Все бесплатно и работа в радость. Каким писатели-фантасты видели будущее коммунизма

39 188
977
18 мая 2019 в 8:00
Автор: Виталий Олехнович

Все бесплатно и работа в радость. Каким писатели-фантасты видели будущее коммунизма

Путь к коммунизму. Так в СССР называли многочисленные колхозы и газеты. Этот путь оказался для державы неподъемным. Осилили его только писатели-фантасты, которые сумели заглянуть в утопичный мир будущего, где каждый работал по способностям и получал по своим потребностям. О том, каким миром победившего коммунизма грезили писатели, рассказываем на основе произведений Богданова, Ефремова и Мартынова.

«Красная звезда» Богданова

Наверное, первой коммунистической утопией можно считать роман «Красная звезда» Александра Богданова, опубликованный задолго до создания Советского Союза — в 1908 году. Автор был участником социал-демократической партии в России и одним из лидеров первой русской революции. Его писательские таланты не отличались красочностью, скорее они служили его идейным выражением.

Так, в «Красной звезде» к революционеру Леониду просто приходит его сопартиец, который оказывается марсианином, и предлагает отправиться в путешествие на Красную планету, где давно установился коммунизм, а все жители работают сознательно на благо общества.

Если в «досоциалистические времена марсиане ставили памятники своим великим людям», то впоследствии начали возводить их великим событиям. Таким, например, как уничтожение смертельной эпидемии. А на заводах люди могут получить информацию о том, в какой отрасли есть излишек рабочих часов, а какие отрасли нуждаются в дополнительных человеко-часах. Дабы каждый мог знать, где рабочей силы не хватает и где бы он мог пригодиться.

Эта система позволяет всем марсианам жить в достатке, а потребление продуктов ничем не ограничено: «…каждый берет то, что ему нужно, и столько, сколько хочет». Вот и деньги не нужны, так как они скорее являются замаскированным принуждением к труду, а он — «естественная потребность развитого социалистического человека». И так как никто не отлынивает, то и работники проводят у станка не больше четырех-пяти часов. И только самые увлеченные тратят на работу по 15 часов ежедневно.

Богданов предполагает, что марсианская цивилизация будет находиться на более высокой стадии своего развития по сравнению с земной, а потому читатель словно смотрит на светлое будущее нашей планеты через призму технических достижений марсиан.

Они, например, познали принцип работы антигравитации и приспособили радиационное разложения вещества в качестве топлива для двигателей, благодаря которому и происходит ускорение марсианских кораблей. Но, конечно же, эти технические выдумки нам куда менее интересны, чем коммунистический аспект мира писателя.

Так, например, марсиане считают опасным делиться своими техническими достижениями с реакционными правительствами Земли.

— Ясно, что если бы наши летательные машины стали известны, то правительства прежде всего позаботились бы захватить их в свою монополию и использовать для усиления власти и могущества высших классов, — говорит марсианин.

Сегодня, спустя столетие, подобные пассажи и прямолинейность «Красной звезды» воспринимаются с трудом. Книга интересна скорее как документ своей эпохи и наивных взглядов людей на положительные стороны прогресса.

Марсиане тем временем полностью отказались от чувства личной собственности. И проявляется оно разве что у детей дошкольного возраста: мол, они таким образом сокращенно повторяют развитие общества, когда заявляют, что игрушка принадлежит им. И только к юношескому возрасту этот индивидуалистический характер полностью выветривается и «социальная среда настоящего окончательно побеждает остатки прошлого».

Эмпатии же к другим гуманоидам и животным детей учат довольно прямолинейно: сломал мальчик лягушке лапку ударом палки — воспитательница отвешивает ему этой палкой по руке. Болезненный, но эффективный марсианский путь воспитания.

«Туманность Андромеды» Ефремова

Классической и самой любимой советской коммунистической утопией по праву считается роман Ивана Ефремова «Туманность Андромеды» (1957). Под оболочкой научной фантастики автор концентрируется на социальных и культурных аспектах функционирования общества далекого будущего, в котором окончательную и безоговорочную победу одержал коммунизм.

Как признавался сам писатель, в литературу его привело осознание бессилия как ученого. В науке и 70 лет назад, и сегодня были задачи и гипотезы, которые приходилось откладывать в долгий ящик из-за отсутствия необходимого фундамента и фактов, тогда как писатели-фантасты этим ограничены не были. Они могли представлять свои самые дерзкие гипотезы как реальность, пускай и книжную. Иногда спустя годы эти гипотезы находили подтверждение в реальном мире.

Так, например, Ефремов смог предсказать открытие алмазных месторождений в Якутии. Его рассказ «Алмазная труба» о геологах, которые напали на след месторождения алмазов в Восточной Сибири, был написан в 1944 году. А уже через 10 лет в 300 км южнее от этого места действительно была найдена первая в СССР кимберлитовая трубка, содержащая алмазы. Такое совпадение не было случайностью. Писатель был геологом и предполагал, что структуры Южно-Африканского и Средне-Сибирского плоскогорий одинаковы. И если в Южной Африке есть кимберлитовые трубки, то должны они быть и в Сибири.

Первые произведения автора концентрировались на сюжете и носили скорее приключенческий характер, однако позже он решил сосредоточить все свое внимание на человеке. По словам прозаика, он просто не мог отправиться в межзвездное путешествие к другим галактикам, не разобравшись с тем, каким будет завтрашний человек. Таким образом фантастика из самоцели превратилась в фон для изображения внутреннего мира и психологии людей будущего.

