1265
14 декабря 2018 в 8:00
Автор: Константин Сидорович. Фото: Максим Тарналицкий
«Девушкам интересен стартапер, а не электрик? Правильно!» Медики ушли в программисты и счастливы

Когда-то Костя и Павел мечтали связать свою жизнь с медициной. Они отучились в профильном вузе по специальности «Медико-профилактическое дело», а потом плюнули на все и подались в модную нынче отрасль IT. В ней ребята уже около четырех лет и уверены, что наконец-то все сделали правильно. Пришлось очень много пахать (хотя парни предпочитают более крепкое словцо), часто жутко хотелось есть, были мысли о работе кассира. Зато теперь можно подумать над тем, чтобы работать где-нибудь на берегу моря.

Содержание

Медицинский университет Костя и Павел окончили в 2016 году. К тому времени у них уже был опыт программирования, потому что где-то на третьем курсе ребята поняли: ожидания от образования не совпадают с реальностью. Поэтому на четвертом курсе решили спешно переучиваться по другой специальности — разработке ПО. Вместе парни пошли на частные курсы, где отучились два с половиной года. Каков был их путь в ИТ? Слово Павлу и Косте.

Костя и Павел

Павел: «Ожидаемая зарплата будет 400 рублей, перспективы смутные, будущее туманно»

Обычно все истории про айтишников начинаются похоже: был ребенок, его родители как-то были связаны с IT либо математикой, у него с 5 лет был компьютер и где-то в 6—7 он начал под руководством отца писать первые программы на бейсике. У меня первый компьютер появился в 16 лет. В то время знакомство с миром высоких технологий ограничивалось смартфоном на Symbian, чертежником на уроках информатики и, конечно, Counter-Strike по праздникам. Интернет появился в 2009 году — мне тогда было 18 лет, и я как раз поступил в университет.

Отчетливо помню момент, когда сидел на лекции и обводил взглядом лекторий. Вот около двух сотен молодых людей. Кто-то пишет лекцию, кто-то спит, кто-то играет в телефон. Если убрать обязанность посещения лекций под страхом платной отработки, я бы на них не ходил (все равно мы не могли работать по той специальности, курс которой читали). Думаю, две трети студентов поступили бы аналогично. Тогда я понял, что дальше так нельзя — через два года я окончу вуз и окажусь во враждебном внешнем мире, без особых, если быть честным, навыков. Ожидаемая зарплата будет 400 рублей, перспективы смутные, будущее туманно.

«Программирование стало моим спасением от скуки»

К моменту формирования решения о смене курса я немного интересовался техникой, любил почитывать «хабр», особенно раздел об информационной безопасности. Это казалось каким-то далеким миром. В свободное время я мог поиграться с Ubuntu. Просто из интереса, но дальше консольной установки программ я не заходил. Где-то через пару дней после той исторической лекции я услышал от мамы, что сын маминой подруги (реально он) пошел на курсы разработки. И в мозгу щелкнуло — вот то, что мне нужно.

Костя: «Долго думал, почему в медицине низкие зарплаты. Потом понял, что такие специалисты не нужны»

Меня с детства в равной степени интересовали биология и компьютеры. Как-то ко мне пришел друг со свежим номером «Игромании», где была инструкция по разработке простеньких сайтов. Так в 12 лет я сделал свой первый сайт. Помню, как на «диалапе» на скорости 5 кбит/с заливал его на хостинг. Но на момент поступления в вуз более важной для меня была медицина, программирование же я рассматривал в качестве хорошего инструмента.

Вместе с тем биология меня интересовала чуть больше. Поэтому поступил в БГМУ, где стал осваивать специальность «Медико-профилактическое дело». Освоившие ее выпускники не могут лечить людей и обычно оседают в центрах гигиены и эпидемиологии.

Учась в вузе, я думал, почему у нас в медицине такие маленькие зарплаты. Почему я прихожу после шести лет обучения и получаю меньше, чем кассир в магазине? Еду в метро и думаю: может в кассиры пойти? Блин, я двухметровый чувак, мне нужно много есть! А потом понял, что, наверное, системе не нужны такие специалисты. Все кое-как работает на чистом энтузиазме, и, вероятно, систему это устраивает.

