32 255
593
21 июля 2019 в 8:00
Автор: Виталий Олехнович

От орудия возмездия до космической гонки. Как бывший нацист американцев на Луну отправил

Даже кухонный нож и тот может стать оружием, если попадет в руки неправильного человека. Что уж говорить о высоких и прорывных технологиях, которые чаще всего становились оружием массового поражения, прежде чем закрепиться в виде мирной технологии, работающей во благо человечества. Так было с ядерными разработками и ракетами. Сегодня, в годовщину высадки человечества на Луне мы расскажем, как бывший нацист и отец «Фау-2» стал натурализованным американцем и героем лунной гонки.

«Времена не выбирают, в них живут и умирают», — писал поэт Александр Кушнер. Вернеру фон Брауну, с одной стороны, посчастливилось жить на заре эпохи ракетостроения, быть передовым ученым, рукастым и мозговитым. А с другой — его становление как ракетчика проходило в нацистской Германии, где во главе угла стояла смертоносная эффективность ракетных технологий. Кто знает, как сложилась бы история и кто был бы первым на Луне, родись фон Браун в другой географической точке и при отсутствии всех тех обстоятельств, которые привили ему заочную любовь к космическим путешествиям.

Вернер фон Браун обрел известность благодаря двум совершенно разным достижениям: немецкой управляемой ракете «Фау-2» и лунной ракете «Сатурн-5». Страшное оружие войны стало предшественником удивительного транспортного средства, которое доставило человека на Луну.

Одно известно точно: военная разработка Вернера фон Брауна не имела решающего значения в исходе Второй мировой. Управляемая баллистическая ракета «Фау-2» добавила к многомиллионному списку жертв войны около 9 тыс. человек, погибших от ее атак, и еще около 12 тыс. заключенных концлагерей, которые трудились над ее созданием. Как кощунственно бы ни звучало, но это лишь капля в море по сравнению с другими злодействами военного времени.

Тем не менее об этом условно маленьком зле Вернера фон Брауна позабыли, стоило такому ценному специалисту и сотням его помощников попасть в американский плен, следом за которым началась его новая трудовая жизнь во благо США и американского народа. Забыли и о вступлении фон Брауна в СС и НСДАП. Мы хотим сосредоточиться как раз на этом периоде, который привел к космической гонке между СССР и США и высадке американских астронавтов на Луну.

Первый спутник США

Вернер фон Браун и его коллеги не хотели оказаться в плену у СССР, а потому к концу войны, когда советские войска подобрались на расстояние 160 километров к Пенемюнде, где находился центр разработки и создания «Фау-2», немецкие конструкторы предпочли сдаться американцам и их союзникам. Те, в свою очередь, были только за. Обе будущие сверхдержавы понимали, насколько важно захватить не только образцы перспективного немецкого вооружения, но и людей, которые его разрабатывали. А потому многие немецкие инженеры после войны успели потрудиться во благо как советской, так и американской промышленности.

В Штаты в период с 1945 по 1959 год было перевезено около 1,6 тыс. немецких ученых, инженеров и механиков. Эмиграцией в рамках секретной операции «Скрепка» заведовали разведчики. Примечательно, что основой для этого перечня перспективных ученых послужил список немца Вернера Озенберга, который отбирал политически благонадежных ученых для возвращения с фронта и с тыловых работ обратно к интеллектуальному труду — в частности, над постройкой «Фау-2» в Пенемюнде. Этот список в марте 1945 года случайно обнаружил польский лаборант в туалете университета Бонна. В американском же списке Вернер фон Браун был на первом месте по важности.

Биографии рекрутированных немецких ученых были отбелены, где следует, а самих их переправили в США в форт «Блисс» — большую военную базу в Техасе. Условия содержания там, конечно, отличались от немецких, им было запрещено покидать форт без военного эскорта, но работа оставалась прежней.

В рамках проекта «Гермес» (американского ответа немецким «Фау-2») захваченные инженеры должны были отремонтировать, собрать и запустить ряд ракет, привезенных из Германии. Но в основном работа сводилась к изучению дальнейшего потенциала ракет для военных нужд. А потому про этот период работы фон Брауна в США информации совсем мало.

