В чем проблема карт рассрочки и откуда берется технический овердрафт? Объясняют специалисты интернет-платежей

35 866
306
05 апреля 2020 в 8:00
Автор: Станислав Иванейко. Фото: Максим Тарналицкий

В чем проблема карт рассрочки и откуда берется технический овердрафт? Объясняют специалисты интернет-платежей

Банковские карты считаются более безопасными для оплаты товаров по сравнению с наличными хотя бы с точки зрения гигиены, что сейчас особенно важно. Но банковские договоры составлены так, что возникает много неочевидных моментов: например, из-за скачка курса с вашего валютного карт-счета спишут больше денег, чем выбито в кассовом чеке. И получается удивительная ситуация: никто не виноват, но именно вы остались в проигрыше. Почему так происходит и что нужно знать при использовании карт, мы узнали у директора провайдера электронных платежей Assist Belarus Вячеслава Сенина и заместителя директора Артура Ангилевича.


Рассрочки — замаскированные кредиты

— Недавно Нацбанк решил зарегулировать карты рассрочки. Давайте начнем с глобального: такие карты сами по себе — это хорошо или плохо в плане экономики?

Вячеслав: Они позиционируются как карты рассрочки, но по факту это кредиты, которые спрятаны в стоимости покупки. А проценты по кредиту «зашиты» там же, в этой покупке. Если смотреть общую картину, то это привело к увеличению стоимости товара. На мой взгляд, Нацбанк прав: карты рассрочки в прежнем виде увеличивали стоимость товара и повышали инфляцию. Еще и потому, что если покупаешь товар в кредит, то хотя бы сразу видишь проценты и можешь оценить, насколько это тебе выгодно, с картами рассрочки же потребитель расценивает ее не как кредит, а как отсрочку по оплатам. Это заблуждение.

Вячеслав Сенин и Артур Ангилевич
Еще я бы ограничил перечень товаров, которые можно взять в рассрочку. Бытовая техника — еще понятно, особенно когда речь идет о дорогих вещах. Но покупать, например, продукты в рассрочку — этого уже, конечно, делать не стоит.

Есть и еще один момент — эквайринг. Раньше мы, как провайдер, называли интернет-магазинам проценты по эквайрингу, и все говорили, что это дорого даже для крупных игроков. И вдруг оказалось, что платить за рассрочки больше порой 15—20% для них приемлемо. Почему? А потому, что магазины увеличивают свой товарооборот. Вот и получается, что, с одной стороны, карты рассрочки — это хорошо, а с другой — плохо: рассрочки в формате кредита разгоняют инфляцию, потому что увеличивают эту самую стоимость товара.

Также появились и обходные пути: продавцы часто говорят, что при оплате наличными или обычной картой скидка, допустим, 15%.

— Можно предположить, что банки будут искать возможность компенсировать потерю заработка на картах рассрочки? Если уж им урезали такую возможность.

Вячеслав: В принципе, банкам ничего не урезали, а просто определили коридор. Вот, например, рассрочка на три года при покупке телевизора — представляете, какие проценты там могут быть и насколько вырастает цена товара? Даже если ставка рефинансирования будет около 9%, то за три года рассрочки получается очень большая переплата.

Карта рассрочки — хороший инструмент возобновляемого кредита. Думаю, если бы до их появления у нас было хорошо организовано предоставление мгновенных онлайн-кредитов, как сейчас у некоторых банков прямо из мобильного приложения можно это сделать, то карты рассрочки не получили бы такую популярность.

В ближайшем будущем, мне кажется, появится онлайн-кредитование прямо на сайтах интернет-магазинов — а возможно, это уже где-то есть. Инструменты для этого существуют, остается все красиво «упаковать», чтобы оформление происходило быстро и удобно и вам не нужно было заполнять анкету с кучей дополнительных вопросов.

Банк зарабатывает на каждой вашей транзакции

— Говорите, ретейл жалуется на высокие тарифы за эквайринг. Давайте разложим, из чего складывается сумма и почему она большая.

Вячеслав: Самая затратная часть у банка-эквайера (банк, который принимает деньги) — плата вознаграждения (interchange fee) банку-эмитенту (банк покупателя). В этом бизнес банков-эмитентов. Иначе почему они ратуют за безналичные расчеты, рекламируют карты?

Ваш банк (банк покупателя) зарабатывает на каждой вашей транзакции. Цифры различаются, но это примерно 1,5% от суммы операции. Вот эти 1,5% получает ваш банк каждый раз, как вы прикладываете карту к терминалу, оплачиваете что-то в интернете и так далее. Но 1,5% платите не вы, а банк, который принимает ваш платеж (банк продавца). При этом 1,5% — это в случае с обычной картой. А если карта премиальная, то процент гораздо выше.

Далее смотрим на регион: белорусская ли карта, в каком процессинге обработана. Потом идут отчисления платежной системе — здесь могут быть сотые или десятые доли процента. И есть фиксированная стоимость проведения одной транзакции, что особенно плохо для банка-эквайера при микроплатежах: по сути, каждая такая транзакция будет для него убыточной. Есть отличный пример, когда банк в проекте по оплате картами в метро использовал механизм списания средств сразу за три поездки, а не за одну. Если проводить карточную операцию отдельно за каждый проход через турникет, для банка может быть не просто невыгодно — реально уйти в минус.

— Интерчейндж за премиальные карты выше, чем за обычные. Поэтому «элитные» карты так «обесценились» за последние годы? Раньше Platinum были редкостью, а сейчас Black стали обычным явлением.

Вячеслав: Это интересный момент. Премиальная карта предполагает, что ее владелец получает некие бонусы: консьерж-служба, посещение VIP-залов в аэропортах, страховые услуги, трансферы и так далее. То есть это целый комплекс услуг, который получает держатель карты, и он должен чувствовать себя «биг-боссом». А на практике — красивая по дизайну карта и не более. Думаю, большинство держателей премиальных карт практически не пользуются их привилегиями.

— У нас накопилось несколько историй от читателей, которые потенциально могут коснуться всех клиентов банков. Давайте рассмотрим их. История первая: парень отправился в Барселону и не смог там расплатиться дебетовой премиальной картой белорусского банка. Оказалось, что платежные системы определяли эту карту как кредитную, и в нескольких точках оплата не проходила. Как такое возможно?

Вячеслав: Ситуация очень странная. Разницы вообще не должно быть при оплате что дебетовой, что кредитной картой. Платежная система гарантирует, что обслуживание транзакции возможно везде, где есть ее логотип. Иногда возникают ограничения на использование карты, когда в стране замечен всплеск мошенничества, но это очень редко. А тем более здесь речь идет о премиальной карте. Однозначно банк-эмитент должен разбираться в этой ситуации.

— В банке клиенту сказали, что карта де-юре дебетовая, а де-факто — кредитная. А кредитного договора он не заключал.

Вячеслав: 99%, что проблема на стороне банка, выпустившего карту. Иногда мы сталкиваемся с такой ситуацией в онлайн-платежах: запускаем новый тип транзакции — и у какого-то банка операция не проходит. Начинаем вместе с платежной системой, банком-эквайером и процессинговым центром разбираться. Оказывается, что, например, приходит в банк-эквайер через платежную систему запрос, а банк-эмитент неправильно его отрабатывает — за счет этого идет отклонение. В этом случае банки-эмитенты корректируют у себя настройки «в ручном режиме». В описанной ситуации должны разбираться технические сотрудники конкретного банка. Причем не из обычной техподдержки, а, скажем так, специалисты другого уровня. Но, к сожалению, в белорусских банках с этим зачастую проблемы.

От чего нельзя защититься

— Банки и платежные системы говорят о хорошей защите данных при онлайн-платежах, но порой данные все равно утекают. Сейчас онлайн-оплата стала еще актуальнее из-за перехода многих на режим «домашних посиделок». Бывает так, что клиент сделал все для защиты данных, а карту все равно скомпрометировали?

Артур: Здесь примерно все так же, как в жизни: если к вам на улице подойдут и предложат iPhone за $200, то это должно натолкнуть вас на сомнения. В интернете то же самое: не бывает скидок на новый iPhone 50%. Причем одно дело, когда вы совершите такую покупку и просто потеряете указанную сумму, и другое, когда злоумышленники получат данные вашей карты и потом продадут в базы данных ворованных карт.

До сих пор встречаются «поддельные» сайты: выглядит такой как настоящий, а URL отличается на одну малозаметную цифру или букву. Вроде бы мошенническая схема и старая, но она по-прежнему работает.

Вячеслав: От чего вы совершенно точно не сможете застраховаться, так это если сотрудник банка злоупотребляет положением. Когда у него есть доступ к вашей информации, как ни защищайтесь, вас это не спасет.

— А двухфакторную защиту как обходят? Когда код в SMS присылают.

Вячеслав: Некоторые банки считают, что если сумма транзакции небольшая, то не нужно заставлять клиента вводить пароль из SMS. Дело в том, что любые дополнительные механизмы проверки — это минус шанс к успешной операции. Отчитаться о проверке кода должен банк-эмитент, и он же говорит: «Да, подтверждение есть». А мы, как провайдер, исходя из этого ответа, уверены, что клиента переадресовали на страницу 3-D Secure, он получил и ввел пароль. Но на самом деле ничего этого не было. И все: карта — возможно, на самом деле она у клиента, а возможно, уже у мошенника — привязана, можно проводить списания.

Мы такую ситуацию видели с картой одного немецкого банка. Держатель этой карты — очень продвинутый пользователь. Он сказал, что переадресации не было. Тот немецкий банк признал, что переадресацию действительно не делал, а привязал карту без полной проверки.

— Так можно?

Вячеслав: Нарушения закона здесь нет, это просто будет говорить о недобросовестной работе провайдера. Например, в торговой точке на первом этапе это увеличит конверсию, но в то же время возрастает риск мошенничества. По моему мнению, применять такой механизм можно, если провайдер умеет очень хорошо анализировать возможные риски и иметь большой опыт работы на рынке эквайринга.

Что бывает, когда «курсы сыграли»

— Однажды границы откроют, и мы все полетим на отдых. Как платить за рубежом картой и не попасть на огромные комиссии?

Вячеслав: У платежных систем есть валюта взаиморасчетов с банком. Например, Visa с белорусскими банками может рассчитываться в долларах. И в какой бы валюте владелец иностранной карты здесь ни рассчитался, в банк-эквайер придут доллары. В идеале валюта карты должна совпадать с валютой, в которой будут списывать деньги.

Например, россиянин с картой в российских рублях купил что-то в белорусском интернет-магазине. В банк-эквайер, который принимает платеж, все равно придут доллары. Причем вы знаете только сумму, которую блокирует банк. А если «курсы сыграют», то у клиента спишется больше денег. Поэтому нужно смотреть договор: как банк производит взаиморасчет — по курсу на момент совершения операции или по фактическому курсу на момент списания денег.

— Едва ли кто-то смотрит на это при оформлении карты.

Вячеслав: Я бы сказал, что вообще никто не смотрит. Это, к сожалению, только на опыте люди узнают. Банальный пример: раньше, прилетая в Москву, вы имели возможность поменять валюту в аэропорту — при обмене у вас берут комиссию просто за факт обмена валюты. Для белорусов это шоковая ситуация, а за границей — норма.

Или, например, некоторые банки вводят комиссии за снятие наличных. Нужно понимать одно: банки действуют в рамках закона, а клиентам просто надо быть внимательнее. В банковском бизнесе одни вещи более завуалированы, другие менее.

Артур:У нас была ситуация: клиент из России рассчитался в белорусском санатории, который мог принимать к оплате российские рубли. Да, по действующему законодательству можно принимать любую валюту от нерезидентов, но банк-эквайер позволяет принимать евро, доллары и российские рубли. Карточка клиента была, соответственно, в российских рублях, но денег списалось больше. Начали разбираться. Банк клиента ответил, что расчет с белорусским банком происходил в долларах — соответственно, рубли поменяли на доллары и списали такую-то сумму, так как взаиморасчет банка-эмитента и банка, который принимал платеж в Беларуси, был в долларах.

— Это похоже на еще одну историю от читателя: делал заказ в российском интернет-магазине, оплатил картой — а через несколько дней списалось заметно больше: 528 рублей вместо 506.

Вячеслав: Да, это именно та ситуация, которая касается разницы в курсах между замораживанием суммы на счете и фактическим ее списанием.

— Как избежать такой ситуации?

Вячеслав: Никак. Здесь вообще ничего не сделать.

— А если на карте больше нет денег?

Артур: Это технический овердрафт, и вы останетесь должны деньги своему банку. Помните первый скачок валюты в стране? Когда в обменниках закончилась наличная валюта, и люди начали покупать валюту через интернет-банкинги или рассчитываться картами в белорусских рублях за границей.

Курс быстро менялся, и после четырех-пяти дней, которые проходили между замораживанием суммы и списанием, возникала масса жалоб: снялось намного больше, чем должно было. Нужно четко разделять факт холдирования денег и факт списания.

Вячеслав: Здесь стоит похвалить Нацбанк: он обязал белорусские банки фиксировать курс на момент совершения операции, чтобы подобных ситуаций не возникало. Но это касается только операций по покупке или продаже валюты. Например, покупаете в приложении банка доллар по 2,50 рубля — вы и получите его по 2,50, даже если к моменту перевода денег курс станет 2,70.

Артур: И еще лайфхак: я обычно смотрю, чтобы валюта карты совпадала с валютой, в которой будут списываться деньги. Если, допустим, это покупка на AliExpress, то карта долларовая, если в европейских магазинах, то карта в евро. Поэтому получается, что курсовых разниц в большинстве случаев можно избежать.

— Как-то после этого всего хочется перейти на наличные.

Вячеслав: Не стоит, ведь просто всегда говорят только о негативных моментах, а положительного на самом деле больше. Например, при некорректном расчете картой вы можете поднять всю историю транзакций и понять, где и что пошло неправильно. Допустим, продавец ошибся и списал больше, чем нужно: условно говоря, вместо нуля нажали девятку на терминале. Без проблем можно все доказать, даже если это было за границей: обращаетесь в свой банк — и вопрос решен. А с наличными вы такую процедуру не сделаете.

С мошенничеством то же самое: во многих ситуациях карты защищают вас от потери денег. Хотя бы полный доступ к карте через банковское приложение — вы видите, кто и что пытается с ней делать, и сразу можете заблокировать. Или другая ситуация: мошенники пытаются использовать мою карту для оплаты в интернет-магазине. Попробовали — мне пришла SMS с паролем для 3-D Secure. Пока они пробуют найти другой магазин без 3-D Secure, я могу быстро заблокировать карту. Конечно, при условии, что телефон под рукой и я увидел SMS. Но при потере кошелька с наличными у вас такой возможности в любом случае нет.

Доставка товара домой — это безопасно или нет? Правила здорового поведения

Мы запустили Onliner Pay! Что это и почему это круто?

Стулья для комфортной работы из дома и офиса в наличии у продавцов из Каталога Onliner

для руководителя, механизм DMS (Топ-Ган, Tilt), ширина 67.5 см
игровое, механизм DMSL (анификс), максимальная нагрузка 120 кг, ширина 64.5 см
для персонала, механизм DMS (Топ-Ган, Tilt), максимальная нагрузка 120 кг

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Станислав Иванейко. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев