В поисках крыс, мутантов и интернета спустились в тоннели минского метро

283
07 февраля 2019 в 8:00
Автор: Константин Сидорович. Фото: Максим Тарналицкий

В поисках крыс, мутантов и интернета спустились в тоннели минского метро

Каждый знает, что в любом метро водятся трехметровые крысы, капает зеленая радиоактивная жижа и жуют свою пиццу черепашки-ниндзя. Оператор velcom пригласил Onliner спуститься в тоннели Минского метрополитена, чтобы посмотреть на все это. А заодно на то, как для пассажиров проводят интернет. Обещают, что чатиться, смотреть YouTube и читать Onliner можно будет на всем пути следования составов! Ради вас не спали ночь, чтобы своими глазами увидеть вот это вот все.

Содержание

Ночная жизнь подземки

Чтобы попасть в метрополитен — если вы, конечно, там еще не работаете, — нужно пройти занятный квест. Экскурсий по стратегическому объекту не проводят. Но у нас дело важное, поэтому получаем разрешение руководства огромного предприятия, проходим несколько инструктажей, запасаемся светоотражающими жилетами и наконец получаем пропуска с печатью.

И никаких этих ваших хипстерских шарфов и расхристанных худи. Солидный мужчина предостерегает, мол, будет ехать по тоннелю обслуживающий состав — зацепит, утащит в недра подземки и никто не найдет!

— Пиу-пиу-пиу! — разрезают относительную тишину звуки разной тональности.

Это значит, что последний состав минут десять назад отправился в депо и пора снимать напряжение с контактного рельса. Того самого, которым всех справедливо пугают. Если думаете, что жизнь в метро к двум часам ночи замирает или переходит в фазу полусонного существования, то вы глубоко ошибаетесь. Напротив, она — жизнь — трансформируется в не менее активную, чем днем, стадию. Просто она другая.

По тоннелям снуют хозпоезда, что-то чинят-красят-крепят рабочие, тетеньки убирают платформы, кассиры пересчитывают жетоны. В кажущейся суете — свой организованный порядок, доведенный до автоматизма. За всем наблюдают больше двух тысяч камер!

Что ж, нам пора спускаться в тоннель. Спать совсем не хочется. Разве что настораживает напутствие — питание на контактный рельс подается уже без всяких приказов и предупреждений. На самом деле никакой опасности нет. Перед выходом в тоннель все должны записаться в особом журнале. При возвращении всех записавшихся должны отметить повторно. Пока не найдут всех до одного, никто напряжение на контактный рельс не подаст.

Зачем мы сюда полезли

Помните, как почти пять лет назад операторы чуть не подрались за право называться инициатором проекта по обеспечению связи в метро? Речь не о банальных антеннах, а о прокладке излучающего кабеля. По сути этот кабель и есть антенна, протянутая от базовой станции по всему тоннелю. Такое решение позволяет говорить по телефону и, что сегодня особенно актуально, торчать в интернете на всем пути следования поезда.

Замеры скорости на тестовом участке

Звучит просто, но на деле все вышло куда сложнее. Реализовать проект планировали в космически далеком 2015 году. За операторами закрепили определенные зоны ответственности: каждый строит систему на «своих» перегонах, при этом один кабель будет использоваться провайдерами на равных условиях.

С мертвой точки дело сдвинулось летом 2016-го, когда velcom объявил о запуске тестового участка проекта между станциями «Малиновка» и «Петровщина». Абоненты оператора по сей день могут там шустро серфить. Говорят, эксперимент признан успешным, и теперь внедренное velcom решение будет масштабировано на другие перегоны, в том числе те, над которыми работают остальные операторы.

Но потом — снова тишина на два года. Тестовый участок остался, новых не появилось, провайдеры лишь сетовали на необходимость разного рода согласований. Минувшей осенью министр связи и информатизации внезапно вспомнил о проекте и заверил, что он будет готов аккурат к Европейским играм. Спортивное событие пройдет в конце июня. Времени осталось не так уж много.

Оператор velcom пригласил журналистов спуститься в тоннели метро, чтобы посмотреть на чудо такое — излучающий кабель, подробно рассказать о нем и прояснить все вопросы о стабильной мобильной связи под землей. Долго уговаривать нас не пришлось — набросили жилетки и вперед!

В поисках червей-мутантов и крыс-переростков

Проходим по коридору, спускаемся по металлической лестнице в тоннель и выдвигаемся от станции метро «Петровщина» к «Малиновке». Кругом — белесые трехметровые черви и крысы размером с пони. Ладно, если серьезно, никаких мутантов и переростков в тоннелях мы не видели. Черепашки-ниндзя спрятались.

Алексей Гапеенко указывает на кабель

А вот самый толстый из ветвящихся по тоннелю кабелей — всамделишный. Это тот самый экспериментальный участок, на котором velcom проверяет эффективность подземного интернета. Излучающий (он же щелевой) кабель — самый важный элемент всей системы. На словах все довольно просто. На станциях или в специальных венткамерах тоннелей стоят радиомодули, которые ретранслируют сотовый сигнал по проводам к проложенному в тоннеле излучающему кабелю. А уже тот, фактически выступая в роли антенны, распространяет сигнал по всей подземке.