«Почему в медицине нет денег? Это звучит ужасно неэтично, но с точки зрения экономики получается так, что в настоящее время разработка программ у нас более востребована, чем спасение человека»

Кошмарно даже думать об этом, но ведь получается именно так. И я обратил внимание на IT.

Костя: «Полугодичные курсы? Однозначно нет! И забудьте о тестировании»

Параллельно с учебой в университете мы два с половиной года ходили на курсы разработки, изучали С, С++, ООП, .NET, Java. Кому охота тратить на переобучение два с половиной года? Поэтому многие идут учиться на тестировщиков. Кажется, что так проще войти в IT. Не делайте этого, если хотите стать разработчиком!

«Из тестировщика вырастить программиста очень сложно. Придется начинать все сначала»

Возраст тоже немало значит. Если вам до 30 лет, то мозг пластичен и сможет перестроиться с гуманитарной специальности на IT. Позже будет сложнее. Хотя у нас на курсах был мужчина за 50.

В написании кода нет ничего космического — правда, это ж не ракету запускать. Ты просто работаешь, решаешь проблему другого человека, его бизнеса. Но это не что-то невообразимое. По большому счету программирование — это рабочая профессия, имеющая много общего с ремесленничеством. Только интенсивность мышления чрезвычайно высокая.

На протяжении полугода вставал в 8 утра, шел на работу, час обедал, и это было счастье — целый час свободного времени. Вечером приходил домой, быстро ужинал и до глубокой ночи работал уже как программист. Мозг разрывало от переключения с одной сферы на другую. Но я видел, что, в отличие от здравоохранения, в программировании я могу применить свои навыки более эффективно.

Павел: «Жалко потерянных лет, но жить за копейки не хочу»

В университете часто бывало так: приходит преподаватель и говорит, мол, переписывайте методичку отсюда и до обеда. И вот ты сидишь, переписываешь эту бессмыслицу размашистым почерком, чтоб пообъемней выглядело. Зато так вырабатываешь врачебный почерк, чтоб никто ничего не разобрал.

Уехать за границу? Это только кажется, что легко, пока не начнешь изучать вопрос. Жить нормально мне хотелось сейчас, а не когда-нибудь и в другой стране. Перспективы были не радужные, плюс было скучно. Вот два мотиватора, чтобы уйти в разработку.

На распределении мне предложили должность заместителя главврача в санстанции небольшого городка неподалеку от границы с Польшей. Не надо быть гением, чтобы понять, что может происходить в районах и что должен разгребать главврач санстанции в отдаленном провинциальном городке. А ставить туда выпускника вуза без опыта — это почти как одной, простите, ягодицей сидеть на всем известной скамье. Меня такое положение дел, естественно, не устроило, я забрал свободный диплом. Этим самым я обрубил себе возможность дальнейшей работы по специальности.

А через две недели после выпускного у меня был оффер на мои первые $500 как у джуниора. Работа удаленная, была небольшая команда из Сиэтла, русскоязычная. На данный момент сотрудничаю как ИП с иностранной компанией, делаю кроссплатформенные мобильные приложения на Xamarin. Могу также нативно с использованием Swift.

«Если бы я видел, что медицина может меня обеспечить, я бы не ушел в программирование»

После шести лет обучения очень тяжело признаться себе в том, что был не прав и пошел не по тому пути. Да, мне жалко этих шести лет. Но жить за копейки — еще более жалко. Позади шесть лет, но впереди вся жизнь.

Павел: «Раньше знать ничего не знал про эйджизм, пока не понял, что в свои 24 я уже глубокий старик»

Стандартный путь трудоустройства выпускника БГУИРа выглядит примерно так: поступаешь, учишься, на втором курсе идешь в лабораторию EPAM или Itransition, работаешь там и продолжаешь учиться, потом через пару месяцев ты уже в штате. Дальше все более-менее понятно. Вполне очевидно, что человеку после курсов, без профильного образования найти работу гораздо сложнее.

