От успеха до забвения. Как в Минске делали одни из лучших в СССР компьютеры и почему перестали

08 ноября 2021 в 8:00
Автор: Антон Мерзляков

От успеха до забвения. Как в Минске делали одни из лучших в СССР компьютеры и почему перестали

Недавно мы рассказывали, как в начале 1990-х годов в Минске запустили производство первого в СССР ноутбука. Но история белорусского «компьютеростроения» начинается раньше, еще в 1960-х. О семействе электронно-вычислительных машин линейки «Минск» знали по всей огромной стране, но в один момент они утратили всю славу. Вот как это произошло.

После войны, в начале 1950-х годов отставание советской инженерии от стран капиталистического блока в области разработки ЭВМ было ощутимым. Некоторые источники в сети говорят про запаздывание в десять лет, но давать настолько точные оценки — дело неблагодарное.

Так или иначе, советское руководство понимало опасность ситуации и предпринимало попытки по ее исправлению. В 1956 году постановление Совета министров СССР дало старт расширению программы производства электронно-вычислительных машин по всей стране, в том числе в БССР. В этом же году в Минске открылся завод имени Г. К. Орджоникидзе, а в 1958-м к нему добавилось специальное конструкторское бюро (СКБ) «для сопровождения и модернизации выпускаемых заводом ЭВМ».

В 1964 году СКБ выделили в самостоятельное научно-исследовательское предприятие, а в 1972-м зарегистрировали как Научно-исследовательский институт электронных вычислительных машин (НИИЭВМ). ОАО «НИИЭВМ» работает и сегодня.

Первая оригинальная белорусская ЭВМ «Минск-1»

Важно понимать: в 1958—1959 годах СССР хоть и отставал от США в теме разработки и выпуска ЭВМ, но кое-какими машинами обладал. На сайте Виртуального компьютерного музея говорится: «В Москве тогда уже работали ЭВМ БЭСМ, в Пензе серийно выпускались „Урал-1“, в Ереване заканчивалась разработка ЭВМ „Раздан“, а в Киевском институте кибернетики АН УССР проводилась наладка первого образца полупроводниковой ЭВМ УМШН („Днепр“)».

И тем не менее «Минск-1» оказался достаточно успешным проектом, причем достаточно оригинальным, хоть и основывался на уже выпускавшейся ЭВМ М-3 (производства лаборатории электросистем Энергетического института АН СССР). «Минск-1» смогли разработать за достаточно короткий срок — 18 месяцев. Параллельно думали, как одновременно с окончанием разработки запустить процесс массового производства, — в итоге все получилось.

Различные версии «Минск-1»

В августе 1960-го появились первые серийные машины «Минск-1», которые были способы выполнять 2,5 тыс. операций в секунду. Для сравнения: прародитель в лице ЭВМ М-3 показывал производительность около 30 операций в секунду. А еще во всех материалах, связанных с историей белорусской ЭВМ, уточняется: «Минск-1» не был совместим с ЭВМ М-3. «В наследство» от нее перешли только две архитектурные характеристики: длина слова и двухадресная команда. Благодаря этому «Минск-1» и получается назвать первой оригинальной разработкой завода имени Орджоникидзе.

Среди преимуществ машины выделяли сравнительно скромные габаритные характеристики. Так, для размещения всей системы требовалось порядка 4 квадратных метров площади, а для московской БЭСМ — целых 100 «квадратов». А еще «Минск-1» поставлялся с довольно обширной по тогдашним меркам библиотекой из ста программ, среди которых впоследствии появились трансляторы «Автокод Инженер» и «Автокод Экономист».

Короче говоря, «Минск-1» получился достаточно удачным. Устройство использовали за пределами БССР и считали одним из лидеров среди ламповых машин того периода во всей стране. С 1960 по 1964 год удалось произвести 220 (по другой информации, 230) экземпляров «Минск-1» и заодно разработать ряд усовершенствованных модификаций («Минск-11», «Минск-12», «Минск-14», «Минск-16»). Их применяли в разных сферах — от работы с сейсмической информацией и телеграфными линиями до обработки метеорологических данных.

«Минск-2», или первая полупроводниковая ЭВМ СССР. Ее версия могла использоваться в лунной программе

Следующей «номерной» ЭВМ завода имени Орджоникидзе стала «Минск-2», разработку которой закончили к 1962 году (правда, «в серию» машина пошла только в 1963-м). Она стала первой в СССР, способной обрабатывать текстовую информацию (раньше отечественные ЭВМ могли работать только с цифрами). Кроме того, «Минск-2» признана первой полупроводниковой ЭВМ в Союзе: от ламп отказались.

Всего заводом было выпущено 118 штук «Минск-2», которые отличались производительностью в 5—6 тыс. операций в секунду. Затем появились модифицированные версии — например, «Минск-26» и «Минск-27», которые использовались для обработки данных с метеорологических ракет и спутников Земли «Метеор». А «Минск-23» послужил основой для построения системы по продаже и резервированию билетов «Аэрофлота».

