472
06 мая 2020 в 8:00
Автор: Виталий Олехнович. Фото: Максим Тарналицкий

Придет лето, а ему на смену — вторая волна COVID-19? Этого боятся страны, где эпидемия идет на спад

Европейские страны с наибольшим числом зараженных коронавирусом с прошлой недели начали поэтапный выход из карантина. Слишком быстро снимать эти ограничения никто не рискует, в ближайшие месяцы возвращения к нормальной «доковидной» жизни не обещают. Все опасаются второй волны пандемии, которая может оказаться более смертоносной и разрушительной. Так уже случалось в нашей истории.

Эпидемии приходят волнами. Чума в Афинах в V веке до нашей эры за пять лет ударяла по городу четыре раза. Эпидемия гриппа 1889 года в некоторые страны и города приходила два и три раза в течение последующих лет.

Самая известная и относительно свежая пандемия испанского гриппа обрушилась на США и Европу весной 1918 года, потом вернулась еще раз осенью и зимой — еще более смертоносной. Если весной заболеваемость была высокой, то уровень смертности не сильно отличался от нормального. Вторая, осенняя волна, которая пришлась на сентябрь — ноябрь, оказалась куда более фатальной. Зимняя волна была менее губительной, но все равно значительнее первоначальной вспышки.

Это было беспрецедентное явление: три обширные волны эпидемии за один год в быстрой последовательности и с совсем короткими передышками. При этом две первые волны возникли, казалось бы, в не самое благоприятное для вируса гриппа время. Некоторые ученые полагают, что такое нетрадиционное поведение вируса было вызвано мутацией, которую он претерпел за короткий период времени. Эта мутация помешала уже выработанному людьми иммунитету распознать вирус.

Чего боятся вирусологи?

В недавнем интервью изданию The Guardian ведущий немецкий эксперт по коронавирусу Кристиан Дростен признался, что боится второй, более смертельной волны вируса. Сейчас у него на родине половина реанимаций стоят полупустыми, люди обвиняют правительство в чрезмерном реагировании. К сожалению, люди готовы поверить в угрозу только тогда, когда она достигает какого-то определенного уровня, способного их впечатлить. Кристиан называет это «парадоксом предотвращения»: люди и местная власть расслабятся, степень угрозы будет преуменьшена, цифры поползут вверх — придет вторая волна эпидемии.

Опасаться есть чего. Как показывает немецкая практика, половина случаев заражения произошла до того, как у носителя развились явные симптомы болезни. Вирус оказывается быстрее тех, кто старается отследить потенциальные контакты зараженного. А это значительно осложняет попытки задавить инфекцию только лишь путем «тестирования — отслеживания — изоляции».

Может ли это лето стать передышкой?

Многие вирусы (и сезонный грипп, и другие коронавирусы) почему-то не любят теплую летнюю погоду. По мере повышения температуры и влажности они теряют свою силу и затихают. Такие вирусы характеризуются сезонностью распространения в умеренных широтах.

Вирусы хуже реагируют на высокую температуру и влажность, которые делают их менее жизнеспособными, воздействуют на внешние белки и мембрану, изменяют скорость испарения капель вируса. К тому же теплая погода меняет поведение людей, что сказывается на уровне инфицирования. Они меньше засиживаются в душных помещениях, проветривают офисы, школьники уходят на каникулы, получают витамин D из солнечного света, больше времени проводят на улице, что может укреплять иммунитет.

Но пока нет никаких четких доказательств того, что новый коронавирус SARS-CoV-2 будет вести себя так же.

23 апреля на брифинге в Белом доме замминистра США по нацбезопасности Уильям Брайан представил предварительные результаты анализа, проведенного в Армейской лаборатории биологической безопасности. Там пришли к выводу, что повышение температуры и воздействие солнечного света влияет на способность вируса выживать в каплях, выдыхаемых человеком, а также на поверхностях. Но опыты проводились в лабораторных условиях. Надежда есть, но…

«Для нас было бы безответственно сказать, что это лето просто убьет вирус», — резюмировал Уильям Брайан.

Эту же осторожную позицию разделяет и комитет Национальной академии наук США. Экспериментальные исследования действительно дают легкую надежду, но «существует множество других факторов, которые определяют и влияют на скорость передачи вируса среди людей в реальном мире».

Да, какое-то облегчение ситуации может произойти. Гипотетически инфекция может замедлиться. Но так же гипотетически она опять может набрать силу, когда за окном похолодает, и не задушенная в корне инфекция с новой силой пойдет в наступление.

С другой стороны, страны с тропическим климатом точно так же оказались подвержены удару нынешней пандемии. Хотя в той же Африке сейчас выявлено меньше всего случаев заражения, причиной чему может быть не столько тепло, сколько факторы недостаточного тестирования, молодого населения, скромного туристического потенциала и, как следствие, малого числа источников инфекции.

Все эти гадания на кофейной гуще оказываются очень зыбкими. Мир находится в эпицентре урагана и не может точно оценить масштабы бедствия.

Можно ли заразиться коронавирусом повторно?

Большинство современных ученых опасаются, что окончательно победить коронавирус сейчас не удастся: нужно быть осторожными, мы слишком мало знаем об иммунитете от нового коронавируса, до массового внедрения вакцины далеко, надо всегда готовиться к худшему.

Например, в конце апреля научное сообщество и СМИ взбудоражило сообщение из Южной Кореи о том, что у 277 пациентов, которые вылечились от COVID-19, снова был обнаружен вирус. Это опять подняло вопрос об иммунитете и возможности повторного инфицирования. Благо в начале мая южнокорейский Центр по контролю и профилактике заболеваний выступил с обнадеживающим заявлением: это невозможно, чтобы вирус повторно реактивировался в человеческом организме. Оказалось, что «рецидив» COVID-19 был вызван ложноположительными результатами тестов. Простыми словами, использованные тесты не смогли отличить живые следы вируса от безвредных мертвых остатков, которые были у выздоровевших.

Глава швейцарского фармацевтического гиганта Roche Северин Шван верит, что уже переболевшие COVID-19 люди выработали иммунитет к заразе. Но требуется прикладывать больше усилий к изучению этого иммунитета.

«Мы знаем по другим коронавирусам: очень вероятно, что, как только вы перенесли инфекцию, вы приобрели иммунитет, — говорит он. — Тем не менее это все равно должно быть доказано со временем. Нам нужны исследования, чтобы понять, действительно ли те люди, которые когда-то были инфицированы, могут заразиться повторно».

Как избежать второй волны COVID-19?

Не терять бдительность и учиться жить по-новому. Человеческая природа такова, что со временем новостной фон прекращает нас тревожить, а цифры количества смертей и заражений превращаются просто в цифры. Мы расслабляемся, перестаем держать дистанцию, ленимся натянуть маску выше подбородка, ведь за месяц ничего не случилось — авось и пронесет. А когда начинают говорить об убывающей эпидемии, это «авось» только крепнет.

Хотя еще ни в одной стране Европы не достигнут порог в 60—70% зараженных от общей численности населения, что позволило бы говорить о выработке коллективного иммунитета и естественном затухании эпидемии. Андерс Тегнелл, главный по борьбе с эпидемией в Швеции, считает, что коллективный иммунитет в Стокгольме может быть достигнут в мае. К 1 мая, согласно моделированию Тегнелла, в столице Швеции зараженными или уже переболевшими могли оказаться 26% жителей — при расчете, что на каждый диагностированный случай приходится 75 невыявленных. Довольно оптимистично. Окажутся ли они правы, покажет только время.

Но как избежать второй волны, если страна не выбрала путь коллективного иммунитета и решила не рисковать здоровьем своих граждан из группы риска? Тут показателен пример тех стран, которые уже прошли сквозь первую волну.

С паникой в обществе Гонконг столкнулся в начале февраля. Город с тесными связями с материковым Китаем был в группе риска от удара эпидемии, которая набирала обороты на материке. Толпы людей скупали туалетную бумагу, медицинские маски, продукты питания. Но к началу марта цифры зараженных в стране были относительно небольшими — всего 150 случаев.

Казалось, властям удалось сдержать распространение инфекции, но с возвращением жителей из-за рубежа последовала вторая, более серьезная волна. К концу месяца было зафиксировано уже 700 случаев. Чтобы сдержать эту вторую волну импортных случаев коронавируса, город запретил въезд для всех нерезидентов, аэропорты закрыли для транзитных путешественников, а для всех въезжающих жителей вне зависимости от места их прибытия ввели жесткий карантин и тестирование. Те, кого помещали на домашний карантин, обязаны были носить электронные браслеты, которые сообщали об их местонахождении властям.

В целом жесткого карантина в Гонконге не было, но принимались меры, которые заставили бы людей меньше собираться в закрытых помещениях: запретили продажу алкоголя в барах, закрыли спортивные клубы, многие рестораны и кафе. Те же, что продолжали работать, обязаны были снизить число посадочных мест, увеличить дистанцию между клиентами. Благодаря этому 19 апреля был зафиксирован последний случай заражения из-за внутренней передачи вируса. С начала мая зафиксирован один привозной случай.

В Китае многие туристические достопримечательности опять работают и собирают сумасшедшие толпы туристов. Тем не менее страна понимает, что угроза все еще витает в воздухе и вирус снова может проникнуть через границы. Чтобы избежать второй волны заражений, в стране ввели ряд ограничений. В общем, их называют толчком к «цивилизованному поведению» и выработке гигиенических привычек.

С 1 июня в Пекине станет обязательным ношение масок для тех, кто болеет. Неважно, простуда это или грипп. Чувствуешь недомогание — надень маску, в противном случае будешь оштрафован. Штраф положен и для тех, кто чихает или кашляет в общественных местах и не прикрывает нос и рот. Провинился — готовь 200 юаней (около $28). Эти нарушения будут влиять и на социальный кредит китайцев. Также пекинцам запретят делиться посудой во время совместного обеда, а в общественных местах обяжут соблюдать дистанцию в 1 метр.

В Харбине и провинции Хэйлунцзян, граничащей с Россией, установлены повышенные меры безопасности: тестируют и в принудительном порядке изолируют приезжих, носят маски на улицах. На днях сообщалось, что Хэйлунцзян стал регионом на карте Китая с самым большим кластером новых случаев коронавируса: половина из 140 случаев локального инфицирования пришлась именно на эту провинцию.

Китай будет избегать жестких мер реагирования, как в случае с городом Ухань. Однако это не значит, что в стране, победившей коронавирус, жизнь так быстро может вернуться в прежнее русло. Как раньше жить не получится ни у кого, надо привыкать жить по-новому.

Читайте также:

Важно знать:

Покупайте с оплатой онлайн по карте Visa и выигрывайте iPhone каждую неделю

горный, материал рамы: сталь Hi-ten, колеса 29", вилка амортизационная с ходом 100 мм, трансмиссия 21 скор., тормоза дисковый механический + дисковый механический

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Виталий Олехнович. Фото: Максим Тарналицкий