«„Суверенный интернет“ в Беларуси — это нереально». Глава hoster.by о худшем годе байнета и блокировках сайтов

186
17 мая 2021 в 8:00
Автор: Станислав Иванейко. Фото: Максим Тарналицкий

«„Суверенный интернет“ в Беларуси — это нереально». Глава hoster.by о худшем годе байнета и блокировках сайтов

5 мая доменной зоне .by исполнилось 27 лет. За это время появилось более ста тысяч доменных имен, а суммы за некоторые из них сопоставимы со стоимостью квартиры если не в столице, то в крупных райцентрах точно. По случаю дня рождения байнета Onliner встретился с главой hoster.by Сергеем Повалишевым. Мы поговорили о нынешнем состоянии доменного бизнеса, а также выяснили, рискует ли байнет оказаться в «Клубе 27» из-за «суверенного интернета» и блокировок ресурсов.

«Минус 1900 доменов за второе полугодие»

— Прошлый год стал очень разным для бизнесов: одни индустрии были в кризисе, другие, наоборот, поднялись. А каким оказался год для байнета и конкретно hoster.by?

— Если брать весь мир, то доменная зона у крупных доменных реестров Европы показала рост в 3%, а за 2019 год у зоны .by был рост 4%. То есть в предыдущие годы доменная зона .by росла лучше крупнейших доменных реестров в «коронакризисный» год. Этот рост на 3% в Европе обусловлен тем, что до сих пор не все бизнесы были представлены в интернете. Небольшие кафе, цветочные магазины — они умудрялись до недавнего времени существовать абсолютно без представительства в онлайне. Но жесткий локдаун вынудил даже мегамелкий бизнес прийти в интернет: только так можно было обеспечить заказы. И рост в 3% — это, на самом деле, очень много.

В прошлом году по Беларуси до 1 августа доменная зона .by приросла на 1500 доменов (21 500 доменов зарегистрировано, 20 000 удалено). Что было потом? Минус 1900 доменов за второе полугодие. То есть глобально произошло перекрытие роста, отмеченного в первом полугодии. И по итогам 2020 года, к сожалению, доменная зона .by сработала в минус: 12 000 зарегистрировано, удалено 13 900.

— Что это означает? Сайты сворачивали из-за закрытия бизнесов?

— Да. Мы регулярно опрашиваем клиентов, которые по тем или иным причинам отказываются от продления услуг. Подавляющее большинство говорило, что бизнес уходит в ликвидацию, деятельность приостанавливается. Были и более курьезные ответы: «Нам нечем платить зарплату сотрудникам, а вы про продление хостинга говорите».

В первую очередь сокращение доменной зоны связано с прекращением деятельности бизнесов. И, как ни крути, количество создаваемых новых бизнесов заметно сократилось за последнее время. Если в мире, особенно в странах с введенным локдауном, рост был обусловлен приходом в онлайн обычных бизнесов, то у нас такой фактор не сработал. В Беларуси не было жесткого локдауна, поэтому первое полугодие — органический рост, как и в предыдущие годы. Но были и хорошие годы: в 2013—2014 годах зона .by была первой в Европе по темпам роста. Мы опережали абсолютно все страны. Тогда бизнес стал активно переходить в интернет, и пик этого процесса как раз пришелся на 2013—2014 годы.

— Получается, ваши дела сильно зависят от того, что происходит в экономике страны?

— Все так. Мы постоянно говорим, что доменная зона — своеобразное зеркало экономики. Когда все хорошо — создаются новые предприятия, открываются новые направления бизнеса. И в современном мире для всего этого иметь онлайн-представительство — просто мастхэв. Появляются бизнесы, автоматически растет число регистраций в доменной зоне, а значит, увеличивается количество оказываемых услуг в сфере хостинга интернет-ресурсов.

Если брать 2020 год, то он был самым плохим в истории байнета. Все предыдущие годы доменная зона демонстрировала стабильный рост. То, что зона сработала в минус, — это трагедия. Может, слово «трагедия» слишком громкое, но, конечно, момент это очень неприятный. Однако начало этого года более позитивное, хотя в экономике каких-то сильных положительных тенденций не наблюдается. Суммарно зоны .by и .бел вновь подходят к отметке в 150 тысяч доменов. Летом прошлого года этот рубеж уже был перейден, но к концу 2020-го откатились к 149 тысячам. Сейчас возвращаемся обратно.

