Белорусы вспоминают компьютерные клубы и рождение киберспорта

 
438
09 января 2016 в 8:00
Автор: Виталий Олехнович. Фото: Влад Борисевич

В Минск едет финал крупного киберспортивного чемпионата по Counter-Strike: GO и Dota 2. Лучшие команды сразятся в «Минск-Арене» за крупный призовой фонд в несколько сотен тысяч долларов. А лет 10—15 назад весь мир только начинал играть в Quake, Starcraft, Warcraft, мод Counter-Strike для Half-Life. Onliner.by вспоминает прошлое белорусского киберспорта и ностальгирует по компьютерным клубам в беседе с людьми, которые с конца 90-х превращали игру в настоящий спорт.

Алексей «Cypher» Янушевский приобщился к играм еще в возрасте 8 лет.

— Мой старший брат с 1997 года и по 2001-й, по сути, был чемпионом Беларуси по Quake. И я равнялся на него, ведь он тусовался с крутыми игроками, как мне тогда казалось. Конечно, и меня к этому тянуло.

Сперва играл дома с ботами. Потом брат со своим другом, который жил на два этажа ниже, провели локальную сетку, тренировались между собой. А когда брата не было дома, его место занимал я. Пробовал конкурировать с его другом, но получался сплошной разнос.

Алексея можно считать одним из самых титулованных белорусских киберспортсменов. В его послужном списке под четыре десятка «живых» турниров во Франции, Германии, США, Швеции. Не говоря уже о ближнем зарубежье. На подавляющем большинстве турниров он занимал верхнюю ступеньку пьедестала. А начиналось все с компьютерного клуба на районе.

— Ходил в какие-то мелкие полуподвальные клубы. Пока не нашел для себя «Катану» возле «Риги». В том клубе у нас долгие годы была своя классная тусовка, настоящее комьюнити.

Владельцем этого клуба был Евгений «ugin» Ерофеев, который в настоящий момент работает спортивным директором Natus Vincere.

— Это было место с большим количеством компьютеров и главным столом, за которым сидел злой администратор и разрешал или запрещал играть детям в компьютер. Ко мне приходили родители, учителя из местных школ и давали наводку: вот этого мальчика не пускайте, он плохой, уроки прогуливает.

Евгений открыл «Катану» на Некрасова в 2002 году. После окончания вуза некоторое время поработал менеджером, пока однажды друг не предложил открыть свой компьютерный клуб. В то время Евгений уже серьезно увлекался и компьютерами, и сетевыми играми. С друзьями они по выходным оккупировали офис, где работали родители, сносили туда свои компьютеры, соединяли в сеть и рубились в Doom, Duke Nukem, Quake. Чуть позже подъехал Starcraft.

— Потом и вовсе решили создать свою локальную сеть. Перекидывали кабеля с дома на дом, общались с милицией, вызванной соседями. Мне кажется, что мы были первыми в Минске, кто сделал сеть на 7 компьютеров. Конечно, в институтах и компьютерных классах школ они уже были, но тогда о любительской сети в Минске я еще не слышал.

Собственно поэтому Евгений долго не раздумывал и мгновенно решил заняться компьютерным клубом. По его словам, на то время в столице уже было несколько конкурентов: «Скайлорды», «Портал», «Блэкдрагон», «Стелс». Но росли они как грибы после дождя, появляясь и в спальниках, и в центре города.

— У компьютерных клубов хватало проблем с властями. Они не знали, что с нами делать и как нас регулировать. Вся молодежь сидела по клубам, хватало разного контингента: от восьмилетних детей до взрослых дядек за 30. В какой-то момент в одной только столице насчитали под 400 клубов.

— В то время хватало ужаснейших подвальных клубов, — включается в разговор Алексей. — С соответствующими посетителями с района. Возникало прямо деление на престижность. В более-менее приличных заведениях с отличной атмосферой, убранством, нормальным запахом время стоило чуть дороже, но в них было приятно находиться. Собственно, почему меня и привлекла «Катана».

— Долгое время вообще не существовало такого понятия, как компьютерные клубы, — вспоминает Денис Богуш, владелец минского компьютерного клуба «Тарантул». — Власти не понимали, что с нами делать, как нас «причесать». Отдали под Министерство образования, и учителя, социальные педагоги стали нашими постоянными посетителями.

Был период, когда за каждым компьютерным клубом от школы закрепляли соцпедагога, который в любое время вместе с участковым мог прийти и проверить содержимое компьютера: нет ли в фильмах и играх сцен насилия и развращающих программ. При этом проверяющие совершенно не разбирались в компьютерах, но пытались что-то контролировать. И их винить не станешь. Таков приказ сверху. Да и родители любили переложить ответственность в воспитании своих детей на директоров клубов. Не могут найти общий язык с ребенком — идут жаловаться в компьютерный клуб.

— У меня была похожая история, и администратор не пускал в клуб, — улыбаясь, вспоминает Алексей. — Мама пожаловалась после того, как я в пятом или шестом классе действительно перегнул палку и стал прогуливать школу. Слишком серьезно подсел на Quake. Утром по дороге в школу сворачивал в компьютерный клуб. Однажды этот поворот затянулся на полторы недели. После него-то и начался жесткий контроль.

Играть дома с ботами было не так интересно. Тогда как в компьютерном клубе совсем другая атмосфера, чувство конкуренции, борьбы с живым человеком. У меня было несколько постоянных спарринг-партнеров. Я знал, что с утра они будут в клубе и я смогу найти противника. Это было здорово.

Юра «Keeper» Микульчик начинал играть в Quake, а продолжил в Counter-Strike в качестве капитана. Руководил командой по Quake III Arena на турнире в Париже.

