Спецпроект

«Главное заблуждение: попаду в IT — и будет счастье». Наниматели из IT-компаний о новичках

851
18 июля 2019 в 8:00
Автор: Станислав Иванейко. Фото: Максим Тарналицкий; Александр Ружечка; Viber
Спецпроект

«Главное заблуждение: попаду в IT — и будет счастье». Наниматели из IT-компаний о новичках

Onliner и EPAM изучили особенности факультетов главных вузов Беларуси, в которых готовят айтишников, и мы поговорили со специалистами индустрии о разнице между всевозможными IT-курсами и традиционным образованием. Результатом обучения, каким бы оно ни было, должен быть успешный старт карьеры. Но иногда этого не происходит, хотя человек вроде как годами учился. Почему так случается и откуда у новичков завышенные ожидания, мы выяснили у представителей крупных IT-компаний: Катерины Преткель (директор по персоналу EPAM), Майи Чуриловой (Recruiting Manager, Talent Acquisition, Wargaming Minsk), Марины Хомич (директор по персоналу белорусского офиса Viber) и Алексея Шмигельского (заместителя руководителя центра разработки Gurtam).

Сразу после вузов почти не нанимают

— Человек закончил вуз, приходит на работу — и оказывается к ней не готов. Вы с таким сталкивались?

Катерина: Да, и это особенность не только IT-отрасли. Выпускники вузов в принципе очень редко бывают готовы, придя на работу, сразу выполнять какие-то обязанности. Причем проблема не белорусская, а мирового масштаба. Теоретическое образование уходит все дальше от того, что нужно на практике. Поэтому и мы, и другие компании сотрудничают с вузами, запускают собственные курсы.

Другая важная составляющая — обучение через сообщество, онлайн-программы. По сути, это такие надстройки над образованием, которые пытаются решить проблему разрыва между университетом и компанией. Хотелось бы большей интеграции с вузами: скорость изменений в IT выше скорости, с которой сейчас могут меняться учебные заведения, и это заметно.

Мы практически не нанимаем людей после вузов без дополнительной подготовки. Не хватает именно практики. У ребят, которые начинают работать на 3—4-м курсе, уже есть опыт, представление о самих себе — они могут на интервью рассказать, что умеют, чего пока не знают. А если опыт сводится только к лабораторным работам и диплому — тяжело понять, где эти люди будут полезны. К тому же важно обучить человека работе в конкретной компании — речь не про навыки, а про бизнес-составляющую.

Майя: Безусловно. Это происходит по разным причинам. Например, сам человек, заканчивая вуз, уверен, что мир добр и прекрасен и не стоит прилагать усилий для поиска работы, создания карьеры. Другая причина — сам процесс обучения, который принят в нашей стране. Дело не в теоретическом аспекте, которого дают много, и его, как правило, достаточно, а в нехватке практики.

Алексей: Джуниорских вакансий у нас совсем немного, поэтому именно молодых специалистов у нас почти нет. Чаще к нам приходят после отработки распределения или переводятся прямо в процессе распределения. «Пришел с небольшим опытом и не готов к работе» — да, такое бывает. В работе накладывается специфика каждой конкретной компании. Человек не может знать того, что ему не давали на прошлой работе или в университете.

Я в этом плане сторонник самостоятельного образования — на мой взгляд, многое зависит от студента. Если изучать что-то кроме программы вуза, шансов подготовиться к работе намного больше, чем когда просто ходишь на лекции и сдаешь сессии.

Марина: Это распространено повсеместно, и студенты технических вузов, как правило, способны оценить разницу между программой/уровнем обучения в своем вузе и требованиями при найме на работу, поэтому многие из них подыскивают стажировки, идут на курсы, в том числе бесплатные, на которых компании готовят специалистов для себя, изучают какие-то вещи самостоятельно. Так случается потому, что изменения в среде высоких технологий происходят гораздо более динамично, нежели в системе образования.

Наша компания не набирает специалистов без опыта, так как выпускникам не хватает знаний для того, чтобы работать на нашем проекте: для разработки необходимы не только теоретические знания, но широкий опыт и множество других качеств.

Думаете, будут брать абы кого?

— Иногда говорят, что на IT-рынке не хватает специалистов — по идее, компании должны быть готовы принимать практически кого угодно. Согласны с этим?

