35 362
97
27 сентября 2016 в 8:00
Автор: Виталий Олехнович. Фото: Максим Тарналицкий; из личного архива А. Гайдашова

Беларусь в Антарктиде. Почему наши полярники строят собственную станцию на ледяном континенте

Антарктиду можно назвать настоящим космосом на Земле. Девять месяцев в году континент отрезан от внешнего мира: туда не могут попасть корабли или прилететь самолеты. И случись что, помочь некому. А потому и полярников можно сравнить с космонавтами, и покорение Антарктики — с космической гонкой между СССР и США. О том, чем этот ледяной материк может быть полезен Беларуси, а также о наших первых шагах в Антарктиде, корреспонденту Onliner.by рассказал начальник Белорусской антарктической экспедиции Алексей Гайдашов.

Свою нынешнюю работу Алексей Гайдашов называет счастливым сочетанием в жизни человека, когда тот может посвятить себя одновременно и важной для страны работе, и тому, о чем мечтал и что нравилось в юности. В свое время белорусский полярник окончил географический факультет. До этого, как и многие советские мальчишки, он рос на культивируемом в те годы духе путешествий и открытий. Огромная страна летала в космос, отправляла зонды к Венере и Луне, осваивала бескрайние леса и морозные антарктические пейзажи.

— До старших классов основным замечанием в дневнике было «Читал книги на уроке». А я как раз увлекался книгами о путешественниках, исследователях.

В 1988 году Алексея Гайдашова командировали на станцию «Ленинградская», которая в то время находилась в ведении Министерства обороны СССР. Там он провел по-настоящему суровую зиму — командировка затянулась более чем на год. Сейчас полярник является бессменным участником всех белорусских экспедиций и как никто лучше знает, на что Беларусь может рассчитывать в Антарктике.

Кто претендовал на Антарктику?

На Южный полюс Земли претендентов оказалось куда больше, чем желающих поучаствовать в космической гонке. В первой половине XX века назвать часть Антарктиды своей суверенной территорией планировали Австралия, Великобритания, Норвегия, Франция, Новая Зеландия, латиноамериканские страны и Германия с Японией. Последняя после Второй мировой войны отказалась от своих претензий, а Германия пока не поддерживает требования, выдвинутые нацистским правительством. Что касается США и России (ранее СССР), то они не озвучивали претензий на конкретные зоны, однако оставили за собой право суверенитета территорий, открытых их моряками. Впоследствии все эти притязания заморозил договор между странами об исключительно научном освоении континента. Его подписание лоббировали США и СССР.

Как ни странно, но Беларусь на карте Антарктики тоже есть. Точнее, там можно отыскать Полоцк, который подарил свое имя одному из островов Южного Шетландского архипелага. На Западе покрытый вечной мерзлотой остров предпочитают величать островом Роберта. А свое славянское имя он получил еще в XIX веке, когда был открыт экспедицией Беллинсгаузена и Лазарева. Те решили назвать его в честь сражений под Полоцком во время Отечественной войны 1812 года. Аналогично поступили и с островом, расположенным рядом, — он получил имя Березина.

Остров Полоцк

Какие богатства интересуют в Антарктиде?

— По сути, Антарктика — это последний ресурсный резерв человечества на Земле. Это белое пятно в науке. На те времена регулярных научных исследований там не проводилось и неизвестно было, что таит в себе этот континент, — рассказывает Алексей Гайдашов.

К тому же Антарктика до сих пор обладает важным стратегическим положением и огромными запасами морских биологических ресурсов (рыба, криль, морские водоросли). Уже 60 лет назад Советский Союз направлял туда целые рыболовецкие флотилии — суда с морозильными, перерабатывающими комплексами. Добывались сотни тысяч тонн рыбы, которая затем поступала на прилавки советских магазинов. Еще раньше хищническим способом в Антарктике промышляли авантюристы и охотники за тюленями, китобойные суда.

— На заре освоения Южного континента там предполагали и наличие огромных запасов полезных ископаемых. В течение долгих десятилетий изучения ледового материка были доказаны их промышленные проявления. Но и тогда, и сейчас разработка месторождений осложняется отсутствием экономически оправданных технологий, которые позволили бы сделать стоимость добычи конкурентоспособной. Антарктида ведь закрыта ледовым куполом максимальной толщиной до 4 км. А в 1991 году был подписан Протокол по охране окружающей среды к Договору об Антарктиде, положения которого запрещают промышленную добычу и разведку полезных ископаемых. 

