Комментатор Dota 2 Роман «CaspeRRR» Лепехин: «Cыну „Доту“ покажу, но только с ботами»

16 135
21 ноября 2017 в 8:00
Автор: Виталий Олехнович

Комментатор Dota 2 Роман «CaspeRRR» Лепехин: «Cыну „Доту“ покажу, но только с ботами»

Роман «CaspeRRR» Лепехин является одной из самых известных медийных персон в киберспортивном СНГ-сообществе Dota 2. 27-летний парень родился в небольшом городке Комсомольске в Украине, со временем перебрался в Киев, где его и закрутила киберспортивная метелица. Нынче Роман комментирует самые топовые турниры по «Доте», летает в командировки по всему миру и является кумиром многих геймеров. Корреспондент Onliner.by поговорил с ним об играх и воспитании сына, киберспорте на ТВ, девушках и многом другом.

Изначально Роман играл в Counter-Strike 1.6. Его же и комментировал.

— Мне сам концепт понравился. Я еще такой говорун по жизни.

Вспоминая те времена и сравнивая, почему же киберспорт в Украине убежал так далеко вперед от белорусского, собеседник замечает, что у них был свой козырь — успешная команда Natus Vincere.

— У вас тоже периодически появлялись хорошие команды, но игроков быстро разбирали более именитые коллективы. В целом тяжело развивать киберспорт в месте, где нет флагмана. Не за кем идти. У нас появились Na’Vi — появилось все. А там, где нет ничего, нет возможности и строить индустрию.

Не все поймут

— Как считаешь, органично бы смотрелся киберспорт на телевизионном экране?

— Я и сам был в телевизоре, и смотрел киберспорт по телевизору. Знаю, что это очень популярно в Швеции. Мы были в спортивном баре, где на соседнем экране показывали Starcraft. Это выглядело круто.

Но… это все же такая узкопрофильная ниша, а потому и игровых баров совсем мало. В целом эта культура еще не прижилась. Если сходить с друзьями посмотреть футбол или бокс считается нормальным, то пойти в паб, чтобы посмотреть финал какого-нибудь турнира, не всегда получится.

— Возможно, потому, что новичкам сложно понять, что происходит на экране? Даже в рамках киберспорта существуют дисциплины, которые непонятны увлекающемуся играми человеку.

— Да, порог вхождения в игру может быть крайне высок. Все это, конечно, зависит от конкретного проекта. В Counter-Strike десять человек с автоматами бегают по карте и убивают друг друга. Самые простые правила из возможных.

Если взять Dota 2 или Starcraft 2, то там все усложняется в геометрической прогрессии. С каждой минутой переменных все больше, понимать игру все сложнее, нужно быть в теме. Очень круто, если есть понимающий человек, которой может и готов доступно объяснить нюансы. И спустя несколько матчей вы уже понимаете, что происходит на экране.

Я во время своих трансляций стараюсь использовать меньше сленга и жаргона. Конечно, если бы я вел трансляцию для хардкорного круга игроков, то мог бы превратить стрим в ад для ушей. Но так как я стараюсь побольше вовлекать людей извне, то заменяю непонятные термины на доступные и сносные. Чтобы у нового человека не возникало мгновенного отторжения, чтобы у него появлялся хоть какой-то интерес понять и разобраться в том, что же происходит.

Самоуправство Valve

— Студии трансляций растут профессионально, но Valve не так давно разрешила сторонним стримерам использовать те же турниры на своих стримах. Не приведет ли это к еще большему падению входа в киберспортивную «Доту» для зрителей?

— Здесь надо четко разделять: все путают студии, организаторов турниров, команды. Все перемешалось. Для меня как для комментатора большого значения это не имеет. Я найду чем заняться вне зависимости от происходящего вокруг.

Как организатора турнира эта новость воспламенила меня до температуры сверхновой. Можно ли назвать это плевком в лицо организаторов? Они вкладывают свои силы, время, деньги, а на выходе получают сидящего дома человека в трусах, который нажимает кнопку «Запустить эфир». Который ни одной секунды своего времени не посвятил созданию этого турнира. Это неуважение.

— При этом Valve провернула все это в одно лицо. Обсуждения ни с организаторами, ни со студиями не было.

— Организатор вправе нанимать любую студию для освещения своего турнира, привлекать отдельных стримеров. Но стример, например, может отказаться: «Я просто не хочу, мне лень. Я буду сидеть дома и стримить ваш турнир, а вы что хотите, то и делайте».

И заработает больше на донатах, на рекламе, которую никак нельзя проконтролировать. У стримера по-любому брендирован сам канал, у него могут быть устные упоминания рекламы. «Valve сказала — значит, можно. Сколько вы там потратили на турнир? $300 000? Молодцы, но эту игру я прокомментирую у себя». Это несправедливо.

