26 949
20 июля 2021 в 8:00
Автор: Ян Альшевский

От картошки в космосе до посадки на Марс. Как Китай стал космической державой и хочет быть лидером

Государства почти как обычные люди: есть условные «альфы» и подчиненные им, где-то посерединке живут «беты», а ниже в иерархии — «омеги». Одни доминируют и всеми силами показывают свое превосходство, другие подстраиваются, хитрят и не торопятся, но могут оказаться на вершине, не будучи заметными до последнего момента. Третьим уготована самая незавидная судьба.

После Второй мировой войны одним из способов доказать свое доминирующее положение стало участие в космической гонке. Космос превратился в «поле битвы» для двух супердержав того времени: США и СССР. Остальные либо оставались в тени гигантов, либо даже не помышляли о том, чтобы оказаться за пределами земной атмосферы. Вовсе не желание бороздить просторы Вселенной и обеспечить человечеству беззаботную жизнь на далеких планетах двигало теми, кто стоял у руля. Технологическое превосходство (далеко не в последнюю очередь — в военной сфере) — вот что было необходимо.

Иллюстрация: Space Legal Issues

В активную фазу космическая гонка вошла в 1957 году, когда Советы запустили «Спутник-1». США готовили ответ, а Китаю оставалось только наблюдать со стороны. Говорят, Мао тогда заявил: «Китай не может отправить в космос даже картофелину». А потому не может претендовать на звание одной из сильнейших держав мира.

Само собой, это не устраивало китайского генсека, который потребовал от своего главного союзника — СССР — помочь ему с технологиями и наукой, предоставить доступ к ядерной программе. Тогда Хрущев отказал, одновременно между странами нарастали разногласия в других сферах, что в итоге привело к затяжному конфликту, получившему название советско-китайский раскол.

Фото: Alpha History

Все это не мешало Китаю начать собственную космическую программу, что произошло еще в 1956 году (было основано специальное научно-исследовательское подразделение). Были поставлены амбициозные планы, которые, правда, пришлось корректировать и подгонять под реальность: неудачи постепенно сменились осторожными успехами, но грандиозных достижений не случилось. Ударил по самолюбию и провал с запуском пилотируемой космической миссии, который планировался на 1973 год.

«Дунфан Хун-1» — первый китайский спутник. Фото: Brücke-Osteuropa

Политические дрязги внутри страны не помогали науке, развитие сферы значительно затормозилось до второй половины восьмидесятых годов прошлого века. Постепенно начали работать реформы, предложенные вскоре после смерти Мао, в девяностых Китай продолжил трансформацию экономики, что подстегнуло все направления. Тогда же был анонсирован перезапуск пилотируемых полетов, пара китайских космонавтов отправилась на тренировки в Россию.

Последние два десятилетия полностью изменили как Китай, так и его положение на мировой арене. В 2003 году страна стала третьей в мире осуществившей пилотируемый полет в космос. В 2011-м состоялся запуск экспериментальной орбитальной станции, а спустя примерно год — пилотируемый полет к ней. В 2013-м на Луну отправился китайский ровер, в 2019-м Китай стал первой в мире страной (можно добавить пафоса и сказать «в Солнечной системе»), чей исследовательский аппарат совершил мягкую посадку на обратной стороне Луны. Он же стал первой державой, которая провела на спутнике Земли биологический эксперимент, а в какой-то момент построила крупнейший в мире 500-метровый радиотелескоп с заполненной апертурой.

Посадочный модуль китайского марсохода. Фото: Китайское национальное космическое управление

Бюджет космических программ Китая составляет, по разным данным, около $9—12 млрд в год, в этом КНР уступает только США (примерно в два раза), а Россия на их фоне оказывается аутсайдером с четырехкратным отставанием от Китая. В отличие от конкурентов, Китаю меньше приходиться опираться на мнение общественности в отношении того, можно ли тратить деньга на космос: ведь партия сказала «Надо!».

Эксперты NASA указывают на проработанную и долгосрочную стратегию Китая, в рамках которой планомерно и систематически выполняются промежуточные цели. На орбитах вокруг Земли появляется все больше китайских спутников (в 2018-м азиатское государство обошло всех по количеству отправленных объектов подобного плана). Недавно Китай начал предварительную «охоту» на астероиды, которые могут стать источником необходимых в промышленности элементов, а также запустил свой первый космический оптический телескоп.

Один из астероидов, интересный для китайских ученых. Фото: Синьхуа

Теперь достижения Китая начали восприниматься как нечто само собой разумеющееся: например, когда спускаемый модуль марсианского зонда «Тяньвэнь-1» с марсоходом на борту оказался на поверхности Красной планеты, это уже не вызвало возгласов удивления, как раньше.

Из догоняющих Китай превратился в одного из лидеров, хотя к так называемой «элите» космических исследователей он присоединился относительно недавно. Сейчас на космическую индустрию страны работает более 150 крупных компаний, растет независимость от внешних подрядчиков, строится новая космическая станция, в планах — покорение Луны и Марса и, самой собой, намерение занять первое место в космической гонке.

Америка давно поняла, что будущее космической сферы связано с развитием частного сектора в этом сегменте. По этой причине прекрасно себя чувствуют Blue Origin Джеффа Безоса, Virgin Galactic Ричарда Брэнсона, SpaceX Илона Маска — они собирают все больше государственных заказов и реализуют свои проекты. Кто-то удивится, но и в Китае фишку также просекли достаточно давно: как минимум с 2014 года частный капитал начали привлекать в космические программы и вовсю налаживать сотрудничество с ним.

