38 010
13 марта 2023 в 8:00
Автор: Антон Мерзляков. Фото: Влад Борисевич

Парень с дислексией отучился в академии Microsoft, работает в ИТ с 17 лет и «топит» за фриланс

Автор: Антон Мерзляков. Фото: Влад Борисевич

Егор Горбачев больше десяти лет живет в Беларуси и удаленно работает системным администратором. История молодого человека примечательна тем, что его трудовой стаж насчитывает целых 15 лет, при том что самому ему недавно исполнилось 32 года. А еще у Егора дислексия — читать, писать и ориентироваться в пространстве ему сложнее. Поговорили с ним о работе в ИТ с такой особенностью, «потерянном поколении» айтишников, а также о плюсах и минусах фриланса, с которым он не расстается с момента переезда в нашу страну.


Родился в России, плохо учился в школе, пошел на курсы от Microsoft

— Егор, расскажите о себе: откуда вы, где учились?

— Я сам из России, вырос и родился там — под Брянском, а потом с родителями переехал в Выборг. Семья обычная: отец всю жизнь работал электриком, мама — оператором в котельной. Никакой связи с ИТ не наблюдалось, в первой школе даже компьютеров не было. Кроме того, не складывались отношения с учителями. Из-за дислексии и дисграфии я даже сегодня не всегда четко понимаю, где лево, а где право, плохо ориентируюсь в пространстве, запутываюсь в понятиях «больше» и «меньше», с трудом вспоминаю таблицу умножения. Переезжали в том числе из-за этого. И хотя в другом городе я попал в коррекционный класс, учился все равно с трудом.

Дислексия (от др.-греч. δυσ- — приставка, означающая нарушение, и λέξις — «слова, речь») — избирательное нарушение способности к овладению навыками письма и чтения при сохранении общей способности к обучению.

Дисграфия (от др.-греч. δυσ- — приставка с отрицательным значением, γράφω — «пишу») — нарушение письма, не связанное с интеллектом. Дисграфия не является результатом умственной отсталости.

Когда мне было около 12 лет, отец отыскал компьютер, причем совсем древний — 1991 года, раритетный, на вид прямо как ЭВМ. У меня о компьютерах тогда не было никакого представления, в жизни их раньше не видел — только на картинках. Купили пособие, чтобы я чем-то предметно занимался, и мне понравилось. Логически начал решать какие-то задачи с ним.

Родители заметили потенциал и мой интерес. И отправили меня на профильные пятилетние курсы в сотрудничающую с Microsoft академию, которая появилась в городе, — там набирали и старшеклассников. Я был немного младше, и пришлось сдать тест на сто вопросов на общие знания по компьютерам (условно, что такое ЦП и т. д.) — набрал 99 баллов. Мой древний компьютер для учебы уже не подходил, поэтому отец взял кредит на 1200 евро и купил новый. С учетом платного обучения (около 100 евро в месяц) это были большие деньги для семьи.

«Нарисовал визитки и ходил по всем бизнес-центрам в городе»

— Про дальнейшее обучение речи не шло?

— Я как мог закончил 9 классов школы и получил базовый аттестат. Сдавал русский язык, который учителя дали просто списать, математику и труды — сделал табурет. Никакого другого академического образования с тех пор у меня нет. Правда, после школы понял важность английского языка и сумел поступить в педагогический колледж на учителя английского (и это с моей дислексией). Но не срослось, отучился всего год.

В 16 лет пошел работать — нарисовал на своем компьютере визитки, распечатал и ходил по всем офисам в городе, разным бизнес-центрам, предлагая собственные услуги. Наткнулся на одно место, в котором меня приняли, — настраивать принтеры, устанавливать «1С Бухгалтерию». Платили около 160 долларов в месяц (разумеется, неофициально). Но визитки разносить не переставал. В 17 лет устроился на первую работу по трудовой книжке, попал в техподдержку местного интернет-провайдера. Тогда я еще учился в академии при Microsoft. В компании об этом знали и знали педагогов — они за меня поручились. Так я «официально» попал в ИТ.