«Нужно быть не то что не хуже, а лучше, чем выпускники профильных вузов»

Во время поисков первой значимой работы столкнулся с таким явлением, как эйджизм, хотя тогда еще и слова-то такого не знал. Выглядит это так: ты подаешь анкету в крупную компанию, но оттуда приходит отказ — тебе 24 года, а ищут человека до 23 лет и с профильным образованием. Тогда я решил провести эксперимент: сделал фейковое резюме, в котором все было то же самое, кроме возраста — указал 19 лет вместо 24. Мне сразу перезвонили и предложили место. Обидно.

Практика указания возраста — чисто белорусская тема. В Штатах и Европе в анкетах вообще не фигурируют ни возраст, ни пол, там даже не нужна фотография. Смотрят только на опыт работы и скиллы. Увы, это история не про Беларусь.

Костя: «Можно и в Минске получать $5000. Но будет тяжело»

Сегодня работы в Беларуси больше, чем специалистов. Очень много новичков, среди которых жесткая конкуренция. А экономика такая. Условно есть джуниор, которому платят $400, и он решает задачу за три месяца. А есть мидл с зарплатой, например, $1000. Он решает задачу за две недели. В итоге за одну работу первому придется заплатить $1200, а второму — $500. Элементарная математика, которая отлично показывает, почему джунов не хотят брать на работу.

При этом я воздерживаюсь от деления программистов на плохих и хороших. Я, например, для одной задачи буду очень плохим разработчиком, для другой — нормальным, для третьей — великолепным. Задача — найти проблему, которую ты можешь решить. Если такая находится, то тебя оторвут с руками и ногами.

Менять работу каждые год-полтора — очень частая практика в IT. У нас, например, уже давно нет необходимости рассылать резюме. В среднем как минимум одно приглашение на собеседование приходит каждый день.

«Сегодня HR охотятся на программистов, а не разработчики ищут работу»

Считаю, что очень удобно работать удаленно из дома. Да и работодателю выгодно, что ты не занимаешь место в дорогом офисе и не ешь там печеньки. При этом у тебя есть команда, страховка, оплачиваемый отпуск и 8-часовой рабочий день. С очень хорошим английским можно выйти на новый уровень и, сидя в Минске, работать на западного заказчика, получая $5000. Но будет тяжело. Американскую зарплату у нас мало кто предлагает.

Павел: «Никому не нужен ваш диплом»

Что еще в IT хорошо, так это отсутствие внимания ко всяким формальностям вроде диплома. Если у тебя есть необходимый для работы опыт, то никому твоя «корочка» не нужна. Все это формальные бумажки, ценность для работодателя представляет только то, что ты можешь дать другим.

Пару раз специалисты удивлялись, что я не оканчивал технический вуз, но на этом все. Их гораздо больше интересовали опыт и знание технологий. HR при подборе людей смотрят обычно на три вещи: какой у тебя опыт в разработке, какая технология и каков язык самого резюме.

То же касается зарубежного работодателя. За границей белорусское образование вообще ничего никому не скажет. Почему? Беларусь там просто не знают.

«То, что мы известны всей Silicon Valley, — миф. Обычные американцы, которые не работали с нашим аутсорсом, даже страны такой не знают»

А еще мне как-то пришлось изучать одну узкую тему по зарубежному учебнику и методичке одного из наших ведущих вузов. Так вот на английском мне было намного понятнее, чем на русском. И дело даже не в языке. В зарубежных источниках подход к изложению материала такой: сначала объясняют на пальцах, потом дают пример с числами, а затем на его основе выводят общую формулу. К этому моменту ты уже понимаешь, что и как работает. У нас же все наоборот: сначала дают общую формулу, потом — пример с числами, а затем — пример того, как это работает. Ты сидишь и не понимаешь — что да как?

Костя: «Работа в IT может превратиться в пытку. Это не самый простой способ заработать»

Программирование — не самый простой способ заработать. Если у вас только такая цель, присмотритесь к другим сферам. Возможностей заработать намного больше, чем кажется. Выбирать программирование нужно только тогда, когда эта работа нравится. Иначе все превратится в пытку.

Чтобы перейти из одной сферы в другую, мне пришлось очень-очень много работать. Будьте готовы, что вам придется вкалывать сутками. Каждый день придется принимать решение — посмотреть сериальчик или пахать. Выбор будет сделать очень сложно. В начале пути дело обстоит так: как только ты дал слабину хоть на неделю, то забудешь все, что учил неделей раньше.

