24 079
169
22 февраля 2021 в 8:00
Автор: Ян Альшевский
Спецпроект

Разрабатывали сайты за интернет-карточки. Вспоминаем, как появлялись первые сайты байнета

Интернет взрастил на себе как минимум пару поколений новых пользователей, для которых Всемирная паутина была всегда — примерно так люди постарше воспринимают телевидение. Вместе с детьми рос и интернет — от смешного по нынешним меркам и примитивного до современного и быстрого (лет через двадцать будут смеяться уже над сегодняшним интернетом). Onliner вместе с Samsung Galaxy S21 Ultra продолжает проект о том, как все эти десятилетия развивался белорусский интернет.

С каждым годом отдаляется эпоха коммутируемого доступа, а кто-то уже и не вспомнит, как весело пел модем, пытаясь подключиться к источнику, как казалось в то время, бесконечной мудрости. Интернет пришел в Беларусь в самом начале девяностых — об этом мы рассказывали в прошлом материале.

Родился домен .by, а за ним появился и байнет

Национальная доменная зона .by официально заработала в 1994 году (проект появился раньше). Именно такой она стала благодаря актуальному на то время международному названию нашей страны — Byelorussia. Если бы история развивалась иначе, белорусские сайты могли бы, вероятно, жить на домене .be, который ныне принадлежит Бельгии (он был зарегистрирован лишь в 1998-м).

Первым администратором национальной доменной зоны в Беларуси стала компания «Открытый контакт», но «прикупить красивое имя» тогда было нельзя: в свободную продажу (точнее, аренду) домены второго уровня отправились много позже. К тому же это было дорого. Да и мало кто понимал, что делать с «этими вашими интернетами». Что уж говорить про доступ в сеть: модем стоил баснословных денег — даже самый простенький, а еще надо было платить за подключение. Так что поначалу сайты если и появлялись, то располагались всего на нескольких площадках — доменах третьего уровня.

Некоторые продвинутые организации начинали свой путь на международных доменах: .com, .net и других, — однако со временем перебирались в национальную доменную зону. Этому способствовало и появление оператора «Белтелеком», который с 1997 года приступил к развертыванию инфраструктуры доступа в интернет, позже ставшего известным под «кличкой» 8-600-100. Спустя пару лет он превратился в самое популярное окно в сеть.

О мегабитных скоростях тогда даже не задумывались, ходили лишь байки о «знакомых друзей», которые подключались к спутниковой тарелке и за ночь скачивали весь интернет. Остальные с модемом на 9600 бод плевались, глядя на очередной «неоптимизированный» сайт, и отключали загрузку картинок в браузере.

Первые белорусские интернет-ресурсы славились минимализмом. Это сейчас сложно удивить картинкой в мегабайт, а в конце девяностых мейнстримом было владение кодом, чтобы сделать красивый (по тем временам) сайт с минимумом графики — все за счет крошечных файлов со стилями и таблиц. При этом никаких WYSIWYG-редакторов — все вручную и по живому.

Поначалу белорусским сайтам не требовались и базы данных — зачем они для нескольких страниц с текстом? Хостинг тогда был доступен лишь крупным фирмам, которые были готовы выложить пару сотен долларов только за размещение сайта, вес которого составляет меньше мегабайта и который сегодня сваяет школьник, посмотрев один обучающий ролик в интернете. А если прибавить сюда еще и стоимость разработки, пиши пропало (хотя тогда это было дешевле). Для «взрослых» же проектов регулярно использовали Perl — та еще головная боль. Но это скорее удел первых каталогов, предтечей магазинов и счетчиков-рейтингов. К слову, ближе к 2000 году цены резко пошли вниз.

Где брать дизайн и кто будет кодить?

Сегодня идеи дизайна можно черпать сколь угодно долго, в прошлом же это был новый продукт, специалистов в котором еще только предстояло вырастить. Дать объявление в газету с текстом «Ищем веб-дизайнера и верстальщика» — это был не вариант.

