Айтишник из Беларуси о переезде в Абу-Даби, различиях в культуре и ценах

486
30 сентября 2019 в 8:00
Автор: Станислав Иванейко. Фото: Антон Якутович

Айтишник из Беларуси о переезде в Абу-Даби, различиях в культуре и ценах

Обычно белорусские айтишники уезжают в Европу и США, но Антон Якутович оказался в Объединенных Арабских Эмиратах. Он живет с семьей в Абу-Даби уже полтора года, за которые почти привык к жаре и понял, что пора идти дальше. Мы поговорили об особенностях ближневосточного IT-мира и выяснили, можно ли стать «своим» в ОАЭ.

«Кто в продакшене базу „ронял“, тот в цирке не смеется»

— Расскажи, с чего начинал работу в IT и чем именно занимаешься сейчас?

— Бэкграунд такой: еще со времен учебы в БГУИРе начал работать мануальным тестировщиком. После окончания университета работал по распределению и параллельно изучал Python. Следующая работа уже была в автоматизации. Мне всегда больше нравилось работать с back-end, чем с front-end. В SaM Solutions занимался тестированием ПО для управления серверами и гипервизорами. В EPAM проект был связан с тестированием кластерной файловой системы. После этого перешел в Severex, где начал работать под заказчика из Эмиратов.

В Абу-Даби я с февраля прошлого года. Работаю на того же заказчика, с которым сотрудничали еще в Минске. Из-за специфики проекта используем только self-hosted-решения для инфраструктуры, то есть «облачные» инструменты использовать нельзя. С одной стороны, это ограничивает в разработке и тестировании продукта. С другой — не дает расслабиться, мотивирует на поиск новых решений. Есть необходимость писать собственные фреймворки для тестирования, проверять производительность и держать в голове количество свободных ресурсов.

— Как отличается работа в штате от аутсорса?

— В аутсорсе ты получаешь задачи, на которые не можешь влиять. Когда переезжаешь и начинаешь работать непосредственно в компании, скорость коммуникации резко возрастает: ты находишься в месте, где принимаются решения, участвуешь в митингах, обсуждениях и можешь влиять на продукт.

Когда я работал в Минске, то не участвовал в сопровождении продукта. После переезда, наоборот, получил доступ к продакшену. Это другой уровень ответственности, и решения принимаешь по-другому. Важно не просто добавить фичу, но и позаботиться о долговременной поддержке продукта в стабильном управляемом состоянии. Кто в продакшене базу «ронял», тот в цирке не смеется. Например, есть один компонент, простой которого критичен для пользователей и включает SLA (Service-level agreement). Пришла идея, как поменять архитектуру, чтобы он работал стабильнее. Убедили менеджмент в необходимости срочного фикса. В аутсорсинге этот сценарий слабо себе представляю.

— Какие впечатления о стране? С IT-миром как-то больше ассоциируются Европа и США, а не арабские государства.

— Я уже ездил в Абу-Даби пару раз на две-три недели, пока работал в Минске. Страну я совсем не знал, но казалось, что здесь можно попробовать себя в роли экспата — вылезти за пределы собственной кубышки. Летом 2017-го, когда я уже примерно год работал на арабского заказчика, менеджер предложил переехать в Абу-Даби в ту же компанию. В моем понимании это был челлендж, взвешивал все за и против. Решил попробовать.

— Какие за и против были?

— Изначально, до командировок, сложился стереотип: страна мусульманская, много запретов, навязывают культуру местную. На самом деле по сравнению с соседними странами в ОАЭ все очень мягко: никто ничего тебе не навязывает.

Да, какие-то правила есть, но они понятные и простые — условно, нельзя голым по улицам ходить. То есть уважать культуру нужно, однако ничего запредельного от тебя не требуют.

Ты христианин? Все в порядке, никакого ущемления и навязывания мусульманства. Много приезжих, так что к другим культурам тут нормально относятся. Вообще, о стране я знал очень мало. Что реально поразило — объемы строительства. Страна вкладывает огромные деньги в новые объекты, чтобы привлекать больше бизнеса и туристов. Представь, здесь целые острова насыпают под площадки для жилья, дороги. Естественно, многое делается за счет нефтяных доходов, но арабы стараются минимизировать эту долю.

О жаре

— Сложно было решиться на переезд?

— Друзья, семья, родственники — это основное, что держало в Минске. Я уже был к тому времени женат, у меня трое детей — понятно, что они едут со мной. А вот родственники, с которыми не живешь, но которых хочешь часто видеть — конечно, их очень не хватает, когда живешь далеко. Хорошо, что время отличается всего на час — всегда можно в пределах одного дня списаться и созвониться.