Известно, что к 1958 году немецкие ракетные инженеры поставили на вооружение американцам баллистическую ракету малой дальности PGM-11 Redstone, которая была прямым наследником «Фау-2». Это была первая американская ракета с ядерной боеголовкой, а на ее исторических испытаниях присутствовал и главный инженер Вернер фон Браун.

На вооружении ракета пробыла всего лишь шесть лет, но она сыграла значительную роль в американской космонавтике. В качестве директора департамента развития Армейского агентства по баллистическим ракетам в Алабаме Вернер фон Браун модифицировал «Редстоун» и на ее основе разработал четырехступенчатую ракету-носитель «Юнона-1». Именно она сумела доставить на орбиту первый американский спутник.

Вернер фон Браун с коллегами демонстрируют пролет верхней ступени

Это была довольно интересная ракета-носитель, которая первоначально имела название «Юпитер-С», но была переименована фон Брауном, который не хотел связывать ее мирный запуск с военным прошлым. В отличие от военной модификации, «Юнона-1» состояла из четырех ступеней. И если первая использовала для старта жидкое топливо, то три другие были оснащены ракетными двигателями Sergeant на твердом топливе. Вторая ступень состояла из кольца 11 уменьшенных копий этого двигателя, третья представляла собой кластер из трех таких двигателей, а верхняя, четвертая ступень — это, по сути, еще одна ракета Sergeant с неотделяемой полезной нагрузкой.

Связка двигателей

После успешного запуска советского «Спутника» и череды американских неудач ракета Вернера фон Брауна стала той самой палочкой-выручалочкой, которая включила США в космическую гонку. Сперва президент Дуайт Эйзенхауэр не хотел, чтобы баллистическая ракета, предназначенная для военных целей, несла первый американский спутник. Но когда в декабре 1957 года ракета Vanguard после старта взорвалась перед камерами, он передумал: все-таки читать про Kaputnik в заголовках новостей было обидно.

Что касается фон Брауна, то для него этот запуск стал билетом в мирное ракетостроение, так как Америка нуждалась в конструкторе, способном потягаться с Королевым.

На Луну и обратно

Следом за успешным запуском первого спутника Штаты создают Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA), а спустя два года агентство открывает Центр космических полетов имени Джорджа Маршалла. Туда-то и переходит из армии команда Вернера фон Брауна, чтобы заниматься научно-исследовательской деятельностью по покорению космоса.

До этого команде фон Брауна в 1958 году предоставили возможность разрабатывать многоступенчатую гигантскую ракету «Юнона-5». Однако спустя год военные свернули эту разработку, так как не увидели перспективы применения столь гигантской ракеты. Позже фон Браун называл этот нереализованный проект «Сатурном»-младенцем. Дорабатывать его под новым именем он продолжил уже в NASA.

А времени было в обрез. В 1961 году Советский Союз отправил в космос первого человека — Юрия Гагарина. США проигрывали гонку по всем фронтам. Оставался последний вариант: первыми покорить Луну.

Вернер фон Браун, отчитываясь перед Джоном Кеннеди о перспективах успеха в этом направлении, подчеркивал, что Советы сумели отправить космическую станцию к Венере. А значит, у них есть технологии, которые позволят вывести несколько тонн на орбиту Луны. Но для полноценной посадки и возвращения нужна куда более мощная ракета.

«У нас есть отличные шансы одержать победу над Советами, совершив первую высадку экипажа на Луне… Если мы предпримем ударную программу, эта задача может быть выполнена в 1967—1968 годах», — так Вернер фон Браун убедил президента в необходимости ввязаться в лунную гонку.

В это время в NASA было, по сути, два проекта того, как достичь Луны, и опирались они на два концепта ракет: «Нову» — разработку NASA — и «Сатурн» — проект фон Брауна. Согласно первому, большой космический аппарат выходил на околоземную орбиту, а потом разгонялся до Луны и садился на спутнике. Фон Браун же хотел сократить массу выводимой за раз нагрузки и предлагал собирать корабль по частям уже на орбите. Но ни один из этих вариантов не был идеальным: требовалось либо слишком много запусков, либо слишком высокая тяга.

Пока конкретный путь доставки человека на Луну не был выбран, фон Браун с немецкими коллегами (у многих из которых, включая самого Вернера, уже несколько лет как было гражданство США) приступил к проектированию экспериментальной ракеты-носителя «Сатурн-1». Она могла выводить около 10 тонн на низкую опорную орбиту и, по сути, была экспериментальной. На ней обкатывалась работа общих с последователями узлов. Тем не менее все 10 пусков ракеты оказались успешными.

