«Ласточки к дождю — единственная работающая примета». Специалист Белгидромета о правильном определении погоды

15 980
181
24 января 2019 в 8:00
Автор: Станислав Иванейко. Фото: Влад Борисевич

«Ласточки к дождю — единственная работающая примета». Специалист Белгидромета о правильном определении погоды

Синоптики определенно в топе самых упоминаемых профессий, и отзываются о них далеко не всегда позитивно. Солнечно сейчас или опять заливает Немигу, оттепель либо заморозки — не суть, главное, что виноватые определены. Почему оплата покупок смарт-часами, многоразовые ступени космических ракет и модификация человеческих генов уже реальны, а стопроцентный прогноз погоды — пока что нет, мы узнали у специалиста Белгидромета.

Почему без человека все еще не обойтись

Вообще, вариативность заложена еще в самой терминологии. Начальник службы метеорологических прогнозов Александр Беганский говорит, что прогноз погоды — это «научно обоснованное предположение о развитии атмосферных процессов, которые произойдут в будущем». То есть никто и никогда не скажет со стопроцентной гарантией, какая погода будет завтра. Соответственно, чем на больший срок прогноз, тем ниже вероятность, что он оправдается. В Белгидромете рассказали, что больше чем на семь суток они прогноз не составляют, и это условный предел, после которого точность любого прогноза сильно снижается.

Первым делом специалисты анализируют данные о погоде в реальном времени: грубо говоря, что сейчас происходит за окном. Всего на территории Беларуси 54 метеорологические станции. Почти на всех есть метеоролог-наблюдатель. Его задача — непрерывно следить за погодой, оповещать о наблюдающихся неблагоприятных и опасных явлениях и с интервалом в три часа присылать в Белгидромет информацию. Среди данных — температура воздуха, атмосферное давление, скорость и направление ветра, облачность, осадки и, если они есть, их интенсивность, плюс другие параметры. Честно говоря, нам казалось, что все давно автоматизировано. Но, по словам Александра, работа наблюдателей необходима и до сих пор используется во всех странах.

— Автоматические приборы определяют только инструментальные параметры — температуру, например. Следить за ее изменениями с помощью таких приборов можно фактически в онлайн-режиме. Но многие данные без человека пока установить невозможно: тип облаков, вид осадков, ряд явлений (например, гроза) и так далее. Надо отметить, что, как и во всем мире, в Беларуси также устанавливаются автоматические станции. А в конце 2018 года в Минске открылся новый комплекс метеорологических и аэрологических наблюдений с современными автоматическими приборами.

Данные со всех пунктов наблюдений стекаются в общую базу данных. Синоптику первым делом нужно проанализировать погоду в Беларуси: «Вот, смотрим. В 12 часов дня в среднем по стране температура воздуха от –1 градуса на западе до –7 на востоке, кое-где небольшой снег — по западу и в восточных районах. Преобладает облачная погода». Облачность, кстати, определяют визуально, как и еще ряд параметров: если, допустим, небо закрыто наполовину небосвода, то она будет около пяти баллов из десяти.

Определив погоду в стране, специалист изучает данные по Европе и России: нужно понять, что происходит с температурой и воздушными потоками в мире, в каком направлении и с какой скоростью смещаются фронты с циклонами и антициклоны, которые могут дойти до Беларуси.

Спутники, локаторы и ведро — осадкомерное

Кроме этих данных специалисты используют еще и сведения со спутников. Информация поступает со спутника Европейского космического агентства с интервалом каждые 15 минут. Есть ряд каналов, которые позволяют оценить разные характеристики облачности. Например, в инфракрасном хорошо видна плотность: чем облачность светлее, тем она более мощная. На практике это значит, что с большой вероятностью будут осадки.

Программа анализа спутниковых снимков помогает определять тип облачности и ее температуру: «Здесь вот темно-красные облака. На их верхней границе (зимой около 9—10 километров от земли, летом больше 15 километров) низкая температура. Там формируются условия для выпадения осадков. Летом, когда сначала все хорошо, а потом резко формируется такое кучево-дождевое облако, почти точно будет гроза, ливень, град и другие неприятные явления».