Пуская данную ситуацию на самотек, Valve может вызвать колоссальное количество конфликтов. Без нормального вмешательства ничего не получится. Ведь есть комментаторы конкурирующих студий, которые также являются и стримерами. И на своих личных площадках могут паразитировать на контенте конкурентов.

Где женский киберспорт?

— Девушки в киберспорте — почему их так мало? Это связано с каким-то природным менталитетом?

— Скорее всего, да. Обычно парни как-то больше по математическим задачкам. А так как компьютер — это в первую очередь вычислительная машина, то такая логика и срабатывает. Девушки более эмоциональные, творческие натуры и очень редко могут на должном уровне конкурировать с мужчинами в таких «математических» дисциплинах.

При этом никаких официальных запретов на выступление девушек на турнирах фактически нет. На большинство из них девушки могут вполне спокойно регистрироваться. Все упирается исключительно в их желание и способности.

— Может, если бы были турниры по The Sims…

— Ну, это немножко попахивает сексизмом, знаете ли. Но есть игры, в которых девушки преуспевали. Интересная история была со Starcraft 2 и Scarlett… Правда, там очень странная гендерная история с этим человеком связана.

В Hearthstone можно заметить киберспортсменок. На днях включал трансляцию, где Павел «Pavel» Бельтюков из России сражается, кажется, с китаянкой или кореянкой. На довольно серьезном турнире.

— В мире уже сложился некий традиционный киберспорт: Dota 2, CS: GO. Как относишься к мобильному киберспорту?

— Для меня киберспортивная составляющая — это состязания. Они подразумевают задействование всех своих ресурсов на 100%. В моем понимании мобильное устройство редко позволяет показать все, на что ты способен: реакцию, скорость принятия решений, точность и прочие вещи. Поэтому если сравнивать не только мобильник, но также игровую консоль и компьютер, то я редко соревнуюсь на приставке, потому что чувствую, что не раскрываю полностью свой потенциал. Меня ограничивают геймпад, скорость игры. Мне это не нравится. Но какие-то головоломки, пошаговые стратегии в мобильном киберспорте существовать могут.

Кто такой киберспортивный комментатор?

— Чем занимается комментатор непосредственно перед матчем?

— Зачастую это игровая статистика, какие-то забавные факты о командах. Потому что в игре случаются паузы, которые надо чем-то заполнять. Ты вспоминаешь личные встречи с игроками, забавные моменты. Это необязательно связано с игрой, могут быть и банальные переговоры в лифте на The International. Их можно донести до широкой аудитории, никого при этом не обидев. Людям это нравится, есть чем забить пустоты в эфире.

В остальном же комментатор должен быть максимально сконцентрирован, максимально настроен на матч. Не хочется опростоволоситься перед зрителями, потому что разбирающиеся люди такое сразу замечают: «Ага! Вот здесь ты сказал ерунду! Получи и распишись».

— Чем отличаются СНГ-студии, освещающие киберспорт, от западных?

— В принципе, все проходит по шаблону. С одной только разницей: у зарубежных коллег нет больших проблем с нахождением спонсорской поддержки. А потому и реклама у них больше развита. Отличает разве что отношение некоторых инвесторов к киберспорту как к явлению. И Blizzard там старается, и Valve со своими The International. Если у нас приходят к инвесторам с идеей создания киберспортивной команды, чаще получают от ворот поворот: «Пятерым людям деньги давать? За что? Давай, шагай брат».

— Как совершенствуется комментатор?

— В основном все упирается в разминку речевого аппарата непосредственно перед трансляцией. Для пополнения речевого запаса очень помогает чтение, признанные шедевры мировой литературы. Потому что в них обычно содержится различное количество «старых новых» слов, которые для рядового человека не всегда могут быть на слуху.

— Какую последнюю книгу прочитал?

— Пытался добить «Нейроманта» Уильяма Гибсона, но не проникся. Прочитал процентов 40, дальше не осилил. А из последнего, что дочитал, была «Vita Nostra» Марины и Сергея Дяченко.

— Из кого получаются хорошие комментаторы? Это должны быть геймеры, отлично знающие игру, либо люди с подвешенным языком?

— Тут важен баланс. Нельзя посадить человека, который двух слов связать не может, но у которого 9000 MMR. Он не даст информацию, понятную для зрителя. То же и в случае с говоруном, которого можно как тамаду отправить на любую свадьбу. Если он мало понимает в игре, то смысловой нагрузки для зрителя никакой не предоставит.

— Сколько нужно наиграть, чтобы чувствовать себя как рыба в воде во всех механиках «Доты»?

