«Территория стартапа». Молодые «айтишники» начали с Counter-Strike и пришли к инвестициям в сотни тысяч долларов

 
243
28 декабря 2015 в 8:00
Источник: Екатерина Петухова. Фото: Егор Войнов

Мы живем в эпоху, когда одна фантастическая идея талантливого человека, получив поддержку и развившись в рекордные сроки, меняет мир и приносит десятки миллиардов прибыли. Взрывной рост числа технологических стартапов во 2-й половине 90-х журнал The Economist сравнил с Кембрийским взрывом. Сегодня же в тройку самых дорогих компаний мира входят Apple, Microsoft и Google. Следующее поколение — Uber, Xiaomi, Airbnb, Snapchat, Palantir — уже вступило в клуб «20 миллиардов» и уверенно завоевывает мир.

В Беларуси нарастает движение стартапов, выстраивается экосистема и все чаще СМИ радуют новостями об очередной прорывной разработке, талантливом инженере, выстрелившей компании: Maps.me, PandaDoc, Kino-Mo…

За каждым интересным стартапом стоит яркий человек. Со своей историей, знаниями, умением мыслить нетривиально и системно. Проект «Территория стартапа» познакомит читателей со всеми звеньями цепи: от идеи, начала разработки, формирования команды, развития продукта до венчурных инвесторов. Потому что своевременные инвестиции для стартапа как топливо для ракеты: не зальешь — не полетит!

То, что для стартапа юный возраст не помеха, а несет в себе только приятные бонусы в виде легкости, задора, здоровья, желания учиться и отсутствия социальных обязательств, я знала. И все равно первый вылетевший вопрос к ребятам из SplitMetrics был «А сколько же вам лет?!».

— 23, — посмотрев на меня через очки, серьезно ответил Женя.

Максу чуть больше 25. В их стартаперской ячейке он — технический отдел, системное мышление и размеренность. В противовес Жене — абсолютному хаосу творчества. Волшебное сочетание, осознаваемое, впрочем, обоими.

Справка:

SplitMetrics — белорусский стартап, разработавший сервис A/B-тестирования иконок и скриншотов в App Store и Google Play для увеличения конверсии мобильных приложений.

Основатели:

Евгений Невгень. Родился и вырос в Гродно. Учился в Гродненском государственном университете им. Янки Купалы на факультете математики и информатики. На 3-м курсе переехал в Минск, совмещая работу в проекте «МаеСэнс» и учебу на дневном отделении в Гродно.

Максим Каменков. Родился в Полоцке, жил в Брестской области, в маленьком городке Иваново. В 17 лет поступил в БГУИР на «Искусственный интеллект». В первый стартаперский проект «МаеСэнс» попал по приглашению университетского товарища Дениса Кондратовича, где и познакомился с Женей.

После «МаеСэнс» была совместная работа над сервисом электронной подписи и документооборота PandaDoc и десяток небольших проектов. SplitMetrics стал первым самостоятельным проектом ребят, который зашел так далеко.

— Ребята, расскажите, как попали в IT?

Женя: Я никогда не работал на классической работе, зато с 13 лет занимался разработкой всяких интернет-проектов. Это была моя страсть. Однажды я придумал соединить уличное искусство и технологии: выложил на стене возле входа в университет QR-код из маленьких плиточек. Когда на него наводили телефон, открывалась мобильная версия сайта университета. Гродно — город туристический, и это вызвало просто невероятный ажиотаж…

А первый из успешных проектов вообще получился в классе 10-м. Я невероятно любил информатику — читал учебники на год вперед. И вот я получаю очередной учебник, еще свежий, пахнущий краской, и вижу, что там впервые в школьной программе изучается интернет, доступа к которому в школах-то и не было. Думаю — что делать?! Ну и придумал проект, позволяющий каждой школе «поднимать» свой эмулятор интернета в локальной сети. При вводе адреса открывалась страница, выглядевшая как реальный сайт, там можно было зарегистрироваться, залогиниться, отправить и получить письмо. Система работала в рамках одной школы, без доступа в интернет и совершенно бесплатно. Потом я сделал еще сайт Национальной библиотеки и другие офлайновые версии популярных сайтов. С этим проектом я выиграл республиканский конкурс.