Почему же внимание ведущих мировых держав по-прежнему приковано к континенту? В первую очередь это связано с научным интересом, который не остыл даже спустя полвека систематических исследований. Помимо этого нас могут интересовать морские биологические ресурсы прибрежных вод, которые сейчас распределяются квотами Морской комиссии при ООН. Они позволяют обеспечить воспроизводство биологических ресурсов.

— На получение квоты может претендовать и Беларусь. И нам необязательно иметь собственный рыболовный флот. Сейчас мы проводим научную работу по оценке биологических запасов в прибрежных водах Восточной Антарктики, где работают наши экспедиции. Подав заявку, сможем получить квоту, которую на государственном уровне можно будет продать другому государству. Многие так и делают.

Естественно, за одну экспедицию этого не сделать: должна быть статистика за длительный период, научно обоснованные данные по возможным объемам отлова, которые не нарушат воспроизводство. Это одна из ближайших реальных перспектив экономической отдачи от освоения региона Беларусью.

К тому же сегодня и на десятилетия вперед международные договоры запрещают любые виды хозяйственной деятельности, промышленную разведку и добычу минеральных ресурсов на континенте. Но государство, которое думает об отдаленной экономической перспективе, должно думать и о том, что эти документы не имеют вечного статуса. Не исключено, что рано или поздно произойдут события, после которых участники Договора примут решение поделить как территорию, так и то, что находится в ее глубинах.

— И тогда встанет вопрос: кто и сколько лет здесь работал, чем занимался и какую пользу принес охране, исследованию этого мирового природного заповедника. Исходя из этого, возможно, и будут рассчитываться размеры дивидендов, которые участники «Договора» смогут получить. Это отдаленная экономическая и стратегическая перспектива, к которой вполне серьезно относятся ведущие экономики мира.

С чего начиналась советская Антарктида?

Активное изучение Антарктики началось после Второй мировой войны, в середине 50-х годов. В 1955-м крупнейшие экономики мира договорились провести международный геофизический год в Антарктиде. Участие в исследованиях приняли несколько десятков экспедиций различных государств.

В 1959-м в Вашингтоне был заключен Договор об Антарктике. Его подписали 12 стран, которые наиболее активно изучали регион.

— В их числе были СССР и США. Как ни парадоксально, но, несмотря на начало холодной войны, эти государства смогли найти общий язык и стали локомотивом, который двигал Договор. Документ определил использование данного региона в интересах всего человечества исключительно в мирных целях, не допускал возможности его применения в качестве арены или предмета международных разногласий. В Антарктике устанавливался режим нейтральной и демилитаризованной территории. Декларировался принцип свободы научных исследований и содействия международному сотрудничеству. Важнейший пункт соглашения — объявление Антарктики безъядерной зоной.

Еще до момента заключения Договора Советский Союз начал активную деятельность по освоению и изучению южной полярной области. Уже в 1955 году была организована Первая комплексная антарктическая экспедиция. Она высадилась в Восточной Антарктиде, где в декабре приступила к строительству первой советской станции. Уже в феврале 1956 года над ней подняли советский флаг, а исследователи передали первую метеорологическую радиосводку. Назвали станцию «Мирный» — в честь одного из шлюпов, на которых была открыта Антарктида русскими мореплавателями в 1821 году.

Станция разместилась на полосе морены между двумя сопками. Основной сложностью для строителей стала доставка всего необходимого с борта корабля: от кромки припая откалывались большие льдины. По нему тракторы отвозили грузы на санях от борта судна. Операция была рискованной. Один из тракторов провалился под лед и более чем наполовину ушел под воду, но его удалось вытащить. Но еще одному трактористу — Ивану Хмаре — так не повезло, уж слишком храбрым и инициативным он был: когда трактор коллеги одной гусеницей проломил лед, а водитель выскочил из кабины, Хмара бросился туда, завел мотор и попытался вытащить машину своим ходом. «Лед под гусеницами мгновенно раскрошился, и трактор исчез под водой. Все это произошло так стремительно, что никто не смог предотвра­тить несчастье. Позднее один из ближайших островов был наз­ван именем Хмары», — так описал последствия геройства советский океанолог и исследователь Антарктики Алексей Трёшников.

В составе первой экспедиции было 10 белорусов: строители, плотники, механики. Те люди, которые непосредственно и строили эту станцию. С тех пор ежегодно, вплоть до момента развала СССР, в состав экспедиций входили специалисты из Беларуси: как ученые, так и технические работники, строители.

— Всего с 1955 по 1992 год в Антарктиде в качестве советских полярников побывали более 100 человек. Так получилось, что последняя экспедиция ушла еще при Советском Союзе, а когда вернулась — страны уже не было.