Следующий этап анализа погоды — выяснение интенсивности осадков и других явлений. Здесь помогают метеорологические радиолокаторы с радиусом действия 200—250 километров. Если спутник делает снимок облачности, которая расположена к нему максимально близко (то есть высоко от поверхности земли), то локатор действует наоборот: анализируются ближайшие к поверхности планеты массивы облачности. Данные отображаются в виде шкалы: зеленая — просто легкий дождь или снег, синяя — условия похуже, красный цвет — гроза.

Часто после потопов и крупных снегопадов ведущие новостей нагнетают обстановку: мол, всего за сутки выпало столько-то миллиметров осадков, это норма за месяц. Определяется уровень специальным прибором («осадкомерное ведро») или автоматическим датчиком. Содержимое попавших в такое ведро осадков выливают в колбу с делениями. Со снегом то же самое, только его предварительно растапливают. А высоту снежного покрова замеряют в трех точках (на расстоянии пары метров) снегомерными рейками (потом высчитывается среднее значение) либо лазерными датчиками. После фактической погоды анализируется будущее развитие процессов. В этом помогают прогностические карты и математические расчеты численных моделей.

— Если база данных единая, почему температура в одном городе будет различаться между приложениями и прогнозами по радио, телевизору?

— Есть фактическая и прогностическая информация. Отличия понятны из названий. В случае с фактическими данными почти не будет отличий в разных источниках. Но большинство мобильных приложений берут информацию из международных баз данных, которые составляются на основе сведений наблюдателей. Помните ведь, что эти данные обновляют раз в три часа? Отсюда и возникает задержка. Ситуация, особенно летом, может в течение часа сильно измениться. Обычно из-за этого и случаются расхождения.

Еще к нам очень много претензий из-за атмосферного давления. Все из школы знают: должно быть 760 миллиметров ртутного столба. Но это же на уровне моря! Для территории Беларуси, средняя высота которой около 150 метров над уровнем моря, нормальным считается давление примерно 740 миллиметров. Однако в Беларуси погоду часто определяют циклоны. Значит, показатель будет еще ниже. Даже между первым и девятым этажом разница может составить пару миллиметров ртутного столба

Наконец, синоптики используют термометры. Они сильно отличаются от тех, которые висят у вас на балконе:

— Во-первых, разница в стоимости — любой профессиональный прибор будет значительно дороже обычного. Точную стоимость не знаю, но они, скажем так, не дешевые — один прибор обойдется в сотни рублей. Например, компания-производитель выпускает термометр исходя из заданных условий по точности, обязательно должны быть сертификат и метрологическая поверка прибора. В принципе, для бытовых нужд сгодится термометр с любого рынка. Но для определения точной температуры необходимо соблюдать много условий. Высота от поверхности земли — два метра, нужна продуваемость, отсутствие прямых солнечных лучей и так далее. В случае с балконами и окнами, конечно, такие условия создать сложно.

Синоптики в том числе работают с данными численных моделей: зная фактическую погоду, суперкомпьютер (обычное «железо» не справится) может рассчитать ее изменение с ходом времени

— Многие приложения сейчас вместе с обычной температурой показывают еще и цифры «по ощущениям». Иногда они различаются градусов на семь. Какому показателю верить? 

— Есть понятие «комфортность погоды», которое для простоты обозначают как «по ощущениям». Допустим, при –3, влажности 90% и порывах ветра до 20 метров в секунду вам покажется, что на улице где-то под –8. А когда –15 и влажность 60% при слабом ветре — во время коротких прогулок даже не подумаете, что температура такая низкая. Но определяется это не на глаз, а по многочисленным формулам — они учитывают температуру, влажность и ветер.