Макс: А я в первую очередь программист, очень много пишу. Первые попытки были в классе 7-м. В популярной тогда игре Counter-Strike были скрипты, которые все упрощали: там я и сделал свои первые вещи. Начал ездить по олимпиадам, места какие-то занимал, делал небольшие консольные игры типа «Морской бой», «Змейка»… Родители пытались «поступить» меня на нормальную с их точки зрения специальность. Тогда было тяжело объяснить им, что конкретно я как программист буду делать, но правдами и неправдами я попал в БГУИР на «Искусственный интеллект». Первые курсы «ботанил», настолько мне было интересно. С 3-го курса уже работал, деньги немаленькие получал… А потом связался со стартапами — и все: денег нет, времени свободного нет… (Смеется.) Сплошная благотворительность и никакой стабильности!

— Вы познакомились при создании аукциона благотворительных встреч «МаеСэнс». Хороший был опыт?

Макс: Это была реальная встряска, которая кардинально поменяла мозги. Через год я уже был абсолютно другим человеком, по-другому смотрел на мир, на разработку, по-другому относился к принятию решений, умению брать на себя ответственность. Там мы сделали все возможные ошибки начинающих стартаперов. Были очень популярны, нас узнавали в метро, каждый день ходили на всякие мероприятия… Но только до самоокупаемости было далеко. Одно время мы с Женей работали в подвале в холод, в двух кофтах, пальто и шарфе, по ночам и без денег. Мы жили стартаперством — это был такой стиль жизни.

— Какой «такой»?

Макс: Стартаперы — это очень контактные, подвижные люди, которые постоянно что-нибудь узнают, со всеми знакомятся. И еще они по умолчанию готовы к неудачам. Ты ведь до конца не уверен, что все сделаешь правильно. Это всегда риск. И работа вне графика. У нас ребята и из дома работают, просыпаются, берут в руки телефон и начинают клиентам отписывать, а наши продавцы и ночью в строю: большинство клиентов ведь из Сан-Франциско. Так «на дядю» работать не будешь — совсем другое отношение к своему делу.

Женя: Здесь нужно вкалывать. Не бездумно, но очень много. Это отличает стартап от работы в компании и от lifestyle. И это же основная причина, почему стартап может выдать результат там, где забуксовала медленная корпорация — из-за внутренних установок, иерархии, бюрократии… Те, кто работает в стартапах, должны во что бы то ни стало достигать нужного им результата. Для сотрудника компании оправдание «звезды не сошлись, поэтому не получилось» — возможно. Для стартапщика — нет. Некоторые большие корпорации уже это поняли и поэтому выделяют отделы, внутри которых создают стартаперские условия. Например, так появился суперуспешный проект Tinder.

— Что нужно, чтобы получился хороший стартап?

Женя: Самая большая ценность стартапов — это то, во что в первую очередь инвестируют, то есть команда. Однозначно в команде должны быть лидер, хороший технический отдел и человек, который силен в маркетинге (для b2c) или продажах (для b2b). Бородатый хардкорный программист в одиночку ничего не сделает, так же как и гениальный продавец. Но если ты соберешь крутую команду — все равно, какой продукт делать. Один не получился — сделаешь другой и постепенно придешь к успеху.

Макс: В стартапах хорошо работает горизонтальная иерархия. Имеет смысл брать увлеченных людей, лучших в своей области, и маленькой командой решать задачи любого уровня сложности. Например, компания Telegram, которая сейчас оценивается в 5 миллиардов долларов, состоит из 20 человек.

— Недавно мы с Юрой Гурским обсуждали, как выглядит ситуация со стартапами глазами инвестора. Похоже на муравьиные бега. Вы готовы участвовать в гонке за первое место? Что нужно, чтобы стать лучшими на рынке? 

Макс: Чтобы быть лучшими на рынке, нужно много работать, а еще иметь правильное видение. Казалось бы: много работать могут все. А вот и не все! Тем более, не у всех есть видение нужного вектора, в котором нужно двигаться. Для этого необходимо иметь синергию с человеком, у которого это видение есть. Типа того же Юры Гурского.

Женя: Сравнение с муравьями немного обидное, но по сути верное. Получается, что мы и есть те муравьи, которые стартанули и даже уже куда-то добежали. Небольшой нюанс: муравья-лидера не просто перехватывают, на него делают ставку, придают ему этакую «суперсилу» в виде инвестиций, видения и чьих-то знаний. Остается тот же муравей, однако теперь он может двигаться быстрее и легче.