— В 1995 году я на несколько месяцев уехал в Москву на должность системного администратора. Там же впервые зашел на сайт Белого дома. Это было настоящее «вау!»: я сижу в Москве и смотрю на интерьеры Белого дома! В тот момент загорелся идеей делать сайты. Первые странички со скриптами на Perl сделал еще в Москве. А потом вернулся в Минск и продолжил делать сайты уже здесь, — вспоминает Алексей Колб, основатель Network Systems (NSYS). — Заказчики были разные. Однажды сайт себе заказал завод шампанских вин. Обязательным условием было размещение портрета директора на главной странице. Что ж, надо так надо. А через пару недель нас уже отчаянно благодарили. Оказалось, благодаря сайту у них Канада заказала пробную партию розового шампанского. Причем эта партия составляла чуть ли не месячный его запас. Сложно вспомнить, сколько стоила разработка. Сайты были простенькие, айтишники были не в таком почете, как сейчас. Но недорого.

По словам Владимира Неумержицкого aka Elefant, разработка сайтов тогда выглядела иначе.

— Сайты оптимизировались до каждого байта, это сейчас подход такой, что «подумаешь, страница мегабайт весит». Код писался ручками, без всяких сторонних библиотек. К тебе на сайт не заходили, если он был тяжелый: когда народ сидит на «беспарольке» с медленным модемом, а ты выгружаешь фотку больше чем на 50 килобайт… Да она полдня грузиться будет».

Откуда знания? Перед тем как дать старт своему проекту «Минский Слон», он отучился в БГУ на мехмате, переехав в Беларусь из России, где уже был сделан выбор в пользу будущей профессии — биофизики (к ней Владимир вернулся уже в нулевых). В БГУ, вспоминает наш собеседник, была куча компьютеров «во всех ипостасях», здесь учили всем известным языкам программирования — от Assembler до малоизвестных процедурных. Потом, будучи студентом, Владимир работал ночным сторожем в салоне-магазине «Информатика», где собирал компьютеры.

Здесь он получил доступ к технике, а «спонсоры» от бизнеса подогнали дорогущий по тем временам модем (стоил долларов 300) — в обмен на информацию из релкомовских сетей. Где-то в середине девяностых состоялась встреча Неумержицкого с Алексеем Колбом из NSYS, который, заразившись энтузиазмом Владимира, позже выделил ему место под один из наиболее знаковых проектов белорусского байнета.

— Выдал он мне место под страничку, которая называлась slon.nsys.by. Я начал изучать HTML, различные языки, — рассказывает Владимир; по его словам, от Perl пришлось отказаться из-за его прожорливости. — Алексей мне как-то сказал, что если я в очередной раз чатом уложу сервер, то вылечу. Потом все было переписано несколько раз.

Он добавляет, что кодить на «сях» под веб не лучший вариант (проверил на себе).

«Слон» же стал для народа местом общения и культурного времяпрепровождения, а для его основателя — площадкой для обкатки новых технологий.

— Мне было удобно заниматься «Слоном». Близко к серверу — можно протестить какие-то фичи. Напишу какой-нибудь модуль, положу его на «Слона» — так появлялся новый сервис. Я его отладил — и дальше в продакшен. «Слон» был тестовой площадкой среди прочего. А для людей — весело и движуха. Мы встречались в онлайне, а потом и в офлайне. Тогда общение было другим, за языком следили, поэтому «вычислю по IP» было реальной угрозой (смеется. — Прим. Onliner). Тогда было больше уважения, люди были добрее.

Аналогично нарабатывали опыт и другие будущие веб-мастера и гуру HTML, постигавшие «дзен красивого кода» путем собственных ошибок. Иногда приходилось работать за еду (шутка, за карточки безлимитного доступа в интернет).

Сайты по меркам 20-летней давности были дорогие

Сергей Осипов, основатель Red Graphic, рассказал пару забавных историй из раннего этапа жизни компании, ставшей в свое время одной из первых, которые поставили разработку сайтов на поток, — но тогда она только нарабатывала клиентов в новом направлении. Идея «влиться в сеть» возникла примерно в 1996-м, до выхода на коммерческие рельсы двумя годами позже.