О народных приметах и глобальном потеплении

Заодно вспоминаем «народные» прогнозы, которые обычно строятся на приметах и дедовских наблюдениях: на Крещение всегда сильные морозы (в этом году, кстати, нет), в сентябре-октябре обязательно будет бабье лето. Александр уверен: никакой закономерности нет, все это несерьезно.

— Знаете, чаще всего такие приметы не работают. Особенно те, в которых по погоде в определенный день зимы говорят, каким будет лето. Взять сегодняшний день: утром был небольшой снег, пасмурно и мороз, сейчас потеплело, температура около нуля, солнечно. И каким, по народной примете, было бы лето? Ведь погода в течение дня разная. Наверное, единственная примета, которая реально работает, связана с ласточками: если низко летают — к дождю. Но здесь уже простая физика: колебания влажности и давления приводят к тому, что мошки не могут высоко летать, и ласточки в поисках еды опускаются. Приборы тоже улавливают эти изменения давления и влажности, что учитывается специалистами при уточнении прогноза.

По поводу глобального потепления наблюдения у Александра такие: среднегодовая температура с 1980-х действительно ползет вверх.

— Каждый следующий год средняя температура превышает климатическую норму. В первую очередь более высокие температуры появляются зимой, а летом, кстати, каких-то экстремальных значений не так много, как раньше.

Хотя порой случаются и катаклизмы вроде Хавьера. Александр, кстати, говорит, что еще за несколько дней до циклона синоптики предупреждали — будут большие проблемы с погодой:

— Но в обществе у нас как: авось пронесет. Тогда не пронесло. Помню, ездил по работе во Францию. Если там национальная метеослужба дает предупреждение, то люди не гадают, будет что-то на самом деле или нет, а просто выполняют рекомендации: закрыть гараж, машину под деревьями не ставить, окна не открывать, укрепить то, что может упасть. Наши граждане воспринимают такие советы в духе «да что эти синоптики понимают, никогда они не угадывают». Да, на прогнозы гарантий нет. Но мы оцениваем реальный уровень опасности и при малейших подозрениях сообщаем об этом.

— Оранжевые уровни опасности объявляют часто, но ничего «такого» обычно не случается. Из-за этого действительно кажется, что бояться нечего. 

Есть ряд погодных явлений, которые, при достижении определенных критериев, могут осложнять жизнь населению, сельскому хозяйству и другим отраслям экономики — обычно это сильный ветер, ливни, град. На эти явления и объявляется оранжевый уровень опасности. Или, допустим, высокие температуры — показатель в +30 и выше также попадает под критерий оранжевого уровня. По большому счету летом в такую жару вы взяли да и на пикник с друзьями поехали. Но есть люди с заболеваниями сердца, дыхательной системы, и для них такая температура может быть реально опасной. Также возьмем железнодорожный транспорт — любые колебания температуры (сегодня +15, завтра +32) ведут к проблемам с проводами, рельсами. Ну а для нас с вами +30 летом — вполне нормальная погода. 

— Почему в Беларуси такая плохая погода? Высокая влажность, зимой часто около нуля и слякоть, лето или дождливое, или аж асфальт плавится.

— Плохой погоды нет, есть отношение к ней. Во-первых, влияет тип климата и климатический пояс — он у нас умеренный, переходный от морского к континентальному. Во-вторых, важен преобладающий тип циркуляции атмосферы. Преобладающий перенос — западный и северо-западный. То есть вся погода формируется примерно в Скандинавии и Балтике, а оттуда через нас движется на юго-восток. Основные воздушные массы — морские, влажные. Отсюда и соответствующая погода: облачность с осадками или просто пасмурно. Важно понимать, что у любого типа климата есть проблемы: в субэкваториальном, где полгода преобладают муссоны, часто бывают сильные наводнения.

монохромный числовой дисплей, 80×80×12 мм, прогноз погоды, календарь, часы, будильник
цветной анимационный дисплей, прогноз погоды, календарь, часы, лунный календарь

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Читайте нас в Дзене

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Станислав Иванейко. Фото: Влад Борисевич