«Мы каждый раз доказываем, что скептики ошибались». Как датские энтузиасты делают за копейки космические ракеты

2172
52
07 октября 2019 в 14:19
Автор: Станислав Иванейко. Фото: Влад Борисевич

«Мы каждый раз доказываем, что скептики ошибались». Как датские энтузиасты делают за копейки космические ракеты

В Дании уже больше десяти лет развивается аэрокосмический стартап Copenhagen Suborbitals, в реальность которого сложно поверить. Ребята строят ракеты в свободное от основной работы время, экономят на чем только можно, а деньги получают исключительно от краудфандинга — говорят, хватает отзывчивых людей, которые, точно как они, фанатеют от космоса и готовы финансово помогать энтузиастам. На очереди — полет человека на высоту 100 километров от земли. И у стартапа есть вполне четкий план того, как это сделать. Член совета правления и руководитель по связям с общественностью Copenhagen Suborbitals Мэдс Уилсон прилетел в Минск на конференцию New Space Days 2019 и поговорил с Onliner.

Как волонтеры строят свою ракету

— Правильно понимаю, что ваша главная цель — полет человека в космос? 

— Да, все так.

— Зачем вам для этого своя ракета? Около десяти лет назад уже появился космический туризм.

— Наша задача не столько в самом космическом полете. Я загрущу в день, когда наш человек попадет в космос. Это будет означать, что мы достигли цели. Мы — группка нердов, и нами движет не цель, а процесс создания того, что все называют невозможным. Я обычный человек, у меня нет таких денег, какими располагают государства, но я могу построить космическую ракету. Вот что круто.



— Ваша компания некоммерческая. Почему так? 

— Если бы мы были «настоящей» компанией, нам пришлось бы зарабатывать деньги, привлекать инвесторов. А доходы — не то, что нас интересует. Мы считаем важным только то, над чем сейчас работаем. Когда не нужно думать над заработком, ты становишься гораздо свободнее — нет менеджеров и инвесторов, которые указывают, что надо делать. Мы можем просто взять и проверять безумные идеи, что приходят в голову.

— У вас около 50—60 сотрудников, так? Кем они работают в обычной жизни? Насколько я понял, они не трудятся в Copenhagen Suborbitals постоянно.

— Да, мы все — волонтеры, и у каждого есть обычная ежедневная работа.

Я, например, работаю IT-консультантом, но также знаю и физику. Большинство наших участников — инженеры, программисты, механики. Все так или иначе связаны с техническими специальностями.

— Сколько времени сотрудники уделяют вашему проекту?

— Очень по-разному. Некоторые занимаются Copenhagen Suborbitals 30—40 часов в неделю, некоторые меньше. Стабильности нет. К примеру, когда мы готовились к запуску ракеты, многие работали по 100 часов в неделю. Сейчас же спешки нет, мы не торопясь экспериментируем. Но могу сказать, что не менее 5—10 часов в неделю.

— Что с бюджетом? 

— Наш текущий годовой бюджет — примерно 125 тысяч евро.

— А сколько людей поддерживают вас финансово? 

— Порядка восьмисот. Большинство из них — датчане, но нас поддерживают со всего мира. Также есть компании, которые помогают нам преимущественно с оборудованием и другим высокоточным оснащением.

О постройке ракет и стереотипах

— На презентации вы сказали, что только два человека из команды связаны с аэрокосмической отраслью…

— Верно.

— Слушайте, как это возможно вообще? В моем понимании, да и наверняка других людей, постройка космической ракеты — невероятно сложный и дорогой процесс. А вы ломаете все стереотипы. 

— Дело в том, что ракеты как таковые — не сложные. Основные принципы постройки довольно простые. Сложно заставить все работать как нужно. И единственный способ добиться этого — постоянно экспериментировать. Если посмотреть на NASA, в пятидесятые-шестидесятые годы, когда создавалась Apollo (Программа по отправке человека на Луну. — Прим. Onliner), средний возраст сотрудников составлял около 25 лет. Это были инженеры, которые никогда не работали над чем-то подобным. Но они пробовали, экспериментировали. И мы сейчас занимаемся примерно тем же самым.

Например, недавно рассекретили множество чертежей американских ракет. Да, некоторые детали все равно не показаны, но общие принципы понятны. Также можно просто сходить в музей и посмотреть на советские ракеты. Таким образом получаешь множество информации.

Причем замечаешь массу интересных деталей, постоянно удивляешься: «Ого, так вот как они это сделали», «Ну надо же — круто решили проблему!» Проблемы у советских и американских инженеров были одни, а решали их совершенно по-разному. Вот, к примеру, двигатели.

Американцы часто прибегали к очень сложным решениям, а советские инженеры — никого не хочу обидеть — местами почти что молоток использовали. Но благодаря этому их ракеты настолько крепкие и простые в создании, и ведь советский «Союз» сейчас — единственная ракета, которая может отправить человека в космос.