— Перво-наперво недостаточно просто гонять «пабчик». Надо общаться с игроками, тренерами, аналитиками. Потому что соревновательная Dota 2 сильно отличается от того, что видишь в паблике. Без конкретного общения с конкретными Pro будет очень тяжело. У меня, наверное, под 10 000 часов наиграно в «Доте», и я по-прежнему нахожу для себя какие-то новые вещи. Я даже больше скажу. Мы сидели с одной из самых сильных команд в мире и рассказывали им, как работают некоторые способности, которые поменялись полгода назад.

Не «Дотой» единой

— Не надоела «Дота» за эти 10 000 часов?

— Соревновательная «Дота» меня устраивает в своем текущем виде. Да, в системе проведения есть свои подводные камни. Но в целом уровень подготовки команд, уровень внутриигровых тонкостей сегодня невероятен. Если вникать в эту игру, то откроешь для себя совершенно другой мир.

Собственно, поэтому я в «Доте» и работаю: она очень сложная, и мне это нравится. В целом же я бы сделал хороший матчмейкинг [интервью записывалось чуть раньше анонсированных изменений в Dota 2, матчмейкинг не поменялся. — Прим. Onliner.by]. Пожалуйста, сделайте хороший матчмейкинг. Я хочу заходить в игру и получать удовольствие.

— Падающий онлайн в Dota 2 как-то с этим связан?

— Да, все упирается в застой в матчмейкинге. Ничего не меняется. Те люди, у которых было 4000 рейтинга, остаются с 4000 рейтинга. Они не видят перед собой целей.

Я захожу в игру только потому, что мне нравится сам игровой процесс. Но появляются любые мало-мальские дела, и стимул пропадает полностью. Ты не получаешь никаких наград за уровни или после матча, как было на старте игры. Это всегда вдохновляло, заставляло снова играть. А сейчас зачастую наблюдается лишь негативное общение, наплевательское отношение со стороны игроков к рейтингу, который с каждым днем значит все меньше и меньше.

Этим и обусловлена популярность Faceit Pro League, у которой платный вход. Люди готовы платить деньги, чтобы играть в другую «Доту». Это уже о чем-то говорит.

Надеюсь, что в плане подбора игр будет много позитивных изменений. Если этого не произойдет, то, как говорит Шелдон Купер, в мире не хватит ромашкового чая, чтобы успокоить мой гнев.

— Играешь во что-нибудь кроме «Доты»?

— В момент релиза каких-то громких тайтлов играю в сингловые игры. Просто обожаю Fallout, новые проходил полностью и не раз. На приставке предпочитаю разные сюжетные киношки: The Last of Us, Horizon Zero Dawn. Если не это, то в основном мультиплеер: Overwatch, Hearthstone, в свое время поигрывал в HotS.

Дыра в затылке

— Общаются ли комментаторы вне работы?

— Бывают дружеские отношения, бывают товарищеские. На протяжении без малого 10-летней карьеры случалось всякое. Но все друг друга уже очень давно знают, а в отношении новых ребят никакой дедовщины я не замечал.

Конечно, конфликты и расхождения во мнениях есть, но такое бывает в любом коллективе.

— В каких отношениях, кроме конкурентных, находитесь с Виталием «v1lat» Волочаем?

— Сугубо рабочие отношения. Вне работы мы с ним и раньше не общались. Посещали какие-то корпоративные тусовки, два года назад ездили с женами на Гавайи. В остальное время вне работы практически не виделись.

— Как семья относится к ненормированному графику работы и не хотелось бы стабильных 5/2?

— У меня всегда был какой-то ад. И это всегда бесило мою нынешнюю жену. Столько лет прошло, а ей до сих пор это не нравится. Просто со временем пришло понимание, что это работа, наш хлеб. А потому негатива стало меньше.

Но бывают моменты, когда ты спокойно сидишь дома, а затем звонят: «Дружище, через пару часов ты нужен в студии. У нас что-то пошло не так». Окей, Юля, я пошел на работу. И чувствуешь этот взгляд, прожигающий твой затылок. Но что поделать.

— Твой сын уже играет во что-нибудь?

— В основном это базовые платформеры, головоломки. Я ему пока не позволяю заниматься серьезным геймингом. Еще рано. Он у меня активный: бегаем, прыгаем, катаемся на великах. С таким папой, как я, он до компа еще доберется: я покажу ему действительно классные игры, которые будут положительно влиять на его развитие.

— «Доту» покажешь?

— Не знаю, не знаю. Для начала, возможно, только с ботами. Для живого общения еще рановато. И без нее хватает «залипательных» игрушек. Тот же Minecraft практикуется в некоторых школах Европы. Я и сам много времени в нем проводил когда-то. Он очень хорошо влияет на «соображалку». Это круто. Это то ощущение, ради которого ты играми зачастую и увлекаешься.

Благодарим за помощь в организации поездки бренд игровых девайсов Genesis

Игровые мыши Genesis в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Виталий Олехнович
Без комментариев