Марина: Да, сейчас высокий спрос на специалистов, и он растет у нас в регионе, так как в страну приходит много бизнесов в связи с декретом ПВТ 2.0. И безусловно, нужно отметить, что спрос на специалистов с опытом во много раз превышает спрос на начинающих.

Катерина: Нет цели брать количеством. Молодые специалисты нам нужны, да. Кроме как из них «взрослые» специалисты не появятся. При этом новички действительно не готовы прямо завтра работать с клиентом. Такая ситуация что в сервисных компаниях, что в продуктовых. Любой молодой специалист — это инвестиция: поначалу он просто учится, и на его адаптацию, обучение, тренинги тратят больше времени, чем он принесет пользы в ближайший год. Любому бизнесу хотелось бы инвестировать меньше, а получать больше, но ситуация такова, что нам нужно много классных специалистов, и их не настолько много, насколько нам хотелось бы. Поэтому мы инвестируем и обучаем.

Алексей: Некоторые компании проводят эдакие массовые наборы специалистов: принимают пятнадцать студентов, через два месяца смотрят, кто и что сделал, — толковых оставляют, с остальными прощаются. Такие подходы есть, но все зависит от компании. Если говорить о нас, то мы на подобное не готовы пойти — изначально ищем людей с потенциалом.

Майя: IT в Беларуси — серьезная индустрия. Как считаете, важная для экономики страны отрасль будет брать абы кого на работу? При этом кадров не хватает, причем в любой индустрии. Работа с молодыми специалистами — отдельный пласт в компаниях. Есть такое направление и у нас — называется WG Forge. Программе уже три года, и готовим мы специалистов по многим специальностям.

Нельзя сказать, что мы или другие IT-компании не принимают людей без опыта. Просто для этого нужны усилия — будьте готовы пройти тренинги, получить какие-то знания дополнительные, которые необходимы конкретной компании. И да, не все проходят собеседования после тренингов. Если про цифры говорить, то где-то 10% выпускников, иногда чуть больше, потом работают у нас.

Индустрия сильно повзрослела

— С какими заблуждениями, стереотипами сталкивались при собеседовании с людьми после вузов? 

Катерина: Наверное, самое больше заблуждение — «я приду в IT — и вот оно, счастье». Многие уверены, что это какая-то Мекка, красивый офис, плюшки и все остальное, а делать ничего не надо. Действительно, есть категория проектов с более размеренной разработкой, заранее прописанными действиями, и можно относительно спокойно несколько лет выстраивать свою карьеру.

Но как правило, если в течение года не учишься, то уже через год станешь невостребован. Поэтому — постоянное обучение и даже стресс: сегодня все хорошо, а завтра язык не такой популярный, если не знаешь смежных областей, то не сможешь расти и делать карьеру. Прийти и отсидеться в IT нельзя. Нужно шевелиться, и об этом мало думают, когда говорят что-то вроде «за что этим айтишникам платят». Платят за то, что они много работают и постоянно обучаются.

Марина: Самое частое заблуждение, что работодатель с ходу предложит высокий уровень заработной платы просто за то, что человек пришел на работу. Есть ребята, которые не соотносят, что зарплата — это вознаграждение за проделанный труд и уровень ответственности, которые специалист на себя берет. Соответственно, чем больше труда, сложнее задачи, шире зона ответственности, чем больше результатов приносит твоя работа, тем выше зарплата.

Еще заблуждение в том, что любую задачу можно решить, если применить какой-то шаблон или фреймворк, даже не разбираясь в сути вопроса.

Майя: Классика жанра: «Геймдев — это легко и задорно». На самом деле — да, это задорно, но совсем не легко. Геймдев — огромный пласт труда людей, которые вкладывают не только силы, но и душу. Без такой составляющей проект просто не взлетит, и никто им не будет пользоваться.

Другое заблуждение: «Легче всего войти через QA». Есть большое количество профессий, в которые люди приходят сразу. Это бизнес-анализ, арт, разработка. Многие компании готовы инвестировать в увеличение объема рынка кандидатов и сотрудников. Говорить только про QA как про «единственный шанс попасть в IT» неправильно.

Заблуждение номер три: после года работы можно претендовать на достаточно большую роль в компании или профессии. Это неверно, индустрия сильно повзрослела за последние десять лет. Белорусское IT идет к американской и европейской бизнес-модели, когда уровень middle и senior начинается от сорока лет.

Алексей: Когда люди впервые сталкиваются со строгими рабочими процессами, обычно их ожидания расходятся с реальностью.