— Долго продержались на этом месте? Как начали фрилансить?

— До этого было несколько этапов. Работал на заводе системным администратором, также на телевидении по схожей специальности. После попал на одно предприятие, обеспечивающее город электричеством, причем сразу на одну из управляющих позиций, притом что мне было чуть за 20. Но это было мое последнее «официальное» место работы.

Фрилансить начал еще во время работы на телевидении. Наш город маленький (проживает около 80 тысяч человек. — Прим. Onlíner) — срабатывало сарафанное радио. Так и жил: делал небольшие сайты, другие проекты, но основные заказы касались серверов. Занимаясь этим, понял: мне интересно их удаленное администрирование. Да и в целом пришло осознание, что удаленная работа — это круто. Примерно тогда же (2009 год) зарегистрировался на онлайн-биржах, в те времена это еще не было мейнстримом. Но работать на них стал немного позже.

«Не работаю в офисе с 2011 года»

— Почему перебрались в Беларусь?

— На тот момент (2011 год. — Прим. Onlíner) страну вполне можно было назвать «голодной» до ИТ-специалистов. Тогда, как казалось, достаточно было просто сказать «Я умею переустанавливать Windows», и работа находилась. Считаю тот период «золотой эрой», когда «войти в ИТ» было относительно легко. До решения о переезде о Беларуси я почти ничего не знал, помнились какие-то выдержки из школьной программы. Изначально меня здесь ждало несколько компаний, хотя с ними я так и не поработал (но собеседования прошел). Тем не менее переезд случился.

Когда только размышлял о релокации, уже удаленно работал на две компании — и зарабатывал только в одной из них столько же, сколько и на привычной работе (в компании энергосбыта). Тогда я подумал: зачем мне вообще в офисе сидеть? И уже полностью окунулся во фриланс. Когда переехал, постепенно начал расширять географию заказчиков — были компании как из Беларуси, так и из России, стран Балтии, Польши. Так и развивался — в Беларуси, например, успел поработать на дата-центр. Уже восемь лет как устроен на 0,25 ставки в EdTech-компании, но в их офисе так и не побывал — как и за все время на всех остальных работах начиная с 2011 года.

Как дислексия сказывается на работе

— А дислексия каким-либо образом отражается на рабочем процессе — помогает, мешает?

— Считаю, что лично мне — помогает. Как? По сути, я как будто ничего не знаю, но способен выполнять задачи — решения «проявляются» в голове. У меня нет готового резюме, моя проблема в том, чтобы даже его составить, указать стек знаний. На каком-то интуитивном уровне вижу, как можно нечто сделать. Открываю Google, много вкладок — и ищу, какие конкретные команды подойдут для конкретной задачи.

— С заказчиками из-за этого не случается недопониманий?

— Убедить клиентов обычно помогает высокий рейтинг на биржах, хотя бывает, что кто-то интересуется: «Вы что, на выходных не отдохнули, почему такое странное письмо?» (из-за особенностей последнего при дисграфии. — Прим. Onlíner). Я обычно просто объясняю свою ситуацию — больших проблем не возникает.

«Мы потеряли целое поколение айтишников»

Во время разговора Егор затронул тему «потерянного поколения» айтишников, начинавших изучение вместе с ним, но не устроившихся в отрасли и сегодня. Заметно, что эта тема ему небезразлична.

— Многих людей, учившихся примерно в одно время со мной, мы потеряли. В моей академии было четыре потока — ощущение, что из всех сегодня остался только я. В те годы ИТ-ниша в широком понимании не была лишь коммерческой историей — многие, по крайней мере в моем маленьком городе, ходили в академию лишь потому, что это считалось престижным (некоторых просто отдали родители). Но даже те немногие, которые действительно интересовались, не видели перспективы — таких денег, как сегодня, зарабатывать не получалось. Предложение в $500 считалось предельным. Люди уходили — менеджер в магазине электроники мог зарабатывать больше среднего системного администратора.

