Айтишник из Египта выбрал для переезда Беларусь вместо Германии. Пока не жалеет

21 577
276
30 марта 2020 в 8:00
Автор: Станислав Иванейко. Фото: Влад Борисевич

Айтишник из Египта выбрал для переезда Беларусь вместо Германии. Пока не жалеет

Амр Мохсен твердо решил уехать из Египта и выбирал между тремя странами: Германией, США и Беларусью. Парень сделал, пожалуй, самый неоднозначный выбор — и теперь гуляет по Немиге, хвалит местное образование и даже без запинки произносит «Парк Челюскинцев», хотя для иностранцев это задача со звездочкой. Мы встретились с Амром в офисе EPAM, где он сейчас работает, и узнали, зачем египтянин приехал в Беларусь, когда можно было выбрать другие интересные страны.


Туризм развалился — пошел в IT

— Чем занимался до IT?

— Почти 12 лет я работал в туристической сфере: мне нужно было организовывать поездки американцев и англичан в Египет. В 2011 году была революция, которая началась из-за экономических проблем. Туризм сворачивался: цены пошли вниз, людей сокращали. Тогда я решил сменить карьеру и занялся базами данных.

Я получил несколько сертификатов и искал работу по новой специальности в Египте. Но почти на всех собеседованиях мне отказывали, потому что не было опыта. В 2012-м взялся проходить новые курсы — уже по программированию. Тогда же принялся фрилансить.

Уже в 2013 году меня наняла одна американская компания, работа в которой организована целиком удаленно, но у меня был официальный контракт. Так я проработал пять лет: начинал как джуниор и постепенно дошел до сеньора, потом был лидом на проекте. Работал в SaaSOps-команде.

Со временем заинтересовался DevOps-разработкой. Но тогда же компания решила поменять команды, и я ушел. Стал искать работу в других странах.

Были предложения из Германии, США и Канады. Но я думал так: «Что мне нужно? Хочу ли я вместе с карьерой получить и много стресса?» По своему опыту работы с немцами знаю: от тебя требуется максимум усилий, постоянно все на нервах. А взамен предлагают, по сути, только деньги на существование.

Я решил, что мне нужен баланс между работой, деньгами и временем на семью. Поэтому, когда на связь со мной вышел EPAM, я стал смотреть на условия и страну. И подумал: «Так, мы можем переехать в Европу, получить хорошее качество жизни и при этом, если захотим вернуться в Египет, будут накопления». Для меня это было решающим аргументом: сочетание дохода и возможностей развития, работы с отдыхом и качества жизни в адекватных пропорциях.

— Переход в IT-индустрию был популярен среди египтян, когда туризм накрылся?

— Не совсем так. Некоторые люди решили остаться в туризме, и спустя где-то четыре года бизнес начал возвращаться к жизни. Другие решили заняться собственным делом в разных областях. Я же был связан с технологиями, интересовался индустрией. И не скажу, что это было простое решение.

В госструктурах сложно: там не говорят на английском

— Знали что-нибудь о Беларуси?

— Вообще-то, нет. Но я начал читать, узнавать больше про страну, и мне в этом помог менеджер — он сам из России, но тоже живет в Беларуси. Наконец, именно он окончательно и уговорил переехать сюда. Думаю, очень важно найти такого человека — который поможет не только освоиться на новой работе, но еще и много расскажет о незнакомой для тебя стране и о том, как здесь все устроено. Адаптация проходит намного быстрее, поэтому хочу отдельно поблагодарить своих коллег Алексея и Александра за их помощь.

Так что я согласился на переезд в Минск. Поначалу приехал один: хотелось убедиться, подойдет ли эта страна моей семье. Я здесь с июля, а жена и две маленькие дочки приехали в ноябре. Получается, с ноября мы все живем в Беларуси.

— Тяжело здесь без русского языка?

— По-русски я вообще не говорю. Не могу сказать, что люди здесь прямо совсем не знают английского. Проблемы я заметил только у двух категорий: люди в государственных организациях и пожилые. А все остальные, особенно в возрасте 20—35 лет, весьма хорошо говорят и могут помочь тебе. Так что язык — это не какой-то жесткий барьер. Только вот в госструктурах было сложно, да.

Моя старшая дочь уже немного говорит на русском, а младшая ходит в государственный детский сад и знает русский уже хорошо. Детям легче учить языки.

— Что первым приметил в стране?

— Хорошо помню, что после приезда вышел пройтись по улицам — просто город посмотреть. И люди вообще не улыбаются.

Еще было чувство такое… меня не то чтобы с любопытством разглядывали, но ощущалось, что меня воспринимают чужим. Я вижу, что в стране живет не так уж много иностранцев, и, когда ты немного отличаешься от остальных, на это, конечно, обращают внимание.

— Никто не улыбается, может, потому, что в Египет приезжают в основном на отдых и у всех хорошее настроение? А здесь — дела, работа.

— Да, пожалуй, соглашусь (смеется. — Прим. Onliner).

— Какие ситуации показались странными, непонятными?

