«В месяц уходит $250—300». Айтишник-белорус остался в Эквадоре из-за COVID-19 и не пожалел

196
16 ноября 2020 в 8:00
Автор: Станислав Иванейко. Фото: архив героя публикации

«В месяц уходит $250—300». Айтишник-белорус остался в Эквадоре из-за COVID-19 и не пожалел

Год назад Илья получил удаленный контракт на работу и решил: раз нет привязки к офису, можно провести зиму в более теплой стране. Так программист отправился в Эквадор, но первоначальные планы изменились — вместо полутора месяцев Илья уже почти год живет на побережье океана в эквадорской деревушке. Мы поговорили с разработчиком о жизни в экзотической для нас стране.


«А потом — бац! — пандемия»

— Почему Эквадор?

— Я программист-разработчик. Где-то в ноябре прошлого года случился удаленный контракт на Германию. Давно хотелось поехать куда-нибудь зимовать, поэтому регулярно мониторил агрегаторы. И вот однажды появились билеты за $300 туда-обратно в Эквадор, которые я, недолго раздумывая, и купил. Билеты были на два месяца: чтобы успеть научиться серфить, понаслаждаться жизнью на океане да поехать в перуанские джунгли на время отпуска — познавать разнообразие форм жизни. А по прилете обратно, считай, и зима закончилась бы. Но что-то есть в числе 2020, что рушит все планы…

— Получается, застрял из-за коронавируса?

— Да, приехав на побережье Эквадора, в Монтаниту, хотел провести там всего две недели. А потом — бац! — пандемия, все закрывается. Уже даже из города не выедешь: автобусы перестают ходить, на границах городов выставляют блокпосты. Дальнейшие размышления: «Ну а что, картинка приятная, много фруктов, океан теплый, люди дружелюбные». Пока остальные европейцы спешно улетали на эвакуационных рейсах, смекнул, что оставаться закрытым на океане все же приятнее, чем в четырех стенах.

— Ты окончил БГУИР?

— Да, КСиС. У меня семья программистов, так что проще было «войти в струю». Отец БГУ оканчивал, мать — МРТИ. Хотелось получить больше практических навыков, чем пять лет изучать математику, поэтому БГУИР показался соблазнительнее БГУ. Поступал в 2011-м, на тот момент моих 355 баллов было достаточно для прохождения на бюджет как на ФПМ, так и на КСиС (там было 345). Не пожалел, правда, сейчас, знаю, классные преподы поуходили, обидно за факультет. Хотя последние события вдохновляют.

Я быстро начал работать: тогда к нам волнами приходили EPAM, Itransition, iTechArt. И, собственно, возможность поиметь среднюю белорусскую зарплату со старта очень прельщала студентов, потому мы активно устраивались во все растущие «корабли». Я выбрал Itransition: там требовалось много .NET-разработчиков, а у нас эту дисциплину вел прекрасный преподаватель. Через какое-то время после Itransition я два года поработал и в EPAM. И уже после этого нашел контракт с заказчиком из Германии.

Дальше последовала вполне простая мысль: зачем работать удаленно из Минска, когда можно работать так же из Эквадора? Только разница во времени большая — семь часов с Германией. Но привык.

В Минске, кстати, до сих пор снимаю квартиру — у меня там кошки. (Смеется. — Прим. Onliner.) Я ведь изначально думал на два месяца уезжать, попросил друзей приходить, чтобы они кормили животных да растения поливали. Но случилось так, что друзья подселились. (Смеется еще громче. — Прим. Onliner.) Благо арендатор пошел навстречу и немного снизил цену.

В Эквадоре же случилось экстраординарное предложение: я нашел комнату с личной ванной (habitacion con bano privado) за $80 в месяц. Разумеется, были варианты более европейские, но, соответственно, намного дороже. Мое же обиталище попроще, зато с местным колоритом и личной верандой с гамаком.

«За неделю могу потратить от силы $15—20 на продукты»

— Ты остался почти на год по обычной туристической визе?

— О, это интересная история. Белорусы могут оставаться в Эквадоре три месяца в год. Но случилась пандемия, и 7 млрд человек оказались взаперти, в том числе эквадорцы. Плюс страна сильно туристическая, поэтому всем, кто остался, продлили визы. Карантин реально был: закрылись рестораны, работали лишь аптеки и некоторые магазины, вводили круглосуточный комендантский час, на улице можно было быть только в маске и выходить только «за хлебом» — города патрулировали армия и полиция. Они были даже на пляже, хотя после разгона вышедших погреться сами ходили фотографировались.