— Отец занимался компьютерами, потому я практически с рождения был в игре. Однажды меня пригласили сыграть в Quake в команде. Проигрывать не понравилось, а потому я ушел. Спустя время остыл, вернулся и через две недели стал лучшим на сервере.

Успех надо было закрепить «живым» турниром. Моим первым чемпионатом стало мероприятие в Уручье в клубе «Блэкдрагон» в 1999 году. На удивление, туда набилось человек 200. Приехали ребята из России и Украины. И меня, конечно, быстро поставили на место. Через месяц тренировок с ботами я напросился в команду, с которой и выиграл свой первый чемпионат в 13 лет.

В начале «нулевых» компьютерные клубы были уже и в регионах Беларуси.

— Когда мне было лет в 15, мы с друзьями катались на турниры в белорусские города. Родители не отпускали, но призовые в 200 долларов на турнире в Лиде манили. Для того времени деньги немалые. Приходилось говорить, что иду к другу на ночь играть в компьютер. Только когда привез домой первые деньги, получил официальное благословение родителей.

На протяжении долгих лет Беларусь была одной из лучших стран по Quake. И хочу отметить, что в Беларуси было достаточно сильных игроков. Даже на турнирах в Москве было играть проще, чем дома.

Правда, долго так не могло продолжаться. Отсталость в развитии технологий доступа в интернет сыграла одну из главных ролей в том, что в один год белорусы серьезно сдали. Точнее, россияне «качнулись».


— Мы продолжали вариться в собственном котле, тогда как в России стал доступен более-менее нормальный интернет, — поясняет Денис. — Они могли играть с другими странами и регионами, уровень заметно подрос. Буквально за год ребята «качнулись» и серьезно нас побили.

Наши парни сломались. Было заметно, что мы реально отстаем на несколько шагов. Уже не видели особенных перспектив выйти в призовые, обосноваться в топ-5, а потому кто-то ушел в родительский бизнес, кто-то по выходным начал грядки копать вместо того, чтобы ездить на турниры.

По факту, всему виной стала отсталость в развитии интернета. У нас в то время была возможность с одного мобильного телефона по CDMA подключить пять компьютеров к интернету. Серфинг был отличный, но нереально дорогой.

Юра вспоминает, что впервые белорусы попали на соревнования международного уровня в 2004 году. Под международным понимает не выезд в Россию или Украину, а действительно дальнее зарубежье. Тогда в Париже проходил Electronic Sports World Cup. Он считался своеобразным чемпионатом мира среди геймеров. Правда, в Азии проходил свой чемпионат мира — World Cyber Games.

Представителям страны попасть на ESWC можно было только по приглашению.

— Беларусь получила свое благодаря одному из наших ребят, который решил написать организаторам. О нас в качестве киберспортивной страны тогда никто и ничего не знал, но компания AMD согласилась проспонсировать поездку. В четвертьфинале команде по Quake III Arena удалось выиграть у представителей России, что привело к фурору на чемпионате. В результате мы остановились на 4-м месте и получили призовыми 2000 долларов.

Алексей на свой первый ESWC попал в 2006 году. С места в карьер 16-летнему пареньку удалось забраться на вторую строчку в Quake IV. После того как он неожиданно побил грандов, менеджер киберспортивной команды Fnatic предложил подписать контракт. Уже через месяц парень был в США, где отыграл во многих турнирах по своей игре.

Владелец «Тарантула» считает, что все происходившее тогда в Беларуси и мире было зародышем настоящего киберспорта, который становится на ноги сегодня. Переходы игроков, официальные зарплаты, огромные призовые и такая же большая аудитория.

Тогда за клубными игроками владельцы также присматривали, искали лучших, пытались переманить в свой клуб.

— Приходишь однажды на работу — сидит команда без одного игрока. Как, почему, где? Говорят, в «Катану» перебежал.

— Года так до 2006-го мы вообще не испытывали финансовых проблем, клуб окупался, позволял содержать команду, возить ее по регионам на турниры, — вспоминает Денис. — Приятно было выкручивать фиги конкурентам, переигрывая их на киберполе.

По мнению Дениса, появление интернета и доступность домашних компьютеров в результате убили компьютерные клубы. Игроки могли не выходя из дома сражаться не только со своими соседями по району, но и с ребятами из других стран.

Больше нет такого понятия, как белорусская команда, считают участники беседы, нет географических привязок в киберспорте. Особенно с тех пор, как свое существование прекратил турнир World Cyber Games. Можно задаться целью и создать белорусскую команду, но это будет нечто похожее на минское «Динамо» в КХЛ — белорусская база, легионеры…

— В киберспорте часто спорят, флажок какой страны ставить рядом с названием команды, — подхватывает Юрий. — В частности, это касается Na’Vi и Virtus.pro с их интернациональными составами. У первых в команде по Counter-Strike играют двое русских, словак и двое украинцев.

— Можно создать команду исключительно из белорусов, — размышляет Евгений. — Но на это уйдет немало времени. Рабочего материала полно. Если сейчас на сайте Na’Vi объявить набор, то толпа желающих легко заполнит «Минск-Арену».

Этот год станет судьбоносным для киберспорта. В него вливают огромные инвестиции, идет передел медийного рынка, окончательно оформляются лиги. Появятся ассоциации клубов, профсоюзы игроков, контракты и трансферы. Все то, что сопутствует большому спорту, — ставит точку в беседе спортивный директор Natus Vincere.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Виталий Олехнович. Фото: Влад Борисевич
ОБСУЖДЕНИЕ