«Мы вам разработаем сайт, а вы нам за это дадите карточку на интернет-анлим»

— С чего начиналось? Появился интернет, многие белорусы сразу влюбились в эту штуку. Бывает же, что ты чувствуешь, что это придумано для тебя, в этом ты хочешь увидеть свою самореализацию, — вспоминает Сергей.

Он считает, что в те времена нужно было иметь мощную фантазию. Белорусский интернет девяностых он называет дохловатым и напоминающим FIDO — при этом нужно было ваять красоту.

Денег, по его словам, в этом бизнесе было немного, но все были на волне:

— Нас в первую очередь объединяло именно это, а не желание заработать. И мы, вероятно, были первыми в Беларуси, кто начал делать сайты, решив, что за этим будущее.

Но не сразу за деньги…

— Мы делали сайты провайдерам, меняя их на трафик. В конце девяностых была популярной тема договориться с кем-то на обмен: мы вам, мол, разработаем сайт, какие-то странички событий и так далее, а вы нам за это дадите карточку на анлим месяца на два. Как правило, дневной доступ нам не давали (он хорошо продавался), давали ночной.

Так и получали — жменьку карточек с одиннадцати вечера до шести утра. Мы были согласны: любили работу, а портфолио надо нарабатывать. Тем более что ночью качество интернета было получше, грузить графику, а позже — флеш… да даже больше картинки.

В 1998-м, вспоминает Сергей, случился финансовый кризис, российский рубль рухнул.

— Тогда мы потеряли многих белорусских клиентов: на время все были в шоке. А мы как раз благодаря интернету начали продаваться в Штаты. Правда, была проблема: мы не говорили на английском.

Тут мы познакомились с Витей Кислым и Женей, они очень хорошо говорили по-английски. Обменялись: мы разработали им логотип и первую версию сайта, а они нам взамен сделали хорошие тексты на английском. Это была такая еще одна бартерная делюга (смеется. — Прим. Onliner). Забавно то, что танк на сайте появился там случайно — из фотобанка на диске. Тогда ведь о (тех самых) «танках» и речи не шло.

С «Открытым контактом» тоже работали по бартеру: они разместили ссылку на open.by, который тогда был у нас основным поисковиком. Мы реально получали трафик. А за деньги «из дорогих» мы как-то сделали сайт для «БелСела». Наверное, он стоил около «трешки» (Сергей отмечает, что это достаточно дорого по тем временам. — Прим. Onliner), но сейчас вспомнить сложно. Это был довольно большой проект для Red Graphic. А студенты как тогда за $200 делали, так и сейчас.

Сергей добавляет, что в те времена технологий было минимум, все упиралось скорее в креативные решения и быструю загрузку. Кодеров искали среди выпускников технических вузов.

— Программирование существует столько, сколько существуют компьютеры, а они точно не в 2000-м появились. По знакомым расспрашивали, находились люди. Дизайнеров тоже высматривали по выпускникам, потом у нас в «Жужжальне» на os.by.

Сергей считает, что в начале нулевых диктатура провайдеров стала сходить на нет, и на сцену вышли те, кто начал делать интернет. Появились первые тусовки, первые форумы, интернет-магазины, сайты с картинками.

— Вдруг стало понятно, что мы и есть интернет, а не провайдеры. Позже это переросло в физическое ощущение чего-то большого, к чему ты имеешь отношение.

«Нам сказали: надо сайт, дайте сайт»

Заказчики первых (условно) сайтов были менее продвинутыми, чем нынешние, хотя некоторые черты сохранились и 20 лет спустя. По словам Надежды Зеленковой из Red Graphic, клиенты того времени могли быть неискушенными в инструментарии, но подкованными с точки зрения маркетинга: какую идею нужно донести, знали, а как технически реализовать — нет.