О причинах появления зоны .бел

— Какое соотношение доменов между .by и .бел?

— На текущий момент в .by зарегистрировано 135,6 тысячи доменов, в зоне .бел — 13,7 тысячи. То есть на каждые 10 доменов .by регистрируется один домен в зоне .бел. В то же время доменная зона .бел находится на втором месте среди абсолютно всех кириллических доменов (Болгария, Украина, Монголия), уступая только .рф — там около 700 тысяч доменов.

— В чем необходимость кириллических зон?

— Есть еще доменные зоны на арабском, китайском и других языках. С точки зрения технического сообщества, такие зоны удобнее для людей старшего поколения. Те, кто совершает ошибки при наборе сайтов на латинице, без ошибок пишут доменные адреса на кириллице.

Несколько лет назад проходила перепись населения. В зоне .by сайт назывался census.by. Мы даже провели опрос на улице: «Как напишете слово census?» И правильно никто не называл. А вот «перепись.бел» все, понятное дело, вводили верно с первого раза.

Доменная зона на родном языке гораздо проще для восприятия на слух и визуально. Даже если слово будет длинным. Также на момент запуска зоны .бел уже были .рф и .укр, поэтому для нас было принципиально не отставать от соседей.

— Но сфера применения очень узкая: локальные бизнесы, местные пользователи.

— Да, но в белорусском бизнесе большинство компаний работает на локальный рынок либо на рынок СНГ, где кириллица всем понятна. Я больше выступаю за то, чтобы у сайта было несколько имен.

— Сколько еще коротких свободных доменов осталось в зоне .by?

— Все двухбуквенные домены выкупили еще года четыре назад, двухсимвольные (с цифрой) в основном тоже уже приобретены. Иногда они появляются на аукционах, в последнее время пачками становятся доступны. Кто-то по разным причинам не продлевает домены, и они оказываются на аукционах.

$30 тысяч за домен

— Чем короче имя, тем домен дороже? 

— Если сравнивать двухсимвольный домен с чем-то вроде auto.by или okna.by — безусловно, я отдал бы предпочтение доменам с четкими и понятными словами. Конечно, когда имя короткое, красивое и запоминающееся — это хорошо. Но успех проекта в онлайне не зависит напрямую от названия домена. Все-таки, помимо него, нужно прикладывать усилия для продвижения, развития проекта, улучшения контента, качества сервиса.

— Сколько стоил самый дорогой домен в байнете? 

— В последние лет десять встречается мнение, что домены утрачивают ценность, потому что люди начинают вводить в адресной строке конкретные поисковые запросы и переходят на сайты по итогам выдачи. Но как показывает опыт этих же десяти лет, доменные имена по-прежнему растут в цене — ведь это исчерпаемый ресурс: никогда не будет несколько доменов с одинаковым названием.

В Беларуси все домены попадают не в свободный доступ, а реализуются через благотворительные аукционы. Если анализировать все аукционы, то самым дорогим стал домен casino.by — его продали за 30 тысяч долларов в эквиваленте. А в прошлом году самым дорогим стал okna.by. Он ушел за 14 180 рублей. Но мы понимаем, что существует и теневой рынок доменов. Можно выйти на владельца и договориться с ним напрямую. И подобные сделки в нашей статистике не учитываются, потому что мы не знаем, кто и кому продает домены. Однако, по нашим данным, суммы сопоставимы с аукционными.

— В Беларуси были случаи, когда покупался домен с названием какого-нибудь бренда, а затем правообладатель не мог забрать себе доменное имя? 

— Случаи были разные. Допустим, вы зарегистрировали kartoshka.by — классный, звучный домен. Я регистрирую товарный знак Kartoshka.by и пытаюсь забрать у вас домен. Во многих странах такой обратный захват домена работает, даже несмотря на то, что домен вы получили раньше. В каких-то случаях бренды идут на переговоры и выкупают домены, а во многих случаях корпорации не ведут переговоров со сквоттерами — они все вопросы принципиально решают через суд, даже если окажется, что это дольше и, бывает, дороже.

