ч, активное шумоподавление
беспроводные наушники с микрофоном, внутриканальные, портативные, Bluetooth, быстрая зарядка, время работы 8 ч, с кейсом 28 ч, активное шумоподавление
беспроводные наушники с микрофоном, вставные, портативные, Bluetooth, быстрая зарядка, время работы 5 ч, с кейсом 24 ч
беспроводные наушники с микрофоном, внутриканальные, портативные, Bluetooth, 20-20000 Гц, быстрая зарядка, время работы 5 ч, с кейсом 20 ч

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Ян Альшевский. Фото: Marlene Leppänen