Макс: На чужих ошибках, конечно, легче выезжать. Но всем приходится проходить стадию муравья, чтобы потом стать «муравьеводом».

Один из важных вопросов — дисциплина. А точнее — самодисциплина. Над тобой нет менеджера, который ставит задачи, контролирует их выполнение, ругает или хвалит. Это все делаешь ты сам. И то, насколько удачно ты это делаешь, определяет, будешь ли ты среди тех стартаперов, которые только смузи пьют и ничего не делают, или же среди тех, кто нацелен на результат и чего-то добивается. Важно умение самоорганизоваться и сосредоточиться на главном. Ведь самое глупое, что можно делать, — это хорошо делать то, что не нужно делать вообще.

Женя: Наше главное отличие от наемного работника в том, что наемный работник каждый день чувствует себя хорошо, комфортно: у него есть зарплата, выходные, отпуска, работа, которую он любит… А стартап — это вечные качели, постоянный выход за зону комфорта, конкуренты, отношения с клиентами, которые иногда складываются не так, как хотелось бы. Это разбалтывает психику. Так что кроме самодисциплины важна еще и стрессоустойчивость.

Макс: А еще у стартапов ограничены ресурсы: инвестиции, люди… И вот правильное их распределение — одна из самых сложных задач.

— Я знаю, что вы привлекли инвестиции в размере нескольких сотен тысяч долларов? Это не так много…

Женя: У нас был вариант взять гораздо большую сумму, но мы сознательно взяли меньше, чтобы оставаться ребятами, которым приходится думать, а не просто сидеть на куче с деньгами. Это деньги, которые нужны для поддержания команды.

А вообще, «поднять» инвестиции под хорошую идею — не проблема. Сейчас просто эпоха дешевых денег, которые нужно вложить, да еще и так, чтобы что-то заработать. Стартапы — это реальный шанс за 2—4 года преумножить свои вложения, хоть и риски здесь высокие. Ни одна другая система инвестирования столько не приносит.

Кстати, в том числе и поэтому «стартап» — это такое спекулятивное слово. Как и стоимость некоторых компаний… Вон Uber оценивают более чем в 50 миллиардов. Что вообще в мире может стоить 50 миллиардов?!

— Ваша система SplitMetrics изучает паттерны поведения определенных групп людей, анализируя, что человек нажимал, в какое время, для чего… Вас не обвиняли в сборе данных о пользователях?

Женя: Самое интересное, что когда таким занимаются крупные корпорации в огромных масштабах, — это нормально, все привыкли. Но стоит об этом заикнуться маленькой компании — ее тут же обвинят во всех смертных грехах. Притом что мы, в отличие от Google или Facebook, не собираем личную информацию. Я знаю, что Facebook делает для банковской сферы США систему, позволяющую решать, стоит ли давать человеку кредит или нет. Прорабатывается все: профессиональные и родственные связи, социальная активность, материальное состояние друзей и родственников, круг интересов… Человек сам может о чем-то не догадываться, но в Facebook про него есть все.

Макс: Именно поэтому мы анонсировали интеграцию с Facebook — ни одна другая платформа не позволяет настолько гибко задавать таргетинги и понимать людей.

А если говорить о приватности, то в интернете ее уже давно не существует. Был не так давно «слив» данных сайта знакомств Ashley Madison. Там была дополнительная функция — «Очистить профиль», долларов 100 стоила. Но оказалось, что она ничего не удаляла. В итоге кто-то взломал сайт, «слил» данные, в том числе и те, которые были якобы удалены. Так что если что-то когда-то попало в интернет, есть большая вероятность, что об этом можно узнать.

— Большинство стартапов делается под лозунгом «Мы меняем мир к лучшему!». Актуален ли он для вас?

Макс: Ну, мир мы, может, и не меняем, но жизнь компаний улучшаем. Помогаем им принять правильное решение, основанное не на предположениях, а на исследованиях и цифрах. Экономим нервы и время, позволяем заработать больше денег.

Женя: Мы бы хотели заниматься социальными проектами, просто надо заработать на такую возможность.

— Вы открываете новый офис в Америке. Так удобнее работать?

