33 352
223
07 августа 2020 в 8:01
Автор: Виталий Олехнович
Спецпроект

«Это ностальгия, которая тянется с нулевых и не отпускает». Умирает ли Warcraft 3?

Warcraft 3 в 2020 году — удивительная вещь. Игру уже нельзя купить официально, так как Blizzard выпустила ремастер. Игроки и фанаты были в шоке от него. Тем не менее именно благодаря этим игрокам, многим из которых уже в районе тридцатки, бежит загустевшая кровь по жилам Warcraft. Вместе с Samsung Galaxy S20 Ultra прощупываем пульс древней стратегии.

Антон draniq Сивенков и Павел sTaiL Чиков играют в третий Warcraft по-киберспортивному. Они являются участниками Platoon — мультигейминговой международной киберспортивной организации. Антон живет в Минске, ему 27, работает в сфере продаж медицинского оборудования. Павлу 29, у него небольшая строительная фирма в Бресте. Для обоих парней третий Warcraft — это большой кусок жизни из тинейджерских нулевых, к которому было приятно вернуться. Конечно, уже без того фанатизма, что был в молодости: потренироваться пару часов после работы, поговорить с молодняком, поделиться советами.

Тем не менее оба парня — призеры недавней спартакиады киберспорта Беларуси, организованной Белорусской федерацией компьютерного спорта, VOKA и Platoon. Там они заняли два первых места в своей дисциплине.


Антон: Я поставил задачу досконально разобраться в тонкостях игры, апнуть скил, попробовать себя на серьезном соревновательном уровне. Почему именно Warcraft? А я из него далеко и не выпадал. Всегда был в курсе турниров, новостей, меты, хоть и сам не играл продолжительное время. С детства захватывали стратегии, а такие игры, как Warcraft и Starcraft, — это визитные карточки Blizzard.

— Павел, почему именно Warcraft? Дисциплин же на заре киберспорта было достаточно.

— Всегда нравилось, что в этой стратегии ты сам отвечаешь за свои действия. Я много играл и в другие игры: в «контру» и в «доту» с различными командами. И всегда бесит, когда кто-то может подвести, а ты не можешь быть уверен во всех на сто процентов. А если ошибся в соло-дисциплине, то это только твоя вина.

— С чего начинался Warcraft для вас?

Антон: С игрой познакомил двоюродный брат году в 2003-м. Потом по фану катали в компьютерных клубах — и в карты для Warcraft, и в DotA. Кампания в игре никогда особо не впечатляла. Прежде всего затягивала именно соревновательная составляющая.

Павел: Начал играть, как только вышел Warcraft 3. Были паузы на пару лет, но с 2002-го играть не прекращал. Очень активно играл в 2005—2006 годах, ездил на LAN-турниры в Минск, попадал в призы. В школе ведь учился, времени было уйма.

Работаю в строительной сфере, а потому зимой времени побольше. Как раз этой зимой вышел Warcraft 3: Reforged, много старичков и знакомых потянулись обратно в игру. И я решил вспомнить это чувство.

— Павел, не жалеешь, что столько времени уделял игре в нулевых?

Павел: Не-а, время было супер. Много моих знакомых и друзей — это люди из вот этой игровой тусовки. Кто-то во дворах нюхал клей, а кто-то играл в компьютер. По-моему, это была хорошая альтернатива. Хотя крики «задрот» в спину периодически слышал. А я и с друзьями гулял, и учился нормально, и с девчонками общался. Хотя порой игре уделял очень много времени. Иногда были запойные периоды от 12 часов в день.

Игра научила меня очень многому — в частности, ускоренной реакции и быстрому принятию решений, которые помогают в жизни до сих пор в рабочей сфере. Игра научила коммуницировать с абсолютно разными людьми, научила работать в команде.

Если взять для примера отдельную игру в DotA 2, там вам дают четырех случайных напарников, с которыми вы должны за первые пять минут наладить коммуникацию, стать командой и победить оппонента. Когда ты научишься это делать, победы пойдут одна за другой. Так и в жизни. Огромнейший и полезный опыт.