С чего начиналась белорусская Антарктида?

— В 2005 году накануне 50-летия с момента начала советских антарктических исследований и по инициативе Национальной академии наук, наших ветеранов-полярников и российских коллег был поднят вопрос о возобновлении исследований Антарктиды Беларусью как самостоятельным и независимым государством.

В начале 2006-го на уровне главы государства был получен зеленый свет на разработку программы будущей деятельности в Антарктиде. Начали готовить документы на присоединение Беларуси к международному Договору об Антарктике. Без этого деятельность там запрещена. Параллельно Национальная академия наук разрабатывала программу по исследованию полярных районов Земли.

В августе правительство утвердило госпрограмму «Мониторинга полярных районов Земли и обеспечения деятельности арктических и антарктических экспедиций». В том же году была организована рекогносцировочная поездка двух специалистов. А с 2007-го начались регулярные экспедиции. Сейчас готовимся к 9-й.

Во время предыдущей поездки белорусы положили начало созданию собственной антарктической станции: смонтировали и ввели в эксплуатацию установочную платформу и трехсекционный служебно-жилой модуль связи, навигации и управления. Это своего рода командный пункт, с которого и должно начинаться возведение столь удаленных от родины объектов.

Конструкции плыли на борту российского судна «Академик Федоров». К моменту прихода судна в Кейптаун в начале декабря, туда прилетели и наши полярники. Это был последний порт на пути к южной полярной области. Далее судно отправилось к Земле Эндерби в Восточной Антарктиде, где у подножия горы Вечерней все предыдущие годы работали белорусские полярники. Там за 36 часов силами всего пяти участников белорусской экспедиции смонтировали первый объект станции.

— Основная сложность была в очень сжатых сроках монтажа установочной платформы, на которую сверху нужно было поставить секции. После первых трех вертолетных рейсов резко испортилась погода: низовая метель, видимость от 50 до 0 метров, средняя скорость ветра 28 м/с, порывы до 32 м/с. Полеты временно остановили, но наши полярники продолжили собирать платформу.

Дело в том, что судно российское, со своим жестким графиком по снабжению других станций. Каждый час задержки — это экономические потери и для белорусской стороны, ведь мы исправно платим за аренду судов. В том числе и за эти два дня, за которые должны были собрать модуль станции. Но несмотря на непогоду, мы успели все вовремя, выгрузили секции, запасы ГСМ, продукты и т. д. После этого судно ушло, а мы остались впятером в автономном режиме на два месяца проводить научные исследования, подключать внутренние системы, устанавливать оборудование связи, научные приборы, источники энергопитания. 23 января 2016 года, накануне Дня белорусской науки, официально ввели этот первый объект в эксплуатацию. Чем и положили начало созданию станции.

В этом году на белорусскую станцию поедет большая установочная платформа, на которой впоследствии смонтируют 8-секционный модуль (служебные, жилые, лабораторные, санитарно-технические помещения), и одна из секций. В экспедицию отправятся шесть полярников.

— Состав экспедиции на 20—25% состоит из научных сотрудников. Остальные — это технический персонал: механики, водители, электрик. Численный состав от года к году пусть не быстро, но увеличивается. Сейчас в штатном составе — до семи человек. Каждая позиция дублируется двумя-тремя кандидатами, как в отряде космонавтов. Так можно быть уверенным, что в экстренной ситуации экспедиция не будет сорвана и специалиста, отсутствующего по какой-либо причине, будет кем заменить.

Если научных сотрудников командирует Национальная академия наук Беларуси, то на остальные штатные должности могут претендовать высококлассные специалисты из других ведомств и организаций. Они проходят через жесткое сито медицинского обследования, психологического тестирования и личного собеседования с Алексеем Гайдашовым. Он поясняет, что много ученых в Антарктиде и не должно быть.

— На Южном полюсе научные открытия мирового масштаба не делаются. Путем рутинной, ремесленной работы мы собираем объемный научный материал, который уже на родине проходит всесторонний анализ и исследования. Конечно, бывают значимые находки. Нет, не замерзшие летающие тарелки и не научные лаборатории Третьего Рейха. Лично мне при закладке палеогеографических шурфов удавалось находить окаменевшие остатки древней растительности возрастом 25 млн лет. Как специалист, я мог найти и визуально определить, что этот камень может быть связан с жизнью в прошлом. Но основная обработка материалов научных наблюдений ведется на Большой земле.

Обогреватели в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Виталий Олехнович. Фото: Максим Тарналицкий; из личного архива А. Гайдашова
ОБСУЖДЕНИЕ