Женя: Да, почти все наши клиенты имеют представительство в Силиконовой долине. Там в целом все дела решаются быстрее: на встречах, в барах, банях… За неделю в Америке можно решить вопросов больше, чем за три месяца в Беларуси. Основная сложность, с которой постоянно сталкиваемся, — в коммуникации. С ребятами из Сан-Франциско она происходит сложнее.

В Минске ты всех видишь, в любой момент можешь дернуть, а там — нет. Сильно отличается менталитет. Вопросы, которые кажутся нам очевидными, зачастую совсем неочевидны им. Они ничего не делают без контракта. Нет контракта — даже пальцем не пошевелят, притом что вы можете быть знакомы лет пять. У нас многое держится на доверии между партнерами.

— А жить бы там не хотели?

Женя: В свое время у меня была мечта — побывать в Силиконовой долине. И мое самое большое разочарование случилось тогда, когда я туда приехал и немного пожил. Сан-Франциско — это гигантская дорогущая деревня, с небольшими домами… И самый дорогой ресторан там может быть хуже, чем обыкновенное кафе в Минске. Столы пыльные, руки к ним прилипают. Девушки некрасивые, не думающие о своем внешнем виде: что с утра нашла, то и надела. Машины раздолбанные. Из плюсов — тепло, серфинг, ну и какое-то чувство свободы и выбора есть, это факт… Европа в этом плане мне гораздо больше по душе. Но вообще, мне нравится жить в Беларуси. Да, многие вещи здесь нуждаются в корректировке, но люди у нас — замечательные, пусть и немного угрюмые. Поэтому я для себя решил, что в будущем буду просто больше путешествовать. Это новые идеи, впечатления. Есть такая гипотеза, что жизнь человека измеряется пережитыми впечатлениями. Чем они ярче и больше, тем дольше жизнь.

А вообще, я считаю, что нам повезло родиться и делать проекты здесь, а не, например, в России. Беларусь в этом плане очень похожа на Израиль: у нее нет своего рынка, и поэтому все, кто здесь сидит, придумывают продукт сразу международного уровня. В какой-то степени Беларусь — это и есть Силиконовая долина, только технологическая. У нас маленькая страна и очень умные люди. У нас некому продавать, но создателей много и будет еще больше.

— Но стартапов-то не так уж и много…

Женя: Ну, это потому, что у нас достаточно тяжело что-то делать. Те, кто чего-то добивается, уезжают. И уже не могут поддержать начинающие проекты. Это основная причина того, что не увеличивается их количество. Надо, чтобы такие люди, как Микита Микадо, Юра Гурский, могли учить молодое поколение. Со стороны да с высоты опыта все же виднее. У нас в Беларуси даже акселераторов нормальных нет. Парк высоких технологий недавно открыл инкубатор — думаю, это должно помочь начинающим стартаперам. Imaguru в этом плане очень помогает, до них был очень популярен Startup Weekend. Я, можно сказать, и нашелся-то благодаря Косте Журавскому: пришел в Гродно на локальный ивент, где он меня вытащил.

— Не тяжело постоянно быть вместе?

Женя: Когда мы с Максом познакомились, нам было очень тяжело общаться, буквально на разных языках это происходило. Но мы все время проводили вместе, так что хочешь не хочешь, а научишься. Это к тому, что если вы ищете себе партнера для стартапа, первое впечатление о невозможности общения может быть ложным, тогда как взаимодействие будет продуктивным. Два одинаковых человека могут хорошо общаться, но плохо работать вместе.

— Что больше всего мотивирует на работу?

Женя: Воплощение идей и понимание того, что они реально помогают конкретным людям и компаниям. Не так давно мы Rovio сделали 2,5 миллиона дополнительных установок за одну неделю. Еще коллеги из Wargaming рассказывали, как мы помогли оптимизировать процессы в их отделе маркетинга. Они перестали спорить и вести долгие обсуждения того, какую иконку выбрать, а делают решения, полагаясь на данные.

Макс: А меня мотивирует возможность узнавать что-то новое, куда-то расти. Стартапы для этого отлично подходят. Такого пинка в твоей жизни ни одна компания не даст. Я даже говорю не о новых знаниях, а об общении с людьми, о возможности посмотреть на вещи под другим углом, о других ценностях и приоритетах в жизни.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Екатерина Петухова. Фото: Егор Войнов
ОБСУЖДЕНИЕ