Также люди неверно оценивают собственные знания и поэтому выдвигают завышенные зарплатные ожидания.

Плюс много заблуждений связано с объемом дел. В IT идет серьезная работа на результат. Далеко не каждый, приходя в сферу, это осознает. Отсюда выгорания, частая смена работы. Из того, что я встречал: человек менял работу каждые четыре-шесть месяцев на протяжении последних трех лет. Это подозрительно: на каждой, говорит, было что-то не так. Здесь как в анекдоте: «Если вас бьет шестая жена, то, может быть, дело не в жене?»

Вакансии закрываются все, но с различным успехом

— Кого вам сложно найти? Есть редкие специальности?

Катерина: Сложность в том, что сама отрасль меняется очень быстро. Новые языки появляются быстро, запросы наших клиентов тоже растут с большой скоростью. IT-решения затрагивают практически все, что только можно придумать. Поэтому запрос на определенные навыки варьируется из года в год.

Всегда есть повышенный спрос на Java-инженеров, разработчиков мобильных приложений. Python и Go набирают популярность.

Много запросов в последнее время на Cloud и DevOps. Далее — все, что касается Front-End и разработки Digital-решений. Все, чем мы сейчас пользуемся, должно быть максимально удобным и интуитивным — если за две секунды чего-то не понял, найдется другое приложение, и крутые специалисты тут нарасхват. Определенным клиентам нужны Big Data, Data Scientist, Embedded/IoTs. Домен сложный, и специалисты такого рода сейчас очень востребованы.

Плюс менеджеры разных направлений: например, у нас есть специальность delivery-менеджера — он не просто управляет и администрирует проект, а знает архитектуру и технологию, способен понимать бизнес клиента и общаться с ним на одном языке. Большой спрос на product-менеджеров, на нашем рынке специалистов, способных работать с крупными клиентами на должном уровне, не так много. Также нужны «люди, которые умеют работать с людьми»: они выстраивают коммуникации в компании и помогают сотрудникам развиваться в профессии.

Алексей: Вакансии закрываются все, с той или иной успешностью. Если говорить об IT-компаниях в целом, то больше вопросов возникает с редкими специальностями. Например, implementation specialist — это человек, который помогает внедрять наш продукт в разных регионах и странах совместно с партнером в местных реалиях: например, со знанием французского.

Марина: Не люблю, когда говорят, что сложно найти специалиста. Их много, и дело не в поиске. Наем сейчас — «конкурс невест», где невеста — работодатель. Участие в этом конкурсе — и есть самая большая сложность. Есть специальности, которые сейчас в тренде, и на них спрос везде. Безусловно, это мобильная разработка: даже крупные enterprise-решения сейчас имеют версии для мобильных телефонов. Front-end также в цене последние несколько лет. Думаю, спрос на Java-специалистов тоже никогда не падает.

Майя: В нашем случае это все специализации, связанные с геймдев-индустрией. Будем честны: мы были и остаемся монополистами в Беларуси в игровой области. Если хотим привлекать интересную нам экспертизу, то мы вынуждены выходить за пределы белорусского рынка. Какие именно специальности? Арт, продюсинг и позиции, которые относятся к разработке движков.

— Правда, что чистые технари интересуют работодателей меньше, чем люди с хорошей экспертизой в какой-нибудь доменной области?

Майя: Много компаний, которые специализируются на определенном бизнес-домене. Минский рынок достаточно широк в плане профессий и бизнес-доменов. Возьмите один только EPAM — там и страхование, и медицина, и другие сферы. То же самое и с Wargaming: у нас есть ряд узких специальностей, которые сугубо по геймдев-направлению, и ряд широких — в основном это сервисная область.

Но в целом тенденция одна, и она не меняется: чем больше человек знает, тем дороже он стоит.

Алексей: Доменная сфера — это хорошо, но в противовес техническим знаниям силу набирают простые гуманитарные навыки. Знание иностранных языков (в идеале нескольких), умение коммуницировать и анализировать вместе с минимальным техническим бэкграундом — вот вам набор востребованного специалиста.

Катерина: Не сказала бы, что так всегда. Инженер с глубокими доменными знаниями в медицине, например, очень ценится на проекте, связанном с медициной, — это понятно. Когда имеем дело с очень сложными и инновационными решениями, у команды уходит огромное количество времени на погружение в саму сферу. Если человек изначально с ней связан и понимает ее устройство и проблемы, то адаптация к работе над заказом клиента займет мало времени. Такое сочетание дает очень крутой результат.

