«По факту я нищая». Минчанка развелась с мужем-«криптомиллионером» и подозревает его в серых схемах

7852
06 марта 2020 в 8:00
Автор: Станислав Иванейко. Фото: Александр Ружечка

«По факту я нищая». Минчанка развелась с мужем-«криптомиллионером» и подозревает его в серых схемах

Два года назад декрет №8 «О развитии цифровой экономики» (или в простонародье «О ПВТ 2.0») узаконил операции с криптовалютами. Что самое главное, эта деятельность не облагается налогами для физлиц. То есть можно абсолютно легально сколотить состояние на, допустим, колебаниях рынка токенов и курсовой разнице. Если, конечно, знать, как это все устроено. Минчанка Анастасия столкнулась с неочевидной проблемой криптовалютного нюанса декрета: сумма алиментов на содержание детей от ее экс-супруга резко сократилась, хотя, как уверяет Анастасия, ее бывший муж преуспел в сфере криптовалют — речь, мол, о шестизначных цифрах. Но раз официально это нельзя назвать доходом, то и алименты с этих сумм не списываются. Тем временем зарплата бывшего супруга сильно сократилась, что повлияло на алименты. Мы поговорили со всеми сторонами конфликта и узнали у юриста, что делать в подобной ситуации.

О чем тут речь — максимально кратко

  1. После развода Анастасия получала от бывшего мужа Максима довольно большие алименты на двоих детей — сумма составляла около 2 тыс. рублей.
  2. Осенью сумма алиментов уменьшилась: бывший муж, по его словам, остался без основного источника дохода — заказов от американской компании. Анастасия полагает, что экс-супруг использует «серые схемы», чтобы платить меньше алиментов.
  3. Максим интересовался криптовалютами и, как полагает Анастасия, разбогател на них. Однако алименты с криптовалюты взыскивать нельзя: по белорусским законам, «крипта» не является доходом. При этом бывший муж уверяет, что его финансовое состояние сильно преувеличено и что на криптовалюте он никогда не зарабатывал.
  4. Юрист Татьяна Ревинская: «Доход будет иметь место только в том случае, если будет произведен обмен криптовалюты на деньги или имущество».

«Вдруг доход падает примерно до $500»

Максим, теперь уже бывший муж Анастасии, работает в небольшой белорусской компании и выполняет заказы для американской фирмы. Экс-супруг Анастасии — разработчик. Судя по суммам алиментов, его нынешняя зарплата значительно уступает привычным для айтишников цифрам. Вроде как «средняя по стране» соблюдается, но в IT-отрасли доходы значительно выше.

— Я сама работаю в IT-сфере и в курсе зарплат. Мой бывший супруг — сертифицированный специалист Microsoft, и уже исходя из этого можно оценить его среднюю зарплату. Думаю, она должна превышать $3 тыс. Знаю другие компании, где специалисты такого уровня зарабатывают более $6 тыс. И вдруг его доход падает примерно до $500.

По версии Анастасии, супруг продолжает работать с той американской компанией и параллельно числится сотрудником белорусской фирмы. Соответственно, его доход должен быть намного больше.

— Он давно работает в этой компании — уже около десяти лет. Пишет на C# — это сложный язык программирования. Сейчас больше спецов в Python, Java, а олдскульных «дотнетчиков» очень мало, и они высоко ценятся на глобальных проектах. Таких специалистов не меняют. А тут оказалось, что якобы американская компания его уволила, а в белорусской он числится номинально. И что-то уже почти полгода не может найти нормальную работу.

Дополнено: после публикации материала с Onliner связался директор белорусской компании, в которой работает Максим. Он заявил, что сотрудник не «числится номинально», а уже много лет официально работает в компании на постоянной основе.

В рамках закона все выглядит так: зарплата человека сильно упала. Почему, особо никого и не касается. В конце концов, это должно волновать в первую очередь самого сотрудника, а если его все устраивает, то с чего вдруг органам беспокоиться?

— Понимаю, звучит фантастически, но я видела суммы на криптовалютных счетах — там был почти миллион долларов в переводе на обычные деньги. Но доказать доход бывшего супруга я не могу: согласно законодательству, криптовалюта не облагается налогом.

Примерно до октября сумма алиментов составляла около 2 тыс. рублей в месяц. В выписке со счета Анастасии за разные месяцы рядом стоят две суммы: 1200 рублей и чуть больше 700. Затем, после суда, сумма упала приблизительно до 530 рублей. По версии Анастасии, уменьшилась она из-за того самого снижения зарплаты — и это как-то совпало с разделом имущества.