Мы потеряли прослойку миллениалов, которые учились 15 лет назад, но увидели, что денег нет, и просто забили. Поэтому людей моего возраста, которые настолько же долго работают, я не встречал. А сейчас, когда пошел хайп на ИТ, многие хотят вернуться в отрасль, но не могут, даже заканчивая новые курсы.

— В чем причина?

— Они помнят старую базу, которая не соотносится с нынешними требованиями. Перебить ее сложно.

— С вами могут не согласиться: историй, как пекарь решил «уйти в ИТ», полностью сменив род деятельности, хватает.

— Да, переучиться со сварщика на айтишника проще, как показывает практика. Потому что нет вообще какого-либо бэкграунда — начинаешь с чистого листа. Мой друг того же возраста, что и я, трудился сварщиком — обычным рабочим. Однако вот уже несколько лет удаленно работает в ИТ-среде, причем учась через YouTube, без курсов. Имеет хороший заработок, купил квартиру. Но почему-то никто не говорит про тех, кто уже был в ИТ, ушел оттуда и обратно вернуться не может, — адаптироваться тяжело.

Вы «джун» и не можете найти работу? Становитесь фрилансером

— Сейчас много говорят о том, что Junior-специалистам все сложнее найти работу. Можете посоветовать, что делать таким людям?

— Все зависит от сферы, в которую вы попали, но общий совет такой: пробовать переходить во фриланс. Главное — грамотно это сделать, фриланс дает жирный багаж знаний. Оставаться условным backend- или frontend-разработчиком, владеющим лишь определенным стеком технологий (в случае с frontend — HTML, CSS, JavaScript и прочее), во фрилансе вряд ли выйдет, придется постоянно изучать что-то еще.

Например, сегодня утром я делал редиректы по сертификатам в битрикс-системе, потом другой заказчик попросил обновить его сервер, после — поднять базу данных в MySQL, еще один клиент пишет по настройке облачного хранилища. Все это — системное администрирование, но не в узкой области. Можно провести аналогию с врачом-терапевтом, которому необходимо по чуть-чуть знать о разных заболеваниях. Во фрилансе нет такого, что я, например, делаю только дизайн. Нет, нужно и дизайн делать, и админку «пилить», и базу данных. Поэтому для «джуна» такая работа — возможность быстро удвоить свои скиллы.

— Как быть человеку, который только начинает? Особенно если отзывов, примеров выполненных работ и других подтверждающих факторов пока нет?

— Нужно постоянно мониторить предложения на трех-четырех площадках. Установить на телефон их приложения, оставаться на связи 24/7. А еще — грамотно отвечать заказчикам (для меня это при условии дисграфии поначалу было тяжело). От этого зависит едва ли не 80% успеха. Не просто ответить «У меня есть опыт, я вам сделаю дизайн», а дать обратившемуся человеку то, что он хочет услышать, — решение.

Идеальная форма ответа: «Здравствуйте, меня зовут так-то, я знаю, как решить вашу задачу. Она решается следующим образом». И описываешь процесс выполнения задания, гуглишь решение (если сразу не знаешь). На примере с дизайном сайта выглядело бы так: «Я сделаю его подобным способом, размещу ваш сайт на такой-то разновидности движка». Рассказываешь, почему именно на нем, и потом добавляешь: «Успею за такое-то время и определенные деньги». На ваш отзыв почти наверняка ответят.

— Какие у фриланса минусы?

— Ты — торговец семечками. Сегодня их раскупили, а завтра — совсем не факт. Не стоит полагать, что работа будет похожей на красивую картинку с человеком за ноутбуком где-то на пляже. В полноценном отпуске я не был ни разу за 15 лет. Конечно, я могу куда-то поехать, но возьму с собой кучу роутеров с мобильным интернетом, чтобы оставаться на связи. В общем, романтики во фрилансе не так много, как кажется со стороны.


29", рама 20", горный, сталь Hi-ten, вилка амортизационная с ходом 80 мм (сталь Hi-ten), трансмиссия 21 скор. (3х7), переключатели: задний Microshift/передний Microshift, тормоз дисковый механический, вес 18 кг

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by