На усовершенствованной версии этой ракеты-носителя «Сатурн-1Б» испытывали корабль «Аполлон», который и должен был доставить астронавтов к Луне, а также водородный двигатель. Все девять запусков этой двухступенчатой ракеты также признаны успешными.

Стоит отметить, что разработка и запуски всех этих ракет, включая «Сатурн-5», шли почти параллельно: лунная программа США постепенно отрабатывала каждый свой элемент, дабы не допустить ошибки на каком-либо из этапов.

Перед «Сатурном-5» и его конструкторами стояла сложная задача: корабль нужно не просто вывести на орбиту Земли, а закинуть его поближе к Луне. При этом сама ракета-носитель была размерами с 40-этажный дом, а ее масса в снаряженном состоянии достигала 3000 тонн.

На первой ступени ракеты были установлены уникальные двигатели F-1, которые развивали тягу в 680 тонн. Они был действительно гигантскими — 5,9 метра в высоту каждый. В таком огромном устройстве было сложно добиться устойчивого горения из-за высокочастотных колебаний в камере двигателя, что на этапах испытаний ранних прототипов приводило к авариям. Каждая секунда работы сжигала 2578 килограммов жидкого кислорода и керосина. В целом же разработка этого двигателя заняла около семи лет.

Вторая ступень ракеты была оборудована пятью двигателями J-2 на топливной паре жидкого водорода и жидкого кислорода. Аналогичный двигатель был установлен на третьей ступени, которая, по сути, была полезной нагрузкой с кораблем «Аполлон».

Все это венчал корабль, состоявший из трех частей: командного модуля, модуля обслуживания и лунного модуля, который и совершал посадку на спутник.

Вернер фон Браун умер в 1977 году в госпитале после двух лет борьбы с раком. По этому поводу Белый дом выпустил заявление: «Для миллионов американцев имя Вернера фон Брауна было неразрывно связано с нашим исследованием космоса и творческим применением технологий. Не только люди нашей нации, но и люди по всему миру получили выгоду от его работы».

А что с семьей?

Дети фон Брауна отмечали его маркетинговые способности.

— Я думаю, что одним из его наибольших талантов были способности продавца. Он уговорил Конгресс дать нам денег на полет к Луне. Это была тяжелая работа.

Судя по воспоминаниям его детей, Вернер фон Браун был замечательным отцом, который, несмотря на серьезную должность и загруженность, много времени уделял их воспитанию. В США у Вернера и Марии фон Браун родилось трое детей. Судя по информации из открытых источников, все они живы, но крайне редко соглашаются общаться с прессой.

Средняя дочь, Маргарет Сесилия фон Браун, в 2012 году выступала на мероприятиях, посвященных 100-летнему юбилею со дня рождения ее отца, давала интервью для СМИ, где делилась своими детскими воспоминаниями.

— Мы знали, что наш отец много работал. Он любил работать, и у него была мечта. Но когда он был с нами, это было единственным, что имело для него значение, — отвечала дочь конструктора, когда ее спрашивали о соревновании с Saturn V за отцовское внимание.

По ее словам, Вернер фон Браун любил спагетти и китайскую кухню, жарить стейки по выходным и купаться в озере. Огромную роль в бытовом укладе семьи фон Браун играла музыка. Это и неудивительно, ведь еще в детстве глава семейства получил серьезное музыкальное образование. Он сочинял прелюдии и короткие пьесы для фортепиано и виолончели и, вероятно, стал бы профессиональным музыкантом, если бы отец не отговорил его от этого.

Ни один из детей фон Брауна не вошел в «семейный бизнес». Но ближе всех оказалась Маргарет, которая стала профессором и инженером-экологом.

Что подумал бы Вернер фон Браун о столь замедлившемся покорении дальнего космоса?

— Я думаю, что если бы он был жив, то испытывал бы какое-то разочарование в том, что дела не пошли так быстро, как он ожидал. Но как человек с большой мечтой, он воспринимал бы это как временную задержку, — заключила дочь конструктора.

Читайте также:

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Виталий Олехнович