— К климату привык?

— Я приезжал в командировки глубокой осенью и зимой, когда жара спадает. После сентября и до мая здесь вполне комфортно: к примеру, минимальная температура в феврале обычно — днем около +25, а ночью в районе 16—17 градусов.

Летом, особенно в июле и августе, на термометр лучше не смотреть. Даже если полицейские на машине заметят у дороги прохожего, то обязательно подвезут его до нужной точки — здесь по-настоящему опасно оставаться на улице в жару.

Страшна даже не температура, а ощущение, что ты заложник помещений. Жара адская, ты просто не можешь находиться на улице: на выходных или дома сидишь, или в торговый центр выбираешься, и все. Как будто в заключении. Хочется на прогулку, с детьми пройтись — но просто не можешь. Когда приезжали в августе в Минск, то хотелось прямо напиться белорусским воздухом.

— В компании много иностранцев? Другие люди из стран СНГ есть?

— Да, есть белорусы, россияне, украинцы. Высший менеджмент — в основном выходцы из США, Великобритании, Ирландии. Арабы непосредственно компанией не руководят, они скорее заказчики отдельных проектов.

— В Абу-Даби есть некое IT-сообщество? У нас вот постоянная движуха: конкурсы, митапы, конференции. 

— Мне кажется, здесь это развито слабо. Гораздо больше компаний и бизнесов (как IT, так и других) локализованы в Дубае. Там есть тусовки любителей разных технологий. Абу-Даби — это как Вашингтон: хоть и столица, но особо ничего не происходит, вся жизнь — в других городах. Рынок бизнеса и IT здесь очень маленький. Если в Минске выходишь на перекресток и можешь выбрать кучу работ и сфер, в которых интересно себя попробовать, то здесь такого нет.

— Почему весь бизнес в Дубае? С чем это связано?

— Думаю, прежде всего это связано с их организацией ведения бизнеса для иностранных компаний. В Дубае свободные экономические зоны и другие плюшки. Поэтому бизнесу выгодно располагаться именно там. Но в Абу-Даби тоже появляются похожие «фишки». Просто хоть страна и одна, но в каждой части свои органы власти и инструменты влияния на них — эмираты в этом плане конкурируют друг с другом.

Как спокойно жить без арабского языка

— Без знания арабского языка нормально живется?

— Да, язык и не нужен при переезде. Здесь такой микс культур, что отлично обходишься без арабского. Все общение на английском.

— На работе понятно, что английский решает. А как на бытовом уровне? Магазины, клиники...

— Здесь ты тоже чаще всего взаимодействуешь не с местными, а с приезжими. И они, конечно, общаются на английском. Разумеется, приезжают и люди со знанием арабского языка. Но подавляющее большинство говорит на английском. Куда бы ты ни пошел — с английским не пропадешь.

— Иностранцы работают в бизнесе, торговых центрах, клиниках. Чем вообще в таком случае занимаются местные?

— Они в основном в государственных органах работают, ну и в бизнесе тоже. Насколько я знаю, в Абу-Даби полиция целиком из местных жителей состоит, а в Дубае есть и приезжие.

— Насколько представление об Эмиратах как о стране миллионеров соответствует действительности? Мол, на улицах сплошные суперкары, дорогие бутики и все такое.

— Естественно, это заблуждение. Каждый встречный тут не может позволить себе дорогую машину. Какой-нибудь крутой специалист из США или Великобритании будет зарабатывать отлично, это да. Но здесь же очень много приезжих из Индии, Пакистана — они в основном занимаются «грязной» работой, и доходы их значительно ниже.

Цены и расходы

— Сколько денег нужно в месяц для хорошей жизни? Аренда жилья, развлечения, продукты, одежда.

— В Абу-Даби можно очень быстро потратить все деньги, сколько бы ты ни зарабатывал. На каждом шагу рестораны, развлекательные парки, клубы — они довольно дорогие. Если очень условно, то минские расходы на жилье, питание и отдых можно умножать на три. К примеру, бутылочка воды в ресторане легко может стоить дороже пяти долларов. А вода в емкостях, которые в кулер ставятся, обходится примерно в $2,5 — не сказать, что это какая-то заоблачная цена.

Аренда жилья и обучение детей — это у меня самые большие траты. Квартиры здесь меряют количеством спален. В нашей квартире их две, плюс гостиная. За год платим в районе $30 тыс., то есть $2,5 тыс. в месяц.

Цена на топливо меняется каждый месяц, ее устанавливает государство. Сегодня вот заправлялся — получилось где-то 59 американских центов за литр. Существует стереотип, что с учетом объемов добычи нефти бензин здесь дешевле воды, но, как видишь, это не так.

