Белорус взломал электронную почту супруги и получил полтора года. Разбираемся в сложной ситуации

1096
17 октября 2019 в 8:00
Автор: Ян Альшевский. Фото: Александр Ружечка

Белорус взломал электронную почту супруги и получил полтора года. Разбираемся в сложной ситуации

В Беларуси достаточно жесткое законодательство в отношении так называемых IT-преступлений. В нем четко прописано, что может быть за взлом компьютерной системы, удаление информации и тому подобное. Закон для всех един, в некоторых случаях могут сделать скидку на обстоятельства.

Содержание

Похожая история

Вот пример подобной ситуации. Весной 2019 года в одной из деревень Чечерского района произошло самое что ни на есть компьютерное преступление: отец несовершеннолетней дочери получил доступ к ее странице во «ВКонтакте». Здесь он вел переписку с парнями и изучал виртуальную жизнь ребенка. Та, заметив вторжение, обратилась в милицию (так, по крайней мере, описывали события в Гомельском облуправлении СК).

Мужчина в какой-то момент понял, что процесс выходит из-под его контроля, и удалил страницу. Тем не менее в отношении него возбудили уголовное дело по статье 351 «Компьютерный саботаж» — в одном из пунктов упоминается «умышленное уничтожение данных». Статья подразумевает широкий спектр наказаний вплоть до лишения свободы.

Впрочем, житель Чечерского района отделался лишь испугом: уголовное дело прекратили ввиду незначительности деяния, а также с учетом личности подозреваемого.

Чаще, если следить за сводками, в подобных недоразумениях и конфликтах участвуют стороны, связанные знакомством, неофициальными отношениями или из разряда бывших. Мы же побеседовали с человеком, ставшим с точки зрения законодательства нарушителем еще будучи в браке.

Конфликт

Сергей (имя изменено. — Прим. Onliner) не смирился с озвученным приговором: суд назначил ему ограничение свободы на полтора года, но после применения амнистии срок был сокращен до шести месяцев. Это значит, что осужденному придется проводить время дома, отказаться от употребления алкоголя в любом виде, а также от посещения развлекательных мероприятий и заведений (к ним относятся кинотеатры, цирк и так далее). Кроме того, мужчина должен отмечаться в милиции и быть в любой момент готовым принять дома проверяющих: «Билеты на „Ленинград“ пропали…»

История Сергея берет начало в феврале 2019 года — именно тогда произошел конфликт с супругой. Мужчина не стремится вдаваться в подробности и упоминает личные отношения лишь вскользь: по словам Сергея, его цель — не жаловаться на жизнь, а рассказать, как оно бывает, предупредив таким образом о возможных последствиях тех, кто о них не задумывается.

Понятно, что совместная жизнь не всем и не всегда дается легко, бывают черные и белые полосы. Взаимные обиды и претензии могут перевесить позитивные моменты, если они есть. В данном случае конфликт привел к тому, что, вернувшись как-то домой с работы, Сергей уткнулся в запертую дверь квартиры — там появился новый замок, а вещи на такси отправились по другому адресу. Супруга решила прекратить любые отношения с мужем, с которым сейчас находится в процессе развода.

Ситуация осложняется тем, что у пары есть годовалый ребенок. По словам Сергея, желание видеть его отчасти и стало причиной дальнейших бед. Он говорит, что хотел получить фотографии, которые хранились в электронном почтовом ящике супруги, — она отправляла их своим родителям, что позже подтвердила в суде.

В этот момент начинается «хакерская часть».

Сменил пароль, но признался

«С ребенком я виделся нерегулярно, на что были объективные причины: работа, плюс у меня есть дочь от первого брака. Пытался найти время, чтобы встречаться с двумя детьми. 9 мая через свой компьютер я зашел на почту супруги. Раньше она заходила в свой ящик через мой компьютер, сохранилось автозаполнение формы. То есть получить доступ к письмам труда не составило. Она поменяла пароль, я его восстановил», — говорит Сергей.

Восстановить пароль мужчина смог с помощью ответа на секретный вопрос (как следует из постановления, гадать особо не пришлось).

Это, кстати, указывает на подход обычных пользователей к безопасности: многое делается из расчета на честность либо выбор падает на что-то совсем простое. Поэтому люди задают одинаковые пароли, выбирают одинаковый вопрос с ответом, догадаться о котором не составляет труда (это своего рода социальная инженерия).

Далее Сергей сменил пароль и привязал к почтовому ящику собственный номер телефона. Он пояснил зачем: «Скачал 6—7 фотографий своего ребенка, затем позвонил супруге и сказал: „Я влез в твою почту — меняй пароль“. Она ответила, что будет писать заявление. Что и сделала».

«После заявления меня вызвали во Фрунзенский РУВД, изъяли компьютер. Потом я потерял работу. Так сложилось, что я не выполнил задания, связанные с компьютером (не смог вовремя сдать отчет), поэтому с 1 июля уволился. Я по удаленке работал.

Провели опрос, я озвучил свою версию. Потом — повестка. Суд вынес обвинение по трем статьям — 349, 350 и 352. По одной из них меня оправдали, по другой дали штраф, по третьей назначили полтора года ограничения свободы. Но из-за амнистии год сняли — получилось шесть месяцев», — рассказывает Сергей.