В Беларуси были примеры, когда компании выкупали домены. Один известный белорусский стартап недавно купил домен, который полностью созвучен с названием этой компании.

— Зачем компаниям, которые не ориентированы на внутренний рынок, доменная зона .by? 

— В интернете границы очень условные, и у некоторых доменных зон подходящие для игры слов обозначения. Например, доменная зона .tv — национальная доменная зона государства Тувалу в Полинезии. Или .me — Черногория. Да даже .by — белорусскую доменную зону — любят баварцы (Bayern). То есть эти названия используют для обыгрывания названий: например, powered.by, written.by. Или доменная зона Индии — .in. Здесь можно обыграть много наименований. Еще, к примеру, .tm — как торговая марка. А это доменная зона Туркмении.

— Регистрация домена в национальной зоне другой страны накладывает какие-то ограничения? 

— Сайты компаний, оказывающие услуги на территории Беларуси, должны физически размещаться на серверах в Беларуси. При этом доменная зона может быть любой. Как правило, зоны, которые позиционируют себя как национальные, регистрируются как любые международные домены: .com, .org и так далее.

Почему в блокировках (почти) нет смысла

— «Суверенный интернет» в Беларуси можно сделать?

— На мой взгляд, это нереально. Даже если отбросить вопрос стоимости, на 100% вопрос блокировок и ограничений не может быть решен. Всегда найдутся VPN, Tor и другие технические средства, которые позволят обойти ограничения. В конце концов можно поступить проще: поехать к границе Литвы, Латвии, Польши, России, Украины, достать сим-карту местного мобильного оператора — и часть территории так или иначе будет покрываться оператором зарубежной страны. В августе прошлого года мы рассматривали вариант отправить сотрудников в поисках интернета к границам соседних стран.

И это не говоря уже про спутники Starlink — через несколько лет нам обещают покрыть Беларусь.

— В Беларуси спутниковые телефоны под жестким контролем. Почему не смогут и модемы колпаком накрыть? Например, запретить ввоз оборудования.

— Тогда люди будут подпольно ввозить из России. Когда-то ведь и со спутниковыми антеннами боролись. Но это как борьба с ветряными мельницами. Что касается «суверенного интернета» — а какой смысл?

— Если о нем говорят, значит, какой-то смысл должен быть.

— Да, об этом все говорят и даже проводят какие-то учения — например, в России. Но по факту дальше разговоров это никуда не уходит. Речь не о том, что надо создать свою сеть по аналогии с интернетом.

Но интернет на то и интернет, что это глобальная сеть, которая объединяет все страны мира, есть стандартизированные технологии, поисковые системы, почтовые службы и так далее. И все это органично, бесперебойно функционирует.

Хорошо, в рамках Беларуси можно создать компьютерную сеть. Но это не будет аналогом интернета. Просто альтернативная компьютерная сеть.

— А опыт Китая применим у нас? Блокировка зарубежных сервисов, все ключевые продукты собственные.

— В Китае большинство блокировок люди успешно обходят. Для этого есть и законные, и не очень законные методы. Блокировки оказывают эффект преимущественно на менее технологически подкованное население. Молодое поколение, айтишники и технари без проблем подключат VPN и обойдут все ограничения. А люди в возрасте, увидев заблокированную страницу, подумают: «Наверное, какой-то сбой, завтра попробую открыть».

То есть блокировки действительно имеют место быть, но они не полностью эффективны. Наверное, раз государства продолжают их использовать, то какой-то смысл в этом видят.

— Августовские блокировки в Беларуси привели к сложностям в работе банков. Значит ли это, что невозможно создать блокировку, которая не будет затрагивать инфраструктуру в целом? 

— Опыт России и других стран говорит о том, что попытки точечных блокировок имеют колоссальные последствия для, казалось бы, несвязанных сервисов. При блокировании IP-адреса Telegram оказывалось, что за этим адресом стоят другие сервисы — даже государственные. Через блокировку можно банально выстрелить себе в ногу.

