Нечеловеческие муки. Как альпинист со сломанной ногой вырвался из ледяного плена
139
22 июля 2018 в 8:00
Источник: Клим Картохин
Нечеловеческие муки. Как альпинист со сломанной ногой вырвался из ледяного плена

Джо Симпсон — из тех людей, которым всегда нравились горы, с самого детства. Он родился в Малайзии, но корнями и темпераментом был истинным британцем. В 1984 году парень окончил Эдинбургский университет по специальности «Английская литература и философия». Начало взрослой жизни молодой Джо решил отпраздновать исполнением мечты — восхождением на доселе неприступную вершину Перуанских Анд под названием Сиула-Гранде. В итоге он сломал ногу, упал в расщелину, едва не умер от обезвоживания и испытал нечеловеческие муки. И все же парень выжил, чтобы потом рассказать свою историю.

Содержание

Первопроходцы

Западную стену Сиула-Гранде высотой более 6300 метров никто и никогда не покорял. Путь считался очень опасным, практически невозможным. Джо Симпсон к тому времени облазил все Альпы и мечтал вписать свое имя в историю альпинизма. Что ж, в конце концов у него это получилось, пусть и не так, как парень рассчитывал.

Джо Симпсон спустя 20 лет после событий. Фото: parliamentspeakers.com

Покорять любую вершину в одиночку — смертельно опасное занятие. Джо хоть и считал горы самым прекрасным местом на планете, но на такое безрассудство не пошел. Он подыскал себе напарника — 22-летнего Саймона Йейтса, который так же фанател от гор.

Саймон Йейтс спустя 30 лет. Фото: tht.ie

Ребятам предстояло подняться на Сиула-Гранде так называемым альпийским стилем. Это означает, что на вершину надо