Ефремов считал, что раз человек будущего будет занят «напряженным общественно полезным трудом», то он сделается еще сильнее, выше и красивее, чем советский человек 1950-х годов. В этом плане за основу писатель брал эллинистическую культуру, которая превозносила красоту, здоровое и прекрасное человеческое тело. А потому неудивительно, что статные герои порой разгуливают в нарядах, отсылающих к той древней эпохе. Например, одна из героинь романа Веда Конг в ответственные моменты предпочитает стягивать пепельные волосы в тяжелый узел, высоко подобранный на затылке, ее наряд критской культуры обнажает плечи, низко открывает грудь, которую поддерживает корсаж из голубой ткани, а голые загорелые ноги выглядывают из-под «широкой и короткой юбки, расшитой по серебряному полю голубыми цветами».

Почему-то из подросткового возраста в социально ориентированной и независимой Беларуси, когда впервые был прочитан этот роман, максимально ярко запомнилось то, что общество ефремовского будущего не зацикливается на собственности и семье. По мнению прозаика, два этих понятия максимально близки друг к другу и вытекают одно из другого, а потому понятие семьи расширяется до масштабов всего общества, ценности и собственность семьи становятся общественными.

«Каждая мать рожает ребенка не для себя и не как неизбежную расплату за минуты страсти, а драгоценным подарком кладет его на протянутые руки всего общества», — читаем в романе. И пускай подлые сторонники капитализма «издевались над этикой свободы брака и общности воспитания детей», они не подозревали, насколько эти вопросы важны для будущего, где величайшей задачей человечества становится «победа над слепым материнским инстинктом». С нынешней колокольни такие утверждения, конечно, читаются как выдержки из антиутопичной книги.

Гений советской фантастики предполагал, что Земля претерпит серьезные изменения в будущем. После беспощадных войн и климатических катастроф человечество растопит ледяные шапки на полюсах планеты, поднимет уровень воды в океанах на 7 метров, изменит климат планеты, остановит разрушительные бури, а также переселится в зоны с более мягким климатом. Это позволит сократить расходы энергии на обогрев жилищ и производство теплой одежды.

В мире будущего Землю опоясывают два кольца жилой застройки. Над северным кольцом располагаются луга и пастбища, где развито животноводство, а под ним — зона садов на месте, где раньше доминировали пустыни.

Заметное вмешательство претерпели и океаны. Их очистили не только от мусора, но и от «хищных акул, ядовитых рыб, моллюсков и опасных медуз, как очищена жизнь современного человека от злобы и страха прежних веков». А на планете существуют специальные истребительные отряды, которые продолжают поддерживать безопасность и чистоту океанских вод. Аналогичная непрекращающаяся война развернута против вредных насекомых, болезнетворных микробов и прочих гадов, то и дело появляющихся из глухих уголков Земли.

Обществом в целом движет «исследовательский инстинкт». Не зря по всей планете разбросаны тысячи научных институтов, где заняты миллионы ученых. Но «сильная деятельность разума требует могучего тела, полного жизненной энергии». А потому сильный и здоровый организм, воспитание и духовное развитие ставятся во главу угла.

Управляют всем Советы, но не народных депутатов, а таких же мозговитых ребят. «У нас нет простонародья, нет толпы и правителей», — цитируем роман Ефремова «Час Быка». Но есть частично главный над этим всем — Совет Экономики, который переводит все предложения и инновации на «почву реальных возможностей общественного организма и его объективных законов». Он же имеет право обратиться к землянам с просьбой отказаться на год от увеселительных мероприятий и украшений, дабы сэкономленную энергию пустить во благо будущих поколений.

А поколения эти растут не только обособленно от своих родителей — все их обучение нацелено на «преодоление самого себя, самолюбивой жадности и необузданных желаний». По окончании школы ефремовские выпускники не идут сразу в университет, а проходят через Подвиги Геркулеса — череду испытаний, где проявляются практические навыки и способности в многообразии сфер. После следует двухлетняя «вышка» и получение специальности. Так как средний землянин живет 170 лет, а на одном месте засиживаться не любит, то успевает получить 5—6 специальностей.

«Гость из бездны» Мартынова

Георгий Мартынов признавался, что начал писать свой роман в 1951 году. Если бы он поторопился, то мог бы конкурировать с «Туманностью Андромеды» Ефремова. Но автор предпочел отложить работу над книгой и вернуться к писательству только через 10 лет.

По итогу перед нами оказался роман о советском дипломате и участнике Великой Отечественной войны, свинцовый гроб с которым находят ученые через 18 веков. В мире тем временем 1917 год оказывается годом начала нового летоисчисления. С тех пор тысячу лет длилась коммунистическая эра, а Волгин был воскрешен на 860-м году второй эры.

К этому времени человечество полностью объединилось под руководством Совета науки и техники и разговаривает на производном от русского языке. В этом мире можно найти статую Ленина (гигантскую, 50-метровую) и даже сохранившийся мавзолей вождя, космолеты носят имя поводыря: «С его именем на устах и в сердце шли на штурм Космоса первые звездолетчики Земли».

Люди обуздали силы природы и научились контролировать погоду. Планету пересекают воздушные трассы арелетов, которые обуздали антигравитацию, а на Венере теперь можно загорать, так как смелые земляне разогнали облака над ее поверхностью.

Коммунизм за столетия пустил такие глубокие корни в общественный уклад, что люди уже полторы тысячи лет не пользуются деньгами или любыми другими эквивалентами труда. Какой бы малозначительной работой ни занимался человек, он получает от общества все, что ему нужно, в неограниченном количестве. Тем не менее каждый делает то, что ему нравится, что ему по душе, и привносит свой вклад в общее развитие человечества.

Читайте также:

экран 6" E-Ink Carta HD, монохромный, 1080 x 1440, сенсорный, с подсветкой, Wi-Fi

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Виталий Олехнович