Думаешь, что блокируешь сайт — а у тебя вдруг перестает работать почтовая служба, или начинаются проблемы в работе банков, или компании не могут подать тендерные предложения. Все составляющие инфраструктуры интернета между собой очень тесно переплетены — любое вмешательство чревато.

Я очень надеюсь, что белорусские власти не будут вмешиваться в глобальную работу интернета в Беларуси.

— Допустим, «суверенный интернет» все же начнут делать. Сколько это будет стоить?

— Миллионы долларов, и это не однократная инвестиция. Нужно будет все время поддерживать систему, и подобные суммы потребуется вкладывать ежемесячно. И будь это стопроцентным решением вопроса — тогда еще ладно. Но ведь ограничения можно обойти. И в таком случае смысл вообще теряется.

Плюс репутационные риски. Зарубежный гость ведь пользуется интернетом, и ограничения отразятся на имидже страны.

— В России больше года пытались блокировать Telegram. Почему осознание неэффективности блокировки заняло столько времени?

— Я не думаю, что это не сработало. Да, Telegram заблокировать не удалось, но определенные трудности пользователям блокировка доставила. Какая-то часть была вынуждена покинуть Telegram и перейти, например, в Viber. Так или иначе это был удар для Telegram.

Возможно, в итоге мессенджер получил вдвое больше пользователей: люди увидели, что государство ничего не может сделать. Кто знает, как это отразилось на пользовательской базе.

— То есть блокировка сервисов и сайтов все же позволяет регуляторам добиться своей цели? 

— В некотором смысле да. В Беларуси есть список ограниченного доступа: сайты блокируют после включения адресов сайтов в этот список. Создать новый домен в современном мире можно за считанные минуты, а если еще связать его с телеграм-каналом и объявлять подписчикам новые названия сайтов — то будет бесконечная игра в кошки-мышки.

Но, безусловно, часть аудитории после таких блокировок отсекается. Вряд ли многие люди станут гуглить, под каким новым доменным именем найти заблокированный сайт. То есть это полусанкции, которые направлены на отсечение части аудитории. А еще и рекламодатели, возможно, не захотят связываться с такими ресурсами.

Что будет дальше

— Может ли в Беларуси появиться аналогичный российскому закон, согласно которому компании должны будут размещать свои серверы на территории страны?

— Такая ситуация возникнуть может, потому что любому государству хочется, чтобы крупные корпорации размещали свое оборудование в своей стране. Но если брать Россию, то там пользователей больше и сам рынок крупнее. То есть точка присутствия для корпораций вполне оправдана. Если брать Беларусь, то большого смысла в наличии хеширующих серверов нет. Здесь скорее вопрос экономической целесообразности.

Потерять российский рынок для Twitter, LinkedIn, Facebook довольно болезненно. А что касается Беларуси — корпорации могут счесть нецелесообразным присутствовать на нашем рынке при условии размещения здесь серверов. Но уверен, этого не произойдет: наверняка государство отдает себе отчет в последствиях.

— Что будет с байнетом через 3—5 лет?

— Все зависит от состояния экономики. Если будет развиваться бизнес, особенно малый и средний, то последует и рост числа сайтов. Очень хотелось бы за ближайшие три года перешагнуть рубеж в 200 тысяч доменов. Но это реально только в случае взрывного роста экономики.

Я абсолютно убежден, что не придут какие-либо технологии на смену домена, хостинга и всего остального. Сайты продолжат существовать, революции в этом плане не произойдет. А количество доменных зон будет увеличиваться.

Читайте также:


Большие жесткие диски, быстрые SSD и портативные внешние диски — популярные модели накопителей в Каталоге

3.5", SATA 3.0 (6Gbps), 7200 об/мин, буфер 256 МБ
M.2, PCI Express 3.0 x4 (NVMe 1.4), контроллер Samsung Pablo, микросхемы 3D TLC NAND, последовательный доступ: 3500/3000 MBps, случайный доступ: 500000/480000 IOps

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Станислав Иванейко. Фото: Максим Тарналицкий