— Из-за конструктивной сложности и специфики применения такой кабель выпускают всего несколько производителей в мире. Этот, например, из Германии. Кабель проложен на высоте окон вагона, чтобы сигнал распространялся равномерно и практически без потерь. Если бы проложили его ниже, то сигналу пришлось бы проходить через металлический борт вагона, что привело бы к затуханию и, как следствие, уменьшению эффективности, — рассказывает Алексей Гапеенко, начальник отдела локальных решений velcom.

Ниже расположены слаботочные и силовые кабели, необходимые для нужд метро. К слову, выше операторского есть еще один излучающий кабель. Он потоньше, работает с расположенными на крыше состава антеннами и нужен для обеспечения связи с машинистами. Интересуемся, нельзя ли было его использовать для раздачи интернета пассажирам? Нельзя, принцип работы совсем другой.

— Почему так долго реализуется проект? Прошло ведь уже пять лет!

— Много процедур. К тому же само проектирование заняло почти год. Сегодня тестовая связь в тоннелях есть только на участке «Малиновка» — «Петровщина», но уже идет монтаж на других перегонах.

Как и планировалось, все перегоны разделены между операторами. Правда, life:) со временем от проекта отказался, а его место занял beCloud. Что касается velcom, то за компанией закреплен участок от «Малиновки» до «Площади Якуба Коласа». Плюс несколько отрезков пути на второй линии метро.

Тем временем дошли примерно до середины тоннеля, откуда вышли к венткамере с гигантскими вентиляторами. Так как мощности базовой станции не хватает, здесь располагается электрощитовая со вторым комплектом оборудования. Отсюда вниз проходит подводящий кабель, который уже в тоннеле соединяется с излучающим.

Миллионы долларов на протяжении 70 километров

Возвращаемся на «Петровщину» и идем в обратном направлении — к станции «Михалово». Там как раз укладывают излучающий кабель. Его подвозят на мотодрезине. На одной бобине помещается 500 метров. С учетом того, что некоторые тоннели растягиваются почти на два километра, приходится часто возвращаться в депо и загружать новую катушку.

На выезде из тоннеля видим трапециевидную антенну. Это старое решение, предназначенное для покрытия станций метро. В тоннель сигнал практически не проходит. Как только проложат щелевой кабель, старые антенны демонтируют.

— Дорогой, наверное, проект?

— Очень дорогой! Один только кабель стоит сумасшедших денег. Когда переговоры только начинались, за 70 километров излучающего кабеля просили около миллиона долларов. Остальное оборудование стоит гораздо больше.

Раньше в velcom отмечали, что речь идет о миллионах долларов инвестиций. Для сравнения, устройство инфраструктуры под землей обошлось на тестовом перегоне в 3—4 раза дороже, чем на поверхности.

Тем временем в направлении «Михалово» замечаем участок тоннеля, усиленного чугунными плитами. Здесь сложнее всего, потому что просверлить дырки в чугуне толщиной сантиметров пять — то еще мучение.

— Всего на сверлении работают шесть звеньев по три человека в каждом. Одно звено за смену просверливает 20 дырок в чугуне или 150 в бетоне. Мало? Так ведь одна смена длится всего полтора-два часа — это все, что у нас есть с учетом графика работы метрополитена. Есть передвижные леса, которые надо собирать и разбирать каждую ночь. Единственное окно для работы — где-то с двух до четырех часов ночи.

Чугунная часть тоннеля

Крепления для кабеля пластиковые, чтобы металл не мешал распространению сигнала. Чугунные стенки тоже не помешают, ведь излучается сигнал не во все стороны, а направленно только в одну. Есть специальная метка, которая подсказывает монтажникам, где находятся прорези, через которые и происходит излучение. В общем, сигнал идет прямо в вагон.

— Мощности как раз хватит, чтобы покрыть вагон на всю его ширину. Более того, если бы у нас составы, как в некоторых городах, ходили по одному тоннелю в обе стороны, то можно было бы использовать один кабель, протянув его между путями. Но у нас отдельные тоннели для двустороннего движения. Впрочем, единого решения для любого метрополитена все равно быть не может. В таких случаях подход всегда индивидуальный.

— Вообще, это имиджевый проект? Или интернет под землей реально необходим?

— Когда сеть была нужна в первую очередь для голосовых вызовов, то были сомнения. Тем более что метро у нас довольно шумное, особо не поговоришь. Но сегодня драйвер рынка — передача данных. Вы посмотрите — каждый второй в вагоне сидит со смартфоном или планшетом в руках. В течение месяца тестовый полигон, например, уже потребляет примерно столько же, сколько станция «Петровщина», то есть около 500 ГБ трафика.

— Как считаете, успеете запустить проект к Европейским играм?

— Что ж, будем прикладывать максимум усилий, чтобы свою часть проекта выполнить в срок, но пока сложно говорить конкретно. В любом случае, если не успеем сделать все, будем запускать частями.

налобный, светодиод, 2300 лм в максимальном режиме, 130 м, максимальное время работы: 4800 ч, 1x18650/2x18350/2xR123/2хCR123
ручной, светодиод, 1000 лм в максимальном режиме, 365 м, максимальное время работы: 40 ч, 1x18650
налобный, светодиод, 400 лм в максимальном режиме, 120 м, максимальное время работы: 24 ч

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Константин Сидорович. Фото: Максим Тарналицкий