— А что с ценами на школьное образование?

— Все школы платные. Они бывают двух типов: либо британской, либо американской системы. Программы немножко отличаются, и общая организация другая. В британской деление не на классы, а на годы обучения; в американской — привычные нам классы. Школы берут программы основных предметов «своих» стран и учат по тем же самым учебникам. Но есть обязательное изучение арабского языка и предмет, который называется как-то типа «Основы морали».

Моя дочка учится в школе с британской программой — их в целом больше, и выбор тоже хороший. Год обучения стоит где-то от $12 тыс. до $25 тыс. Но это что касается школ с сильным преподавательским составом, они считаются высокого уровня. Конечно, есть варианты и дешевле.

Обучение на английском, все преподаватели — приезжие. В текущей школе, например, почти все педагоги из Ирландии и Великобритании.

— Это специальный класс для иностранцев или у арабских детей язык обучения тоже английский?

— Они могут идти или в арабскую школу (то есть вроде наших государственных), или в частную — в таких, как правило, большинство учеников не местные. Но учатся все вместе, отдельных классов для арабов и приезжих нет.

— Есть вещи, к которым так и не смог привыкнуть?

— Что не нравится и до сих пор раздражает — низкооплачиваемые работники (грузчики, курьеры) могут делать полнейшую дичь, плохо знают английский.

«Выход из зоны комфорта — уже успех»

— Планируешь остаться? 

— Изначально весь переезд задумывался просто с целью посмотреть, как там за бугром живется. Стало ясно, что начинаешь по-иному смотреть и на свою страну, и на другие. Если поначалу есть какие-то иллюзии, что круто везде, кроме Беларуси, то это очень быстро проходит. Сейчас мысль такая: нужно искать страну, где будет максимум того, что нравится лично тебе, и минимум того, что не нравится.

— Но это не Эмираты?

— Нет. Потому что не можешь, знаешь, просто остаться и жить здесь. Вся страна — перевалочный пункт. Приезжие находятся здесь только на время работы. Нам с женой хотелось бы найти страну, где уже и старость встретить можно. Эмираты для этого по определению не подходят.

Но я рад, что решился на переезд. Выход из зоны комфорта — уже успех. Только так ты получаешь опыт. Сравнивая жизнь «тут» и «там», начинаешь понимать, что конкретно для тебя важно, а что нет. Поэтому, мне кажется, делать выводы на основе чужих историй переезда не стоит. Условно, гипотетический Джон Сноу уехал из Винтерфелла — у него своя история, уедут другие люди — их истории будут отличаться.

— Разница в культуре и менталитете дает о себе знать?

— Да, постоянно. В Беларуси и вообще странах СНГ у тебя и собеседников общий культурный код. Здесь же микс из культур со всего мира, и сказанное тобой может совершенно иначе интерпретироваться. У меня на работе много индусов, китайцев, европейцев — и у всех абсолютно разный менталитет, отношение к работе.

Индусам, допустим, важен процесс, а не результат — по крайней мере, у меня такое впечатление сложилось. Они будут постоянно над чем-то работать, но что получится в итоге, их не особо заботит. Китайцы — адские трудоголики, они беспокоятся о результате, но главное для них — показать начальнику свое усердие. Это особенность культуры: в Китае просто не принято перечить руководству, все будут кивать головой и делать, даже если знают, что есть решение лучше. Пахать готовы, а оптимизировать свою работу — нет.

А европейцам — и белорусов я сюда же включаю — важно получать удовлетворение от работы.

— Страна остается строгой для иностранцев в плане соблюдения местных правил или есть поблажки?

— Для иностранцев каких-то привилегий нет, но с каждым годом страна становится все более лояльной. Это хорошо видно по Рамадану. Когда я только приехал, при Рамадане многие кафе и рестораны либо не работали, либо закрывали все черными шторами. В последний Рамадан текущего года разрешили вообще снять черные полотна и работать всем открыто. Эмираты все больше открываются к европейской культуре, запретов и правил все меньше. Думаю, они стараются поддерживать имидж открытой страны — так ведь хорошо для туризма. А правительство очень заинтересовано в этом.

Читайте также:

13.3" 2560 x 1600 IPS, Intel Core i5 8210Y 1600 МГц, 8 ГБ, SSD 128 ГБ, граф. адаптер: встроенный, Mac OS, цвет крышки серый
17.3" 1920 x 1080 IPS, Intel Core i5 8250U 1600 МГц, 4 ГБ, HDD 1000 ГБ, граф. адаптер: NVIDIA GeForce MX150 4 ГБ, Windows 10, цвет крышки черный

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Станислав Иванейко. Фото: Антон Якутович