883
27 марта 2020 в 20:20
Автор: Ян Альшевский. Фото: pexels.com

Кто-то «в шоколаде», кто-то страдает. Узнали, как белорусские айтишники переживают коронавирус

Несколько источников сообщили Onliner, мол, айтишникам плохо, грядут сокращения, урезают зарплаты и тому подобное. Все это на волне ситуации вокруг коронавируса, который ударил не только по системам здравоохранения некоторых стран, но и по экономике всего мира. Мы решили выяснить, как оно на самом деле, собрав мнения «простых программистов», но также получили комментарии от владельцев бизнеса и пресс-служб некоторых компаний.

Коротко для тех, кто не хочет читать все: ситуация все еще развивается, и говорить наверняка о том, что «айтишка» пострадала, рано. Лучше себя чувствуют продуктовые компании, аутсорсу сложнее, но у него жизнь никогда не была легкой. О массовых (или необычно активных) увольнениях никто из наших собеседников не рассказывает, хотя в некоторых случаях «кажется, что больше, чем обычно».

Самым позитивными оказались наши источники в Wargaming: никаких сокращений и увольнений, но значительная часть сотрудников работает на удаленке. «Работы немерено, еле справляемся, все в шоколаде», — говорит один источник. «Все хорошо, зарплату корректируют по курсу, то есть поднимают», — рассказал другой. Утверждают, что онлайн растет: все ж сидят по домам.

Сотрудники компаний Egosecure и Altoros работают на удаленке, ни о каких сокращениях сотрудников и уменьшении зарплат не слышали.

В Itransition, вероятно, планируются небольшие сокращения, и есть информация о том, что соцпакет чуть поусохнет. Каких проектов и специальностей это коснется в первую очередь — неизвестно.

Собеседники Onliner утверждают, что увольнения не будут носить массовый характер. Эти меры связывают с кризисом, который вызван распространением по миру коронавируса.

В EPAM «все норм». Да, признается источник, сокращения есть, реквесты получают, но сказать, что это нечто из рамок вон выходящее, он не может. Говорит, обычная практика: «Чистят всех, от джунов до менеджеров и сеньоров. И акции вон чуть-чуть подросли на фоне триллионов выделенных Штатами денег».

Несколько наших собеседников из других крупных компаний уверены, что проблемы могут начаться скорее у небольших фирм. «У нас длинные проекты, их никто отменять не собирается, все заняты, на бенчах никого нет. Да и рано еще говорить о влиянии (коронавируса на айтишную экономику. — Прим. Onliner)».

Опять же, многое зависит от заказчиков. Так, разработчик, который трудится на заказчика в Великобритании (а тот, в свою очередь, выполняет заказы для одной африканской страны), говорит: «Каналы продаж пострадали, поэтому чуть поменяли стратегию. Вместо расширения фокусируемся на уменьшении издержек. [Заказчик] ставил стенды в людных местах, за счет чего наращивал клиентскую базу — они продают «блага цивилизации» в бедных регионах. Сейчас на улице народу мало, все по домам сидят. Теперь будем стабилизировать расходы на инфраструктуру, собирать телеметрию для дальнейшей оптимизации».

Разработчик крупной международной аналитической платформы: «Мы не совсем типичные программисты, у нас собственный продукт, а не аутсорс. И заказчик у нас — наше же головное подразделение. Сказали, что ужаться слегка придется, но на обычных программистах это не отразится. Слегка сокращать будут сами себя, денег хватит надолго (смеется. — Прим. Onliner), все пышут оптимизмом».

Его слова соответствуют заявлениям его коллег: сокращение идет в компаниях с раздутыми кадрами, обычно это управленцы разного уровня, менеджеры, без которых эффективность деятельности компаний не пострадает.

Разработчик игр из Германии говорит, что начальство не слишком балует рядовых разработчиков информацией о ситуации с бизнесом: «Руководство ни о чем не объявляло, а даже если что и будет — вряд ли скажет».

Девушка, которая также живет в Германии, рассказывает: «Действительно, из-за всемирного карантина, минимизации передвижения разрываются недавно подписанные контракты и те, что лежали вот-вот на подписи. Зависли в воздухе, и надежды мало.

Даже те клиенты, у которых сейчас идут дела более чем хорошо, отказываются внедрять новые разработки или что-то тестить, т. к. боятся обрушить существующие программы. Многие IT-конторы также зарабатывают на тренингах для своих продуктов, но сейчас это почти невозможно.

Другие IT-фирмы живут за счет продажи лицензий — тут будет скорее вопрос, для чего программное обеспечение и будут ли впоследствии клиенты отказываться продлевать контракт. Сейчас лучше всего работать в медицинской сфере IT».

«В такие кризисы снижение всегда есть. Сейчас это сбой логистических и производственных цепочек, что приводит к увеличению сроков поставок. А аутсорсинг всегда более чувствителен к наличию свободных денег на рынке. Нет денег — значит, нет возможности платить за поддержку или разработку того, что может подождать.

То же касается и импорта. Бюджетирование, как правило, происходит в „белках“, учитывая, что курс убежал, либо снижается объем для того, чтобы реализовать хоть часть намеченного, либо откладывается вовсе до момента стабилизации курса.

В туризме очень большие проблемы... Вполне возможно, увидим банкротство ряда туроператоров, если они не найдут инструментов финансовой поддержки», — говорит сотрудник одной из IT-компаний.

«Знаю, что аутсорс-компании сокращают штат. Продуктовые — просто удаленка, и то по желанию, как правило. Хотя тоже зависит от того, какие продукты, у некоторых, наверное, могут настать не самые лучшие времена», — считает Денис Кондратович из Connect.Club.

«Все сейчас находятся в неопределенности, и это нормально. Ну и конечно, пытаемся вдохновить их на развитие бизнеса и поиск новых способов зарабатывать.

Что касается разницы между продуктом и аутсорсингом, то ни у одного аутсорсера не может быть столько клиентов, сколько у продуктовой компании. Например, у нас 17 000 клиентов, и из-за этого мы легче переживаем кризисные ситуации. Даже потеря 1000 для нас не смертельна. Таким образом, отсутствие ключевых клиентов позволяет нам не иметь таких рисков, как у аутсорсеров», — рассказывает Егор Курьянович из Vigbo.

В компании белорусского разработчика ПО Gurtam (их платформа для спутникового мониторинга Wialon контролирует миллионы единиц транспорта по всему миру) считают, что кризис сказался на развитии транспортной сферы. «Многие страны закрыли границы, туристический транспорт перестал функционировать, пассажирские перевозки тоже много где приостановились, — говорит директор Wialon Александр Кувшинов. — Но внутригородские перевозки, службы доставки и подобные сервисы сейчас на явном подъеме».

В компании перераспределяют бюджет, запланированный на международные выставки и командировки, организуют вместо них онлайн-активности. Компания отменила традиционную ежегодную конференцию Telematics. При этом в компании Gurtam пока не идет речь о сокращении штата или приостановке запущенных инвестиционных проектов.

«Проблема в том, что в США — паника из-за любого чиха, народ едет за город, проблемы с интернетом из-за нагрузки на сеть. Думаю, будет полгода „жесткача“, потом адаптируются. Я уже урезаю затраты, не буду ждать краха. Есть нюансы работы белорусских банков: фрилансы получают валюту, но снимать ее нельзя. В итоге идут потери на конвертации в разные стороны, процентов 10% (это много)», — говорит другой наш собеседник.

Если вы работаете в белорусском IT и готовы поделиться информацией о том, как сейчас обстоят дела, пишите на почту ja@onliner.by.

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Ян Альшевский. Фото: pexels.com