Я иногда нарушал правила: ходил серфить, несмотря ни на что. К туристам здесь относятся лояльнее: сделают выговор и отпустят. А вот местным — сразу штраф, доску заберут, да еще и в тюрьму за «повторку» посадят.

В общем, визу мне до сих пор продлевают. С 12 декабря страна вроде как выходит из карантина, но на фоне закрывшейся Европы таю надежду, что продлят еще раз. (Смеется. — Прим. Onliner.) Если же нет, то туристам и экспатам дается 30 дней на урегулирование своего положения в стране. На этот случай сейчас собираю документы для подачи на профессиональную визу: нужны диплом с апостилем, справка об отсутствии судимости, а также выписка из банка о наличии на счете $10 тыс. — это примерно 24 то ли средние, то ли минимальные зарплаты. Это в целом разумно: ты два года должен быть способен минимально обеспечивать себя.

Впрочем, если все же не закроются еще раз, рвану в Перу — гештальт, так сказать, закрывать. Большой вопрос, когда возвращаться в Беларусь. С одной стороны, хочется домой, побегать во всю мощь с друзьями, а с другой — многим приходится уезжать, быстро пакуя рюкзак.

— Сколько в месяц тратишь на жизнь в Эквадоре?

— Сейчас я в очень спокойном и адекватном режиме: работаю из дома, продукты покупаю не в супермаркете, а у местных — приезжают грузовички с фруктами, овощами, морепродуктами, яйцами, даже туалетную бумагу с антибактериальным гелем развозят. За неделю могу потратить от силы $15—20 на продукты. Из остального — за телефон плачу $10, иногда езжу на дайвинг.

Активности, надо сказать, довольно дорогие. Пойдешь в незнакомый дайвинг-центр как турист — получишь $90—100 за сессию. Арендуешь доску «не у своих» — $8—10 в час. Если же приходишь к знакомым или друзьям, то, по сути, платишь только за аренду оснащения, и это будет $30—40, а доску для серфинга могут дать и так.

Из более крупных трат — сделал себе лицензию для дайвинга (давно мечтал) Open Water за $350. Еще купил доску для серфинга с костюмом и велосипед. Это еще $550.

В целом же сейчас живу на $250—300 в месяц. Туристов мало, хостелы и дома стоят пустые, владельцы уже смирились — говорят, хоть бы «коммуналка» покрывалась. Поначалу тратил гораздо больше: только за маленькую квартиру отдавал $350, любил поесть в заведениях и арендовал мотоцикл. Классический обед almuerzo стоит $3,5. Если же выбирать из меню, в ресторане можно и $10 оставить. Но оно того стоит: морепродукты на любой вкус, свежайшие овощи делают то же севиче (блюдо из морепродуктов либо рыбы с овощами. — Прим. Onliner) по-настоящему вкусным.

Плюс уроки по серфингу, дайвингу, поездки выходного дня — посмотреть на китов. То есть в месяц могло и $1200 потратиться. Но сейчас, поскольку уже и доска своя, и жилье дешевле, а некоторые местные блюда готовлю сам, $250 — очень комфортная сумма.

— Расскажи про эквадорскую деревню. Как она выглядит?

— Они называют ее «пуэбло» — и это не та деревня, которую мы подразумеваем. «Пуэбло» здесь произносят с эдаким уважением. Это место, где жить хорошо, и, уехав в большой город, его вспоминают с ностальгией.

Признаться, большие города я не оценил: в целом грязно, воздух ужасный из-за машин, а архитектура, если выходишь из центра, такова, что дома стоят без внешней отделки. Но местным, похоже, нормально.

Я живу в «пуэбло», которое называется Монтанита. Оно прямо на побережье. Место туристическое, здесь много баров, ресторанов, клубов. Первое время активно тусовался, но вскоре, купив велосипед, больше стал ценить пение птиц в шесть утра вместо затихающей вечеринки — в общем, живу подальше от центра. При этом до пляжа пять минут, по дороге часто проезжают грузовички с продуктами, а дедушка на скамейке, завидев каждого, говорит Buenos Dias/Tardes («Доброе утро/день») и курит табак. Уютно. Говорят, в Колумбии еще колоритнее.

«Местные власти заботятся, чтобы криминала не было»

— Место безопасное? Все-таки Южная Америка, да еще и город маленький.

— Конечно. За все это время не было ни намека на то, чтобы бумажник отобрали или пригрозили ножом. Поначалу стремался: у нас сложился достаточно опасное представление относительно Эквадора и Южной Америки в целом. Когда только прилетел и оказался в столице (Кито), часто оглядывался, держался подальше от прохожих, ездил на такси.