Для справки: «Статья 349. Несанкционированный доступ к компьютерной информации», «Статья 350. Модификация компьютерной информации», «Статья 352. Неправомерное завладение компьютерной информацией». Как следует из приговора суда, копия которого есть в распоряжении Onliner, оправдание было вынесено по статье 349. Две другие остались в силе. Штраф в размере 50 базовых величин (1275 рублей), назначенный по статье 350, был поглощен санкциями статьи 352 — ограничением свободы. Никаких требований со стороны истицы возместить моральный и иной вред не было.

«За желание общаться с ребенком я оказываюсь уголовником», — сетует мужчина. Он указывает на то, что закон не учитывает, в каких отношениях состоят участники конфликта.

Сергей нанял адвоката, рассматривается возможность подачи апелляции для переквалификации содеянного и рассмотрения его с точки зрения административного кодекса, а не уголовного. Речь идет о статье 22.6 КоАП — «Hесанкционированный доступ к компьютерной информации». Она подразумевает наказание в виде штрафа от 20 до 50 базовых величин.

Вновь сделаем небольшую ремарку. Так, в статье 350 УК говорится: «Изменение информации, хранящейся в компьютерной системе…». По мнению Сергея, информацию он не менял — фотографии не ретушировал, данные не распространял. Однако именно смена пароля может рассматриваться как изменение информации, что подтверждается официальными документами.

Попыток поговорить с супругой мужчина, по его словам, не предпринимал, просьб забрать заявление не озвучивал: «Контакта у меня с ней нет».

О том, что все может дойти до суда, Сергей не предполагал: «Я знал, что это уголовно наказуемо, но что дойдет до такого — не думал». Одновременно он отдает себе отчет в том, что по закону виновен.

Месяцем ранее мужчина нашел работу, однако не уверен, что сможет на ней задержаться — все дело в необходимости быть дома в строго назначенное время. «Возможно, будут проблемы», — признает собеседник.

Другой взгляд

Onliner связался с супругой Сергея, предложив ей озвучить свое видение ситуации. Екатерина (имя изменено. — Прим. Onliner) рассказала о некоторых подробностях, которые и привели к возникновению конфликта.

Женщина подтвердила факт произошедшего взлома, отметив, что в суде рассматривался только один случай, хотя на самом деле, по словам Екатерины, их было больше — супруг до этого не единожды заходил в ее почту и аккаунт в социальной сети, где удалял публикации. Заявление в милицию она направила после того, как ее просьбы прекратить это не были услышаны. По ряду причин отношения с Сергеем женщина пыталась разорвать и ранее.

В частности, речь идет о физическом насилии, однако мы не можем подтвердить или опровергнуть слова нашей собеседницы документально. Екатерина утверждает, что заявления от нее в милицию поступали два раза, однако затем она забирала их. «Нужно было ехать на медосвидетельствование на Долгиновский тракт (для снятия побоев). А я одна с маленьким ребенком, поэтому отказалась от заявления прямо при наряде», — рассказала женщина о втором случае.

Что касается пароля на стационарном компьютере супруга, то Екатерина говорит, что пользовалась в основном своими ноутбуком, смартфоном и планшетом.

Женщина не верит в мотивы Сергея видеть ребенка. «С февраля он шесть раз выразил такое желание, состоявшиеся встречи были по 20—30 минут. Я никогда не была преградой, у ребенка должен быть отец», — говорит она. Свою позицию описывает так: «Встречайся с дочкой, фотографируй ее сколько угодно».

Комментарий юриста

Прокомментировать конфликт супругов согласилась юрист Татьяна Ревинская:

— Надо помнить о том, что вмешательство в личную жизнь человека незаконно. Право на защиту от такого вмешательства гарантировано Конституцией: согласно статье 28 «каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну его корреспонденции, телефонных и иных сообщений, на его честь и достоинство».

Кроме того, частью 1 статьи 18 закона «Об информации, информатизации и защите информации» регламентировано, что «никто не вправе требовать от физического лица предоставления информации о его частной жизни и персональных данных, включая сведения, составляющие личную и семейную тайну, тайну телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений, касающиеся состояния его здоровья, либо получать такую информацию иным образом помимо воли данного физического лица, кроме случаев, установленных законодательными актами Республики Беларусь».

Однако, как показывает практика, вмешательство в частную жизнь при использовании интернета происходит довольно часто. За такие действия установлена как административная, так и уголовная ответственность. Статья 22.6 КоАП устанавливает ответственность за несанкционированный доступ к информации, хранящейся в компьютерной системе, сети или на машинных носителях, сопровождающийся нарушением системы защиты (взыскание в виде штрафа в размере от 20 до 50 базовых величин).

Уголовным кодексом установлена уголовная ответственность за:

1) незаконные собирание либо распространение информации о частной жизни — статья 179;

2) хищение путем использования компьютерной техники — статья 212 (например, хищение денежных средств в банкомате по похищенной либо найденной банковской платежной карточке, либо с использованием ее реквизитов при осуществлении интернет-платежей);

3) несанкционированный доступ к компьютерной информации — статья 349 (например, взлом чужого аккаунта в почте, соцсетях);

4) модификация компьютерной информации — статья 350 (например, изменение текстовой, графической либо иной информации в чужом аккаунте; внесение изменений в защищенные базы данных);

5) неправомерное завладение компьютерной информацией — статья 352 (например, копирование писем из электронной почты, личной переписки из соцсетей, закрытых для просмотра третьими лицами фотографий).

Фото носит иллюстративный характер

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. va@onliner.by

Автор: Ян Альшевский. Фото: Александр Ружечка