«Запомните, что, скорее всего, ничего не получится, если у вас есть жена, ребенок, собака, дача»

Все, про переход в IT в этом случае можно забыть. Либо надо сделать так, чтобы жена, ребенок и собака тебе помогали, а дача зарастала бурьяном.

А еще прислушивайтесь к своим страхам. Перед каждым моим решением, которое меняло жизнь в лучшую сторону, мне было невероятно страшно. Каждый раз я был уверен, что все посыпется. Но каждый раз все менялось к лучшему. Если что-то в жизни меняешь и тебе очень-очень страшно, это нормально. Это может служить маячком: ага, там страшно, значит, мне туда. Страх может стать чем-то вроде путеводителя.

Павел: «Девушки не смотрят на парня-электрика и предпочитают стартаперов? Правильно делают!»

Недавно прочитал у вас статью о парне, который работает электромонтером на МТЗ и жалуется, что девушки предпочитают знакомиться с руководителями стартапов, а не с заводскими ребятами. Что ж, вполне естественные приоритеты.

Не подумайте, я прекрасно понимаю, что электриком работать тяжело. Но это понятная работа. И я не какой-то сферический программист в вакууме, который не в курсе, что значит сидеть в куртке в холодном кабинете, когда на тебя падают куски штукатурки. И печеньки в офисе тоже были не с момента сотворения мира — это тоже знаю.

Я немножко окунулся в стартапы и понял, насколько это сложно. Программировать тяжело, но добавьте сюда предпринимательство — и получится вообще жесть. Ты выходишь во внешний мир как стартап, а там море неизвестных переменных. И ты не знаешь, придет твоя компания к успеху или нет.

«Суть не в том, что стартаперы — это стартаперы. Суть в том, что это люди, которые не боятся выходить в поле неизвестности и что-то там делать»

А девушкам нравятся ребята, которые что-то могут, чем-то занимаются и рискуют. И это сложнее, чем работа электрика. Потому что у того парня работа понятная, а вот стартаперство — там вообще ни черта не понятно.

Павел и Костя: «Несколько советов тем, кто задумал сменить род деятельности и уйти в IT»

У людей бытует мнение, что в разработке только и делают, что дают много денег и кормят печеньками. Но надо в первую очередь осознать, что много времени у тебя отберет обучение — минимум год, просто чтобы разобраться, что к чему. Дальше все равно придется много времени тратить на то, чтобы разбираться самому.

После обучения первое время будет очень тяжело, поскольку из-за высокой конкуренции возникнут сложности с поиском работы. Советуем не стучаться в крупные конторы, а обратить внимание на небольшие фирмы.

И еще — никогда не пишите резюме на русском языке. Это сильно снижает шансы при поиске работы, многие его даже не будут читать — сразу в корзину. И все же если есть выбор — тратить время на программирование или английский, — в первую очередь уделите внимание профессиональным навыкам.

Даже зная английский, но не имея навыков, вы вряд ли кого-то заинтересуете. Почти сразу после прохождения испытательного срока я пошел к репетитору. Стоил он $100 в месяц, или 20% зарплаты. Язык можно подтянуть и потом, а если не сможете делать работу здесь и сейчас, то платить вам точно не станут.

«Получить 30 отказов — это нормально, лимита тут нет. Главное, продолжать стучаться в эту дверь»

Были поваром, а стали тимлидом в крупой международной конторе? Работали на стройке, а теперь кодите крутые программы для «айфонов»? А может, пришли в IT, разочаровались и теперь счастливы за кассой «Евроопта»? Если у вас есть интересная история о том, как вы бросили прежнюю жизнь и ушли в IT или, наоборот, перешли из модной сферы разработки в более традиционную отрасль, пишите нам на sk@onliner.by. Покажите людям на своем примере, что в этом мире возможно все.

искусственная сосна, 1.8 м, цвет зеленый
Нет в наличии
искусственная сосна, 1.8 м, цвет зеленый, шишки
Нет в наличии

Читайте также:

 

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Константин Сидорович. Фото: Максим Тарналицкий