Марина: В целом во многих сферах есть запрос на T-shape специалистов, которые обладают знаниями в разных областях, это полезно для работы над проектами с определенной спецификой, например трейдинг, финансы, медицина, как вы сказали. И такие специалисты на рынке, к сожалению (для других отраслей нашей экономики) и к счастью (для IT), есть, так как многие проходят переквалификацию из совершенно разных областей, в том числе медицины. Но это не настолько распространено, чтобы сказать, что чистые технари не интересуют работодателя.

Идти куда нравится и учить языки

— Что посоветуете сегодняшнему абитуриенту? Куда поступать, чтобы через четыре года он был нужным?

Майя: Куда поступать — не важно. Нужно просто быть честным с самим собой. Не надо идти туда, куда говорят поступать родители или куда легко поступить. Поверьте, в таком случае вы получите образование, но не работу, и это будет огромная проблема.

Я бы посоветовала изучить ту сферу, которая вызывает честный интерес. Если интересны игры — посмотрите, из чего состоит геймдев, что конкретно вы хотите делать в этой индустрии. Выбор-то огромный. Но нужно четко понимать, как вы будете развиваться самостоятельно, уже начиная с первого курса. Теоретический бэкграунд вам дадут, а практику придется получать самому.

Алексей: Если нравятся технические сферы — математика, физика, программирование, — сразу после школы получите какое-то фундаментальное образование. Допустим, мехмат, факультет прикладной математики, физфак. Это не помешает научиться программированию, но с возрастом получить базовые знания сложнее. Так что идите туда, а параллельно уже разбирайтесь, чего вам хочется дальше.

Марина: Я бы не брала на себя ответственность прогнозировать развитие такой быстроменяющейся сферы, как информационные технологии, но совет для абитуриентов у меня есть: выбирать специальности в соответствии с теми предметами, которые вызывают у них искренний интерес и страсть, учить иностранные языки, стараться изо всех сил, впитывать знания, развиваться и все время совершенствоваться. Тогда, какую бы специальность вы ни выбрали, сможете добиться в ней больших высот.

Катерина: У нас нет предпочтений по какому-то определенному вузу, мы смотрим на качества и навыки выпускника. Конкретные специальности, куда нужно поступать, назвать очень сложно.

Во время учебы есть впечатление, что научишься делать сайт-визитку — и этого будет достаточно. На первых порах, скорее всего, таких навыков действительно хватит. Но дальше требования по задачам будут расти и понадобятся знания в статистике, логике, алгоритмике, работе с данными — не сразу, а уже через пару лет после начала карьеры. Это все пригодится на уровне профессиональных навыков.

Гибкие навыки, те самые soft skills, на самом деле не менее важны. Сюда запишем умение делать что-то без детально описанной задачи, на ходу придумывать решение с большим количеством неизвестного, работать в команде, быстро адаптироваться; даже самое, казалось бы, банальное — рассказать свою идею коллегам — могут далеко не все. Только лишь с техническими навыками будет очень сложно, что в продуктовой, что в сервисной компании.


С 2002 года EPAM проводит бесплатные тренинги по технологиям для студентов и тех, кто хочет овладеть новой специальностью. Образовательные программы компании и совместные лаборатории открыты в 18 учебных заведениях Беларуси. EPAM продолжает развивать новые форматы IT-обучения, запуская онлайн-курсы по автоматизированному тестированию и комьюнити школы по таким направлениям, как дизайн, JavaScript и разработка на IOS.

Спецпроект подготовлен при поддержке ИООО «ЭПАМ СИСТЕМЗ», УНП 101546673.

Читайте также:

14.0" 1920 x 1080 IPS, Intel Core i5 8265U 1600 МГц, 8 ГБ, SSD 256 ГБ, граф. адаптер: NVIDIA GeForce MX250 2 ГБ, Windows 10, цвет крышки серебристый
13.3" 2560 x 1600 IPS, Intel Core i5 8210Y 1600 МГц, 8 ГБ, SSD 128 ГБ, граф. адаптер: встроенный, Mac OS, цвет крышки серый

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Читайте нас в «Дзене»

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Станислав Иванейко. Фото: Максим Тарналицкий; Александр Ружечка; Viber