О социальной защите

Анастасия признает, что с точки зрения законов к бывшему мужу претензий нет. Волнует ее другое:

— Что вообще творится с защитой женщин в Беларуси? Все мои сбережения ушли на строительство квартиры, которую удалось отсудить, я продала машину для выплаты кредита. Имущественный иск подала только через год, когда деньги насобирала. Комиссия — 5% от стоимости иска. И так за все: машина, квартира, любой адвокат берет не менее $100. Вот за суды бывший муж должен мне порядка $3 тыс. Органы принудительного исполнения берут 10% — и им нет интереса возиться из-за небольшой суммы. Происходящее — очень больно и унизительно, надо мной просто издеваются. Я не понимаю, как отец может поступать так со своими детьми. Моя победа — я отсудила около 500 рублей на свое содержание в декрете: через суд смогла доказать, что после рождения двойни я сильно просела материально.

Далее у героини появляется много вопросов о местных реалиях, которые проще отнести к риторическим:

— Рожаешь одного ребенка — супруг обязан платить 25% своей зарплаты. Рожаешь двоих детей — 33%. Это как? Второй ребенок наедает только на 8%? Допустим, один ребенок донашивает одежду за другим — так можно экономить. Но у меня двойняшки. А если мальчик и девочка?

Много говорят, что в Беларуси сложная демографическая обстановка. Но если проанализировать то, что было в начале девяностых, то женщины были гораздо лучше защищены социально. А сейчас защиты вообще никакой, они просто на помойку выброшены. Во всех смыслах — начиная с выплат и заканчивая сроками декретного отпуска, который не входит в трудовой стаж. Я пыталась выйти из декрета, но это просто невозможно: дети постоянно болеют, один за другим.

Кроме того, Анастасия говорит, что попала в парадоксальную ситуацию. При хорошей зарплате и выплате алиментов с деньгами все непросто: нужно выплачивать кредит за половину квартиры, а еще обеспечивать себя и детей.

— Причем я поручитель по кредиту на 15 лет. Я никогда не была иждивенкой, зарплата выше средней в Беларуси, но по факту я нищая. Такие вот реалии жизни женщины в стране.

Некогда работать из-за судов

Как обычно бывает, версия событий бывшего мужа сильно отличается от того, что рассказывала экс-жена, и установить правду уже едва ли возможно. Поэтому просто изложим и одну, и вторую историю. Если опустить подробности семейной жизни и сосредоточиться на алиментах, в представлении Максима ситуация такова:

— Я работаю в белорусской компании, и у меня был контракт с американцами. Тут все легально и скрывать нечего, я платил и плачу налоги как физлицо. Началась мутная ситуация с разделом имущества, пошли суды — их пять. Одну из квартир разделили как совместно нажитое. Грубо говоря, у меня каждую неделю новое судебное заседание. И если на основной работе (в белорусской компании. — Прим. Onliner) у меня все нормально, потому что я долго на них работаю, то там, где контрактеры, мне сказали, что их это не устраивает: я постоянно по судам езжу, отсутствую. Мол, разруливай ситуацию, мы с тобой контракт закрываем. И, получается, все — осталась одна работа, с которой я и плачу алименты. Когда мне заниматься работой? Суды с утра до вечера, к каждому нужно готовиться, с адвокатом общаться — она, честно говоря, вообще мировая женщина: видя ситуацию, уже и денег не берет.

— То есть американская компания оставила вас без главного источника дохода?

— Да, фактически так. У меня нет к ним претензий, они долго это все терпели: суды идут уже около двух лет.

— И поэтому просели алименты?

— Ну да. Тут, понимаете, скрывать нечего. И ей (бывшей жене. — Прим. Onliner) это все уже тысячу раз объясняли. Она говорит: ты программист, легко можешь работу найти. Да, работу я легко могу найти, но сразу же ее потеряю, потому что не будет времени из-за судов. У меня нет никаких «серых схем», налоги я не скрываю.

Вопрос о высоких доходах и криптовалютах Максим встречает со смехом:

— Если честно, я в шоке. Если я такой миллиардер, то, извините, почему я машину все еще отремонтировать не могу? Только масло и тормоза делаю. Гидроусилитель барахлит, троит на холодной, кондиционер не работает — нужно это все сделать, но не на что. Будь у меня такие деньги, как вы говорите, то уж машину я бы мог отремонтировать. Да я телефон года три не менял. Смысл мне комедию строить? Будто я Скрудж Макдак какой-то. Какие миллионы долларов? Криптовалюты для меня — это просто хобби. Когда я вложился в них, биткоин стоил $400. Продавал я его при цене в районе тысячи с чем-то, всего продал около 3 биткоинов. В налоговой все указал. Потом была другая криптовалюта — да, там несколько миллионов. Но они стоят пару баксов! Сейчас же все упало в десятки раз, этих денег в Штатах на чашку кофе не хватит. А она (бывшая жена. — Прим. Onliner) думает, что я миллионер. Ну да, миллионер, только не в той валюте (смеется. — Прим. Onliner).