После первых знакомств с местными попустился и рассмотрел людей с таким же желанием жить счастливо и в мире с собой. В общем, что в голове, то и вокруг. Конечно, все равно продолжал соблюдать меры предосторожности: не носил с собой больше $40, цеплял замок на велосипед и не светил телефоном, по возможности оставляя все это дома. Думаю, я человек такой: нахожу с многими общий язык, и местные меня не пробуют разводить. Хотя на рынке поторговаться — это святое.

Единственное, однажды поехал на велосипеде в «пуэбло» вечером коктейлей попить и оставил его там пристегнутым на замок примерно до восьми утра. Когда вернулся, велосипеда уже не оказалось.

А так я хожу без опасений что днем, что ночью. Может быть, если идешь с большим рюкзаком мимо ребят, которые торгуют кое-чем, то замечаешь, что они на тебя смотрят с большим интересом. Но Монтанита — туристический город, и местные власти (коммуна) заботятся о том, чтобы криминала не было. Естественно, если приезжих начнут грабить или убивать, доллары тратить никто не приедет.

— Ты успел выучить язык?

— Да. Испанский, как оказалось, учится быстро, если знаешь английский. Учил на ходу. Мотивация была своеобразная: бывшая девушка говорила на испанском, и я такой: «Все, я должен выучить испанский!» Английский я знаю хорошо, и на этой основе испанский тоже нормально пошел.

Русскоговорящим, думаю, вообще легче: все спрягается, склоняется, формы меняются, а испанцы только спрягают глаголы (это самое объемное) и перед или после добавляют местоимения для указания субъекта или объекта.

Разумеется, у меня не C1, чтобы утверждать обоснованно, но испанский дается мне в качестве третьего языка довольно легко. Впрочем, у меня преимущество по сравнению с теми, кто учит язык в Беларуси: все-таки я постоянно общаюсь с носителями, а не приходящим на занятие раз в неделю-две «нейтивом».

Хорошо, если процентов пять эквадорцев говорят на английском. Поэтому язык в любом случае учить нужно. Меня сильно выручило то, что в первое время после начала пандемии я жил в хостеле, и ребята учили меня паре слов в день, попутно объясняя правила. И как-то постепенно все выстраивалось. Самое необычное — это наблюдать, как поток речи начинает становиться членораздельным, выделяются глаголы, распознаются времена, местоимения, а в голове выстраивается смысл беседы.

— А тест на уровень языка сдавал?

— Нет. Но, мне кажется, было бы где-то B1 или A2. Я могу базово изъясняться на разные темы, даже на тему программирования, понимаю речь на слух, могу поддержать беседу, не говоря о базовых вещах вроде того, чтобы сделать заказ или спросить, куда едет автобус. Местные любят общаться, поэтому быстро подтянут до уровня small talk.

«У эквадорцев масштаб стартапа другой»

— Эквадорцы как-то отличаются от нас в плане отношения к жизни, работе, быту?

— Они сильно верующие христиане: много церквей, часто говорят о боге — в каждом доме видел икону, а на улицах целые алтари стоят. Люди приветливые, к туристам относятся хорошо. Социальные связи для них — это если не все, то очень многое: знаешь ли ты вот такого-то человека, что о нем думаешь. Наверное, накладывается отпечаток небольшого городка и то, что все всех знают. Посплетничать, кто с кем спит, кто кому должен и как кому-то стоит правильно жить, — это запросто, секретов быть не может.

Люди они довольно мечтательные, многие грезят какими-то проектами и планами. Это немного похоже на американцев: тоже каждый хочет свой стартап. Только у эквадорцев масштаб стартапа другой: не мир изменить, а стать рыбаком, купить лодку, заработать на продаже рыбы и открыть бизнес по дайвингу, ресторан или хостел.

И об этом может рассказывать человек, у которого нет денег на обед в заведении. Такие контрасты меня сильно удивляли. Они очень умело выстраивают личный образ, который, увы, зачастую не соответствует реалиям.

Зато для них честь — это главное, вот ее ни в коем случае нельзя терять. Здесь целые правила по общению при конфликтах, что и когда можно говорить, кому и для чего.

— Про Беларусь эквадорцы что-нибудь знают?

— Большинство — нет. Некоторые слышали, но не знают, где находится наша страна и почему мы не Россия. А отдельные удивляют познаниями о том, что у нас протесты. Но это как и у нас: если тебе человек скажет, что он из Эквадора, даже толком и непонятно, где это. Я, пока не купил билеты в Эквадор, сам не понимал, где Колумбия, Бразилия, Парагвай и Уругвай.

Но если говоришь, что русский, то все хорошо. Русских одновременно любят, уважают и побаиваются. Здесь была большая история: до 2013 года работал какой-то картель, и местные почему-то решили, что в деле замешаны русские — хотя там, кажется, разномастные выходцы из СССР были.

ФБР провело спецоперацию, кого-то убили, кого-то посадили, но почему-то у местных засел образ русских как людей опасных и с большими деньгами. Последнее порой напрягает.

— А с коронавирусом как ситуация сейчас?

— С марта до июня-июля все было очень жестко. Потом, до конца лета, все свободно ходили, серфили.

А то раньше и на пляж спокойно было не выйти: сразу полиция подъезжает и прогоняет — кого-то арестовывали, у кого-то доски забирали. Маразм: пляж вообще пустой — кого ты там заразишь?

Сейчас спокойно, с августа все активно открывается. Наземные границы все еще закрыты, попасть в страну можно только самолетом. Но это если легально. А так, знаю, некоторые переезжают и по земле — правда, без штампа в паспорте. Хотя график заражений у нас снова начинает расти, и ходят слухи о закрытии города в очередной раз. Комендантский час, впрочем, снова вводить пока не планируют, хотят ограничиться клубами и транспортным потоком.

«Эквадор — это как Беларусь, только немного беднее»

— Какие планы? Хочешь оставаться там надолго?

— Возможно. Я пообщался с экспатами, которые живут здесь по два-три года. Никто не жалеет. Единственное, лучше иметь доход из-за рубежа.

— А что людям нравится в Эквадоре?

— Климат, отношение к приезжим, вариативность всего, отличная еда — свежие фрукты, овощи, морепродукты, — активный отдых. Для европейцев и американцев здесь все дешево, для нас — схоже. У них много налогов и импортных пошлин на машины и электронику, то есть примерно как и в Беларуси. Американцы прилетают, за голову хватаются: почему авто и мотоциклы такие дорогие? Ну а белоруса этим не удивить. (Смеется. — Прим. Onliner.) Я бы сказал, что Эквадор — это как Беларусь, только немного беднее, с большим количеством ресурсов и классным потенциалом для IT. Непаханое поле.

Ментальность американизирована, здесь любят и американцев, и европейцев. Многие гордятся друзьями из Европы и сами хотят туда поехать.

Кстати, самое главное: валюта — американский доллар. Поэтому сюда стремятся люди из Колумбии, Перу: заработал доллары — повез домой.

К венесуэльцам относятся с осторожностью. Они часто замешаны в криминале, потому что в своей стране кризис, так что многие бегут в Эквадор.

Мне еще нравится, что нет установки типа «Жить нужно только в Минске». То есть никто не рвется в столицу и крупные города, а если работаешь там, можешь жить в «пуэбло», а на работу ездить час-полтора автобусом. Тут всю страну за 12 часов объедешь, при этом поменяв с десяток климатических зон.

— К климату привык быстро?

— Мне, наверное, было проще: я худой, занимаюсь йогой, веду здоровый образ жизни, вегетарианец. Точнее, только рыбу ем. Морепродуктов очень много, и все свежее.

Погода на побережье меняется незначительно: лето длится где-то до апреля, потом начинает холодать — со средних 25—28 днем температура падает до 23. По ночам, может, местами до 18 градусов опускается. То есть обычная летняя погода. Но за счет влажности все воспринимается очень ровно. У меня за год гардероб и не изменился: шорты, легкая майка.

Однако стоит подняться выше в горы, и разброс становится шире: днем, если солнце, ходишь в шортах, в пасмурную погоду надеваешь куртку, а ночью можно и свитер поддеть.

Здесь шикарное разнообразие климатов — выбирай на любой вкус, причем площадь страны небольшая. Хочешь — можешь в горы поехать, где снег лежит. Можно чуть пониже, до 1500 метров — там вечная весна, только ночью температура падает до 8—10 градусов. Можно вообще в джунгли спуститься — там всегда жарко и просто бывает сезон дождей. И все это в паре часов езды на автобусе. Поразительно.

полноразмерная игровая мышь для ПК, проводная USB, сенсор оптический 8000 dpi, 6 кнопок, колесо с нажатием, цвет черный
полноразмерная игровая мышь для ПК/для компьютеров Apple, радио, сенсор оптический 12000 dpi, 6 кнопок, колесо с нажатием, цвет черный

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Станислав Иванейко. Фото: архив героя публикации