«То, что тогда называли полноценным сайтом, сегодня скорее подпадает под лендинг»

Реализация в стародавние времена была куда проще, чем теперь: кто-то, может, помнит, что сайты создавались под определенное разрешение (привет фиксированным таблицам) и диагональ монитора, плюс чуть ли не под единственный браузер, разве что его версии могли отличаться. Если нужна была адаптация под несколько браузеров, требовалось прописать отдельные стили — а это дополнительные затраты.

— Были и заказчики, у которых с точки зрения маркетинга не все так хорошо: они ставили задачу как есть: «Нам сказали: надо сайт, дайте сайт». И уже мы объясняли, что нужно, чтобы он работал, а не просто был сайтом, — говорит наша собеседница. — И тогда, и сейчас заказчикам иногда нужно объяснить, что, кроме сайта, нужны домен и хостинг, что нужно продвижение, что просто так посетители на сайт не пойдут, — для кого-то это до сих пор откровение».

Сроки разработки были меньше по объективным причинам: то, что тогда называли полноценным сайтом, сегодня скорее подпадает под лендинг — пара страничек с информацией. По мере роста скоростей рос и объем графики, появлялась анимация и в редких случаях флеш (скорости все-таки не позволяли разгуляться).

По словам Надежды, на цену и сроки влияло наличие у сайта админки (они писались под конкретные проекты). Другие же работали на «голом» HTML, когда обновление контента производилось «ручками»: скопировать, вставить в код, немного «причесать».

— Ничего страшного в этом не было, я до сих пор люблю именно такой подход: это быстрее, и все можно поправить, — смеется она. — Мне кажется, тогда не было очень уж сложных продуктов со сложными админками, сложными интеграциями, не было сайтов, которые делались полгода-год. Но базовое время на разработку — два-три месяца — все равно тратилось. Однако код, наверное, писался медленнее.

Что касается цен, то сейчас, спустя почти четверть века, проще обозначить порядок, а не назвать конкретные цифры.

— Если сейчас разработка условного сайта начинается с $10 тыс., то тогда, наверное, $2 тыс. стоил. Сегодня можно «собрать» сайт самому — на WordPress, Joomla и так далее — в этом плане разработка заметно подешевела. Но полностью кастомный сайт становится намного дороже. Потому что адаптация, интеграции, сложное тестирование и так далее — это, само собой, не удешевляет. Раньше делали под один браузер, размер монитора… Никто не парился, что на других не отображается.


Когда речь заходила о программировании, росла и цена: спецов было мало, но кодили они грамотнее. По крайней мере так говорит Владимир Неумержицкий. Способствовала этому и подготовка в белорусских вузах девяностых:

— Тогда учили программистов, которые умеют писать на любом языке. Мы понимали логику, а какой язык, было неважно.

К тому же зарплаты некоторых айтишных специалистов можно назвать весомыми («Не всегда мог придумать, куда потратить деньги», — иронизирует основатель «Слона», но это касается скорее «прогеров», а не «кодеров»).

Он также вспоминает рождение «народных» SMS, фреймворков и других удобных для нынешнего поколения инструментов.

— Скорости начали увеличиваться, и можно было, не соображая ничего, делать украшательства на сайты. Все ломанулись в этом направлении, в объектно-ориентированное программирование. Для меня в тот момент это было неприемлемо.

Тогда как раз начиналась эпоха нового интернета.


С каждым годом вспоминать события 20—25-летней давности становится все сложнее, что-то забывается. У кого-то теплые воспоминания вызывают странички с вырвиглазным фоном, синими ссылками и полным «подвалом» счетчиков — те же, кто пришел в сеть в эпоху быстрого интернета, смотрят на «мамонтов» с удивлением.


Представляем новый Galaxy S21 Ultra. Его камеры — это киностудия у вас в руках. С ее помощью вы сможете снимать видео в 8K и превращать каждый его кадр в яркий снимок просто на ходу. А сочетание сверхбыстрого 5-нанометрового процессора Exynos, прочного стеклянного корпуса и аккумулятора на целый день работы полностью оправдывает название модели — Ultra.

Спецпроект подготовлен при поддержке ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», УНП 7703608910.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Ян Альшевский