Контрольная панель «Минск-22»

Но интереснее всего обстояло дело с «Минск-22». История предназначения этой ЭВМ до сих пор окутана флером тайны. Белорусский инженер Галина Галкина в интервью Onlíner говорила: «На первой в Минске ЭВМ широкого использования „Минск-22“, выпускавшейся на нашем заводе электронно-счетных машин, все было достаточно примитивно. Сначала надо было написать программу на специальном бланке, потом отдать на перфорацию, где все символы превращались в дырочки. Поначалу это были перфоленты, потом техника усовершенствовалась и началась эпоха перфокарт, а ЭВМ стали многозадачными. Уже позже информация стала набиваться на магнитной ленте (бобине)».

Всего было выпущено 734 машины «Минск-22», которые отличались увеличенным объемом оперативной памяти и накопителя на магнитной ленте. Эту ЭВМ особенно часто применяли при планово-экономических расчетах.

«Минск-2» и «Минск-22»

Но вместе со всей «примитивностью» есть неподтвержденная (во всяком случае официально) информация, что «Минск-22» применялся в лунной программе — в частности, управлял межпланетными советскими станциями «Луна-1» и «Луна-2». По воспоминаниям разработчиков машины, на предприятии об этом только подозревали. Но если бы знали точно, «это, конечно, было бы гордостью всего коллектива завода».

Уникальная ЭВМ «Минск-32»

Эта машина из 1968 года отличалась сразу несколькими уникальными на тот момент фишками. Во-первых, она была достаточно мощной: заявлялось о быстродействии в 30—35 тыс. операций в секунду. Но еще, что важнее, на ней получалось запускать программы от других ЭВМ серии «Минск» (причем в мультизадачном режиме: одновременно могло обрабатываться до четырех независимых программ).

«Минск-32»

Еще раз: для конца шестидесятых годов XX века то, что сегодня назвали бы «кросс-платформенностью», было в диковинку. В то время создание одной программы требовало очень серьезных как финансовых, так и временны́х вложений. А выпуск новой модели ЭВМ практически перечеркивал все затраченные усилия — «приложение» приходилось переписывать заново. Предложить решение, которое позволило бы запускать ранее созданное ПО, большинство советских электронно-вычислительных машин того периода (если не сказать все) еще не могли. Исключение — «Минск-32».

Всего выпустили порядка 3 тыс. ЭВМ этой модели, производство закончилось в 1975 году. К сожалению для его создателей, «Минск-32» впоследствии стал «последним из могикан».

По какой причине ЭВМ серии «Минск» ушли в забвение

Как упоминалось выше, к концу 1960-х годов о программной и аппаратной совместимости разных моделей ЭВМ и разработанного для них ПО только начинали задумываться. Понятно, что это серьезно увеличивало стоимость разработки, а собственных поддерживающих подобный подход машин — кроме «Минск-32» — в СССР тогда не существовало.

ЕС-1055

И несмотря на то что сметы разработок практически всех ЭВМ линейки «Минск» в сравнении с аналогами от других советских производств были достаточно скромными, партийное руководство решило пойти по пути американской компании IBM. В 1964 году эта фирма представила третье поколение своих электронно-вычислительных машин на интегральных микросхемах System/360 и System/370, которые были полностью совместимы — как конструктивно, так и программно.

По сложившейся традиции «заимствований» в стране решили развивать серию компьютеров ЕС ЭВМ (единая система электронных вычислительных машин). В «Википедии» говорится, что они являются аналогами машин, производимых IBM, и даже совместимы с ними. В общем, более сложный и дорогостоящий вариант разработки собственного парка совместимых компьютеров — пускай на основе того же «Минск-32» — реализовывать не стали. Зато в Минске с 1971 года начали собирать упомянутые ЕС ЭВМ.

14.2" 3024 x 1964 IPS, 120 Гц, несенсорный, Apple M1 Pro (8 ядер), 16 ГБ, SSD 512 ГБ, видеокарта встроенная, Mac OS, цвет крышки серебристый
16.2" 3456 x 2234 IPS, 120 Гц, несенсорный, Apple M1 Pro (10 ядер), 16 ГБ, SSD 512 ГБ, видеокарта встроенная, Mac OS, цвет крышки серый
13.3" 2560 x 1600 IPS, 60 Гц, несенсорный, Apple M1 3200 МГц, 8 ГБ, SSD 256 ГБ, видеокарта встроенная, Mac OS, цвет крышки серый
13.3" 2560 x 1600 IPS, 60 Гц, несенсорный, Apple M1 3200 МГц, 8 ГБ, SSD 256 ГБ, видеокарта встроенная, Mac OS, цвет крышки серый

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Без комментариев