Фото: The Verge

Третья космическая держава — Россия — играет в догонялки. Лишь в начале июня 2021-го глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин не исключил, что частный капитал в придет на предприятия госкорпорации в текущем году.

Активность Китая, который обходит возникающие на пути преграды с, как кажется извне, невероятной легкостью, приведет к изменениям и переделу рынка. Ожидается снижение цен на компоненты, необходимые индустрии, как следствие — снижение цен на запуски. Далее — появление новых игроков и конкуренция на услуги (в том числе космический туризм).

Интересно обстоит ситуация и с нормой, прописанной в ITAR (International Traffic in Arms Regulations), которая запрещает применение оборонных и военных технологий США в спутниках, запускаемых Китаем. С одной стороны, ITAR ограничивает возможность Китая конкурировать на международном рынке, с другой — вынуждает КНР разрабатывать собственные решения и развивать направление за счет таких стран, как Бразилия, Венесуэла, Нигерия, Лаос, Алжир и так далее. Аналогично, к слову, поступают и некоторые европейские компании — так появляются изделия с меткой ITAR-free (прямо как «Без ГМО» на продуктах).

Еще один слабый момент — возможный уход на «пенсию» в 2024 году МКС. Если это произойдет, США останутся в уязвимом положении: тайконавтов к себе они не пускают, а в космосе к тому времени останется лишь китайская космическая станция (либо придется платить за МКС только из своего кармана: Россия намерена выйти из проекта). Китай, в свою очередь, «открыт для иностранного участия».

КНР чрезвычайно заинтересована в освоении космоса. И объяснения могут не понравиться другим космическим державам. Появление той же национальной космической станции весьма символично. «Это можно сравнить с постройкой соборов в прошлом», — говорит Аланна Кроликовски из Университета науки и технологий Миссури. По ее мнению, Китай хочет, чтобы его видели как инноватора, создающего новые технологические направления.

Так коммунистическая партия КНР обеспечит поддержку народа: мол, мы теперь лидеры и в космосе. Такой подход, к слову, работал и во времена космической гонки, когда в ней было только два участника, США и СССР: что еще, как не гордость за свою страну, поднимает уровень патриотизма. Поэтому Китай попросту не может проиграть.

Менее очевидным, но от этого не менее значимым является и развитие военных технологий. Ведь все, что ни делается, направлено «на укрепление национальной оборонной мощи» — такие слава прозвучали еще в 1999 году после запуска корабля «Шэньчжоу-1», позже ставшего платформой для пилотируемых миссий (на «Шэньчжоу-5» в 2003-м в космос отправился первый китайский космонавт Ян Ливэй).

Риторика о новом этапе «космических войн» стала все чаще появляться в американской прессе весной, после запуска первого модуля новой космической станции. Писали, что для Си Цзиньпина «Тяньхэ» является центральным элементом его видения Китая как космической державы «во всех отношениях» — глобального лидера в сфере научных достижений, экономики и военной мощи.

Аналитики припомнили разработку Китаем систем противоспутниковой обороны, не упомянув, что аналогичные есть у США и России. Затем некоторые признались: никто наверняка не знает, чем именно будет заниматься Китай в космосе, но нередко туда отправляют изделия двойного назначения. То есть объективно новый игрок играет по принятым правилам, и «старичкам» это не нравится.

«Пекин работает над тем, чтобы его силы в космосе были сопоставимы или превосходили американские. Это позволит Китаю получить экономические и репутационные преимущества наподобие тех, которыми обладает официальный Вашингтон (имея превосходство в космосе)», — заявили в руководстве нацразведки США. Америка, соответственно, потеряет «баллы», «альфа» в космосе может смениться.

Фото: South China Morning Post

Тем временем Китай озвучил свои официальные планы на 2021—2025 годы: страна сфокусируется на развитии космического транспорта, в том числе пилотируемого, продолжит изучение космического пространства и развитие инфраструктуры, оценит возможность разработки астероидов и создания собственной телекоммуникационной сети спутников (из 13 тыс. аппаратов), завершит постройку космической станции к концу 2022 года. Позже в этом десятилетии — отправка зондов к Марсу (возвращаемого) и Юпитеру, а постройка лунной базы начнется где-то в промежутке с 2026 по 2035 год (предположительно, с участием России).

Очевидно, что «как было» уже не будет: Китай преодолел «скорость принятия решения».

Источники: The Guardian, Space, The New York Times, Time, ТАСС, SpaceNews (1, 2), BBC, The Diplomat, SpaceChina

Читайте также:

Готовимся заранее делать запасы — морозильники в Каталоге с доставкой на дом

Для походов и кемпинга с друзьями или семьей — более 700 палаток в Каталоге с доставкой

треккинговая, весна/лето/осень, 2-местная, 1 вход, 1 комната, противомоскитная сетка, штормовые оттяжки, ДхШхВ: 205x125x105 см
треккинговая, весна/лето/осень, 3-местная, 2 входа, 1 комната, противомоскитная сетка, тамбур, штормовые оттяжки, ДхШхВ: 370x220x125 см
треккинговая, весна/лето/осень, 3-местная, 2 входа, 1 комната, противомоскитная сетка, тамбур, штормовые оттяжки, ДхШхВ: 380x220x130 см

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Ян Альшевский
Без комментариев