— Честно говоря, какого-то дискомфорта в Беларуси я не испытывал ни разу. Только, наверное, с заполнением документов в отделе миграции: я пришел туда один, никто не смог помочь. Но я нашел человека, который немного говорил на английском, и мы разобрались.

Что особенно приятно, никто не отворачивается от тебя, все стараются помочь. Как-то нам пришлось обратиться в белорусскую больницу: у дочки серьезно воспалились лимфоузлы, она очень плохо себя чувствовала, начала задыхаться, времени не было — требовалось экстренное вмешательство. В приемной встретили студентов-медиков, они видели нашу растерянность, помогли с оформлением, тут же нашли врача, который знает английский, — он все очень спокойно и понятно объяснил, был очень внимательным. И несмотря на то что обратились мы по не самому приятному поводу, впечатления остались хорошие. Мы очень благодарны персоналу 4-й больницы.

Почему все-таки Беларусь

— На релокейт проще решиться, когда ты один. А с семьей — слишком уж авантюрно, нет?

— Мы всегда вместе, и, когда я решался на переезд, даже сомнений не было: семья тоже отправится со мной. Для меня важным фактором при переезде было дать хорошее образование своим дочерям. Например, в Египте хорошее образование стоит очень дорого. Для понимания: школа будет обходиться примерно в $4 тыс. в год.

Семья хорошо адаптировалась. Например, сначала мы ездили только на такси, чтобы попасть в нужное место, а сейчас без проблем садимся в общественный транспорт, жена хорошо запоминает номера нужных автобусов и уже ориентируется в маршрутах.

— Давай уточним: тебе предлагали работу в США и Германии, но выбрал ты Беларусь. Такое решение сложновато понять. Можешь объяснить?

— Все на самом деле просто. В Германии очень высокие налоги. Зарплата тоже должна была быть большой, но она целиком уходила бы на проживание и налоги. То есть я ничего не смог бы откладывать на случай, если понадобилось бы вернуться в Египет. Аналогичная история с США: очень высокая стоимость жизни, дорогое образование. А в Беларуси у меня интересная работа, я могу делать накопления, здесь спокойно и безопасно и мои дети получают хорошее образование.

— Но в той же Германии образование явно лучше, как и медицина, уровень жизни.

— Допускаю такое, но там и более стрессовая атмосфера. Здесь, например, я работаю на сложном, очень комплексном проекте, однако я уверен, что после работы могу просто отдохнуть и побыть с семьей. Никто не будет звонить со словами «Срочно приезжай, у нас ЧП, ты нужен».

— Чем обычно занимаетесь здесь? Как проводите свободное время?

— На выходных у нас всегда два основных дела: старшая дочь профессионально занимается сквошем, так что нужно отвезти ее на тренировку, которая длится почти весь день. А когда тренировки нет, можем отправиться за покупками в торговые центры: Green City, Galleria Minsk. Конечно, нам нравится Немига — там здорово пройтись, выпить кофе. А летом планируем гулять по паркам — парк Челюскинцев очень близко к нашему дому.

— В Египте популярен сквош? Не подумал бы.

— Да, очень. Мы одна из топ-стран по сквошу вообще во всем мире. Хотя, конечно, самый популярный спорт у нас — футбол.

— Кроме Минска, были где-нибудь в Беларуси?

— Еще нет. Я знаю, что у вас два очень известных замка — хочу туда с семьей летом съездить. Еще я слышал про Гомель и Брест — говорят, красивые города.

Что общего у Минска и ОАЭ

— Ты здесь уже больше полугода. Какие планы? Собираешься остаться?

— Это сложный вопрос, и мне постоянно его задают. Решение будет основываться на двух факторах. Первый — комфортно ли здесь моим детям, могут ли они получить здесь хорошее образование. Пока что меня в этом плане все устраивает. Второй — работа. У меня есть определенные карьерные планы, поэтому я лично хотел бы остаться здесь.

Для семьи не очень хорошо постоянно переезжать из одной страны в другую, нужно все время привыкать, а это вызывает стресс.

— Как-то слишком все положительно. Хоть что-нибудь не нравится здесь?

— Если говорить о городе, то я как-то ожидал больше зданий в европейской архитектуре. А Минск движется в сторону Эмиратов: огромные торговые центры, офисы — мне лично такое не очень нравится.

Ах да, и погода очень непривычна для нас. В один день было минус шесть градусов, и я не знал, что делать, как одеваться, — стоял на улице, и меня просто колотило.

— Ситуация с коронавирусом напрягает? Как это повлияло на твою повседневную жизнь?

— Конечно, мы, как и все, обеспокоены сложившейся ситуацией. Стараюсь поддерживать позитивное настроение в семье, чтобы они чувствовали себя спокойнее, не паниковали. Что касается изменения привычного режима, для меня это не критично, я работал удаленно более пяти лет. Конечно, работа в офисе для меня была в первую связана с новой рабочей атмосферой и общением с коллегами, но не могу сказать, что этого нет сейчас.

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Станислав Иванейко. Фото: Влад Борисевич
Без комментариев