Приведу такой пример. При запуске двигателя топливо нужно поджечь. Простой способ — использовать шашки: поставить их под сопла двигателя и зажечь. Таким образом, кстати, зажигали некоторые советские ракеты и до сих пор это делают на «Союзах». А американцы разрабатывали и встраивали в двигатели системы зажигания. Но зачем нужно столь сложное решение?

— То есть вам больше нравится советская школа ракетостроения? 

— Необязательно, дело здесь не в национальности. Просто мне нравится такое мышление: не нужно думать над чем-то очень сложным и эффективным — надо просто сделать так, чтобы оно работало.

О подборе астронавта

— Каков текущий статус вашего полета с человеком? 

— Сейчас мы работаем над первым прототипом ракеты Spica и двигателя для нее. Первый полет планируем в течение двух лет.

— Но это же все равно полет без человека? 

— Да. Прототип будет представлять собой настоящую ракету, но заправят ее примерно на четверть, так что высоко она не поднимется. Ведь сперва нужно убедиться, что все в ней работает как должно.

— Как будете выбирать астронавта?

— Рассматриваем троих кандидатов из нашей команды. Ему или ей нужно быть невысокого роста и с хорошей физической подготовкой — не сильным, но просто в подтянутой форме. Дело в том, что человеку придется выдержать довольно сильные перегрузки, а также ему нужно быть психически устойчивым — я бы даже сказал, что это самое главное. Ведь тебя поместят в очень маленькое пространство и отправят на высоту 100 километров.

Расскажу такую историю. Раньше в Дании по достижении 18 лет тебя забирали в армию — сейчас такого нет, а вот в мои годы еще было. Я обучался на пожарного. Нас проверяли так: одевали в полное снаряжение, как на настоящий пожар, и нужно было пробираться по очень узким проходам здания. Огня и дыма при этом не было. Что оказалось самым интересным — запаниковавшие люди были не те, на которых изначально подумал бы.

Выяснилось, что даже самые крутые и сильные парни легко могли растеряться и запаниковать. Но ты этого не узнаешь, пока не поместишь их в стрессовые условия. Вот почему крайне важно провести очень серьезную проверку человека перед полетом в космос.

— Космические полеты десятки лет были привилегией государственных организаций: NASA, «Роскосмос». Сейчас набирают силу частные компании — SpaceX, Blue Origin и так далее. На ваш взгляд, как государственные и частные организации должны взаимодействовать друг с другом: работать вместе или конкурировать?

— На мой взгляд, только Blue Origin можно назвать компанией, которая не сильно зависит от американского правительства.

Единственная причина, по которой SpaceX может строить ракеты, — государственные заказы по выводу спутников на орбиту и снабжению МКС. Поэтому называть SpaceX частной компанией не совсем верно: она получает деньги от государства.

Если в целом смотреть, то я не думаю, что частные и государственные компании будут конкурировать. Но считаю, что частные фирмы станут выполнять многие государственные заказы. При этом надеюсь, что Blue Origin и подобные ей компании смогут построить ракеты для космического туризма. Но проблема в том, что это очень дорого: когда заходит речь о полете человека в космос, стоимость постройки ракеты и корабля резко вырастает.

Мне кажется, намного интереснее то, что делают маленькие компании: их очень много — навскидку могу пять назвать. В основном они занимаются запуском спутников, причем делают это намного дешевле крупных игроков.

— Знаете какую-нибудь другую аэрокосмическую компанию, которая существовала бы только за счет краудфандинга? 

— Нет, ни одной. Почему мы единственные? Думаю, потому что первые и нам хорошо удается вдохновлять людей. Однако у нас нет больших средств. Да, мы могли бы привлечь инвесторов. Но не хотим этого делать.

Если кто-то придет с деньгами и будет думать, что таким образом получит контроль над нами или каким-то образом сможет влиять на нашу работу — мы почти наверняка откажемся.

Однако было бы круто, если бы кто-то с большим состоянием сказал: «Ребята, у вас фантастические идеи, хочу помочь вам деньгами не чтобы потом вернуть все с процентами, а потому, что миру нужны такие вдохновляющие проекты».

— В начале развития Copenhagen Suborbitals часто приходилось слышать сомнения относительно вашей задумки? 

— О да, постоянно. Причем до сих пор слышим это. И мы каждый раз доказываем, что скептики ошибались. Мы провели уже восемь стартов — и доказали, что действительно можем строить и запускать ракеты.

Читайте также:

ахроматический рефрактор, диаметр: 60 мм, фокусное расстояние: 900 мм, относительное отверстие: 1/15, экваториальная (EQ) монтировка, окуляры 4 мм/20 мм
рефлектор Ньютона, диаметр: 130 мм, фокусное расстояние: 900 мм, относительное отверстие: 1/6.9, экваториальная (EQ) монтировка, окуляры 10 мм/25 мм

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Станислав Иванейко. Фото: Влад Борисевич