Также исключительно через игры я выучил английский язык, хотя в школе и университете изучал немецкий. На сегодня английский я знаю гораздо лучше немецкого и в любой ситуации могу изложить свои мысли в общении с иностранцем. И это не полный список того, что дала мне игра. На заметку родителям: не бойтесь разрешать играть детям в игры. В них есть очень много хорошего.

— В какую сторону за 15 лет шагнул киберспорт в Warcraft?

Антон: Году в 2005-м там стали появляться гигантские деньги и призовые. Великий игрок Moon зарабатывал сотни тысяч долларов призовых и еще многие тысячи долларов по контрактам. Blizzard вкладывала большие силы в проведение этих турниров. Было бессчетное число спонсоров и команд.

Начал затухать интерес спонсоров, уменьшилось количество турниров, потом многие игроки стали переходить в Starcraft II, и где-то с 2009 года для Warcraft началось трудное время. Игроки болтались как-то сами по себе, было огромное число энтузиастов, которые не давали игре умереть. Они краудфандингом, на собственные деньги собирали турниры, создавали альтернативные ладдеры.

Удивительно, но гигантская популярность игры в Китае как была, так и сохранилась. Наверное, Азия — это основной очаг «варкрафта». Даже если Blizzard полностью забьют на игру, она еще долго будет жить.

— Все турниры сосредоточены в Китае?

Антон: Хоть и говорят, что игра мертва, но в Европе с недавних пор проходят еженедельные турниры. Их много. Доступны всем — от новичка до профессионала. Но конкуренция там высокая. Во втором-третьем раунде уже можно встретить матерых профессионалов, которые заработали на игре десятки, а то и сотни тысяч долларов.

В Европе сейчас есть две крупные лиги — NWC3L и W3L — со своими дивизионами, где собираются игроки от новичков до мастеров на зарплате. Есть возможность перехода между дивизионами по окончании сезона — в принципе, это похоже на привычный спорт.

Южнокореец Чан Джэ Хо, он же Moon, к слову, по-прежнему активно играет. Сейчас он находится в топе рейтинга warcraft3.info, как и россиянин Дмитрий Happy Костин. В основном же первая десятка самых сильных игроков в мире — это китайцы и корейцы. У них же проходит и большинство топовых турниров. Например, Gold League от ESL проводится несколько раз в год с призовым около $60 тыс.

Android, экран 6.9" AMOLED (1440x3200), Exynos 990, ОЗУ 12 ГБ, флэш-память 128 ГБ, карты памяти, камера 108 Мп, аккумулятор 5000 мАч, 2 SIM

В Европе сейчас начался летний сезон DreamHack, в рамках которого есть турнир и по Warcraft 3. Победитель получит $2400. Общий призовой фонд — $10 000. В целом по всем регионам за год проходят турниры с общим призовым в районе $600 тыс. Не такие уж и плохие цифры для 20-летней игры.

— То есть игру нельзя назвать мертвой?

Антон: Как начался закат году в 2009—2010-м, так игра и застыла в таком состоянии. Для меня она всегда будет живой. Будь моя воля, я бы поместил ее в палату мер и весов как эталон идеальной стратегии, чтобы ее рассматривали как классическое произведение искусства, на основе которого можно преподавать юным киберспортсменам «античную» историю.

Павел: Игра живет за счет людей, которые играли в нее раньше. В Европе это уже состоявшиеся личности. В нее играют и врачи, и владельцы малого бизнеса. И они ездят на турниры, сами организовывают соревнования с достойными призовыми. Это взрослая и платежеспособная аудитория, опытные дядьки, а не 10-летние школьники. Blizzard могла бы монетизировать эту аудиторию, если бы вложилась в Warcraft чуть больше.

— Ремастер, который вышел в начале года, как-нибудь поменял ситуацию?

Антон: Я оцениваю его крайне негативно. На некоторое время он создал какой-то информационный всплеск, в игру пришли новички, на хайптрейн с выходом Reforged подсели и стримеры. Если бы Blizzard в итоге выпустили что-то удобоваримое, то игру мог ждать ренессанс. А так, к сожалению, вышел только короткий информационный всплеск на месяц-два. И скорее даже негативный.

Все пришедшие новички в итоге отвернулись, а для преданных фанатов… ничего не поменялось.

Павел: Для широкой публики Blizzard обделались так, как вообще сложно было себе представить. Им, конечно, удалось создать какой-то минимальный ажиотаж, вернулись определенные игроки, появилось больше турниров. Но сам новый Warcraft — это ужасно со всех сторон.

В принципе, претензий к новой графике у меня нет, она симпатичная. Но они убили коммуникацию, Battle.net. А паренек из Германии в одиночку сделал европейский ладдер, где все играли вместо сервиса Blizzard. За несколько дней он написал код, внедрил в клиент, сейчас допиливает. За несколько месяцев он сделал больше, чем официальные разработчики. В общем, все плохо. Не зря на Metacritic у игры такая оценка.

— Может, только свежая игра, новая часть могла изменить ландшафт. Как думаете, идея про Warcraft 4 зреет в недрах Blizzard?

Антон: Сложно сказать. Наверное, сейчас они не рассматривают никакой новой части. Это видно по тому, сколько усилий они вложили в Reforged. В скобочках: никаких усилий. В лучшем случае в течение года допилят свой сырой продукт.

Павел: Blizzard в последние годы явно показала, что это коммерческая организация. А сделать полноценную новую стратегию в реальном времени? Сейчас жанр в принципе не очень интересен людям. Всем заходят батл-рояли и шутеры. Может быть, в каких-нибудь бородатых годах, когда я буду показывать внуку Warcraft…

— Самое главное: за какую расу играете, кто сейчас нагибает?

Павел: Я никогда не менял нежить, она нагибает. Во все годы за нее было довольно сложно играть, многое зависело от контроля: если ни разу не ошибся за игру, считай, победил. Тогда как «хуман» мог сделать порядка 20 ошибок, но все равно выиграть. Сейчас патчи и обновления поменяли способности, и нежить стала намного сильнее.

Антон: У меня обратная ситуация. Играю за орков, которые раньше считались, наверное, сильнейшей расой, особенно в матче с «андедами». Они жаловались на дисбаланс. Но годы поиска стратегий и обновления превратили орков, наверное, в слабейшую расу. Это мнение большинства игроков.

— Можете составить портрет среднестатистического геймера в Warcraft?

Антон: Почти наверняка это ностальгия, которая тянется с нулевых и не отпускает его. Типовой портрет — это мы с Павлом: под 30 лет, хобби, работа, семья.

Меня радует, что у нас в команде есть люди по 14—15 лет, которых игра затянула. И у них есть время на тренировки, по 30 игр в день накатывают, глаза горят. Иногда задаюсь вопросом: что привело их в эту древнюю дисциплину, когда есть батл-рояли, призовые, освещение? Стратегии не в топе, но ценители у них еще есть.

— Получаете ли вы то же удовольствие от игры, что и 15 лет назад?

Антон: В детстве у меня был скорее исследовательский интерес к игре. Сейчас спектр удовольствия сместился к победам над какими-то сильными оппонентами, осознанию того, что освоил какую-то новую стратегию. Если раньше получал удовольствие просто от того, что изучал игру, то теперь кайфую от личных успехов и успехов команды.

Павел: Скорее нет. Годы не те, мне уже почти 30. В детстве много играл, играл лучше и потому проигрывал меньше. Было меньше стресса. А сейчас времени на тренировки мало, что-то не получается, пальцы не слушаются. И ты понимаешь, что можешь лучше. Просто надо уделить 20—30 часов на тренировку, чтобы подтянуть форму. Тем не менее игру я фанатично люблю и понимаю, что и в 80 лет с трясущимися руками буду ее запускать.


Встречайте Samsung Galaxy S20 Ultra. Снимайте в революционном разрешении 8K и получайте сверхчеткие фотографии высокого качества прямо из видео. Добавьте к этому надежную защиту Samsung Knox, интеллектуальный аккумулятор, супермощный процессор и большой объем памяти для всех ваших файлов. Откройте новую главу в истории мобильных устройств.

Спецпроект подготовлен при поддержке ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», УНП 7703608910.
беспроводные наушники с микрофоном, внутриканальные, портативные/спортивные, Bluetooth 5.0, быстрая зарядка, время работы 11 ч

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Виталий Олехнович
Без комментариев