В качестве доказательства Максим сделал скриншот своего криптокошелька:

0,0003 биткоина — это меньше $3. Один Bitcoin Gold стоит порядка $10, а IOTA — около 20 центов

— Когда суды закончатся, планируете платить больше алиментов?

— Конечно! Это же мои дети. Понимаете, меня используют, чтобы вытянуть максимум денег. Я с детьми вижусь, они прекрасно меня знают, они замечательные. Я не понимаю, зачем этот цирк устраивать (предание истории публичности. — Прим. Onliner) — денег, что ли, мало? У меня осталось только полквартиры, другой недвижимости нет.

Можно ли получать алименты с криптовалюты?

Ситуацию с выплатой алиментов и нюансы криптовалют прокомментировала юрист Татьяна Ревинская:

— Уплата алиментов на несовершеннолетних детей может производиться в добровольном или судебном порядке.

Лица, которые изъявили желание уплачивать алименты добровольно (без исполнительного документа), могут делать это самостоятельно либо обратиться к администрации по месту работы (получения пенсии, пособия и так далее) с письменным заявлением о желании производить удержание алиментов и выплачивать их лицу, указанному в заявлении. В таком случае юридическое лицо будет обязано производить по поданному заявлению удержание в таком же порядке, как и по исполнительному листу.

Кроме того, вопросы содержания детей могут быть урегулированы супругами в брачном договоре, соглашении о детях, соглашении об уплате алиментов. При этом в последнем документе могут быть разрешены вопросы только о размере, способе и порядке уплаты алиментов, а вот в брачном договоре и соглашении о детях могут еще разрешаться вопросы об определении места жительства детей и иные вопросы, касающиеся воспитания детей.

В статье 103-6 КоБС определено, что при уплате алиментов в добровольном порядке по соглашению сторон размер выплат может определяться:

  • как процент от заработка родителя;
  • в размере регулярно выплачиваемой конкретной суммы денежных средств;
  • в виде однократно уплачиваемой денежной суммы, достаточной для обеспечения ребенка до совершеннолетия;
  • путем передачи имущества в собственность ребенка;
  • как сочетание вышеперечисленных способов.

При любом из выбранных вариантов общий размер алиментов не может быть меньше, чем было бы назначено судом в соответствии с действующим законодательством (статья 92 КоБС).

При существенном изменении материального или семейного положения супругов либо недостижении ими соглашения об изменении или о расторжении соглашения об уплате алиментов заинтересованная сторона вправе обратиться в суд с иском об изменении или о расторжении этого соглашения (статья 103-3 КоБС).

Принудительное удержание алиментов производится на основании исполнительного листа органами принудительного исполнения.

Полный перечень доходов, с которых удерживаются алименты, утвержден постановлением Совета министров Республики Беларусь от 12 августа 2002 года №1092 (с изменениями и дополнениями).

Удержание алиментов производится:

  • со всех видов заработка (денежного вознаграждения, содержания, денежного довольствия) и дополнительного вознаграждения как по основному месту работы, так и за работу по совместительству, которые получают родители, работающие в организациях любых организационно-правовых форм, а также на основе трудовых договоров в крестьянских (фермерских) хозяйствах и у ИП, в денежной и натуральной форме;
  • с доходов от выполняемой работы, которая не считается совместительством (авторского вознаграждения, выплачиваемого в соответствии с законодательством об авторском праве, от проведения всех видов экспертиз с разовой оплатой труда, от педагогической деятельности с почасовой оплатой труда, от руководства аспирантами, адъюнктами, докторантами и соискателями в учреждениях образования, организациях, реализующих образовательные программы послевузовского образования, педработниками и др.);
  • с других видов дохода (пенсий, стипендий, пособий по безработице, сумм возмещения морального вреда, доходов от крестьянских (фермерских) хозяйств и др.).

Декрет №8 «О развитии цифровой экономики» действительно узаконил операции с криптовалютами. Однако криптовалюта, согласно законодательству Республики Беларусь, не относится к денежным средствам и не существует в натуральной форме, поэтому, согласно декрету №8, не является объектом налогообложения. Налогом облагается только доход. Доход будет иметь место только в том случае, если будет произведен обмен криптовалюты на деньги или имущество. В этом случае с такого дохода (подтвержденного документально) в соответствии с законодательством должно быть произведено удержание алиментов.

Если должник скрывает свой доход, можно порекомендовать взыскателю обратиться с заявлением в правоохранительные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по статье 243 УК («Уклонение от уплаты сумм налогов, сборов»). Если по результатам проверки будет установлено, что доходы должника были больше сумм официальной заработной платы, то можно подать судебному исполнителю заявление о проведении расчета задолженности за период, когда суммы реального и официального доходов должника различались.

аудитория унисекс, материал: металл, 110×75 мм
аудитория женская, материал: натуральная кожа, 180×90 мм
аудитория унисекс, материал: натуральная кожа

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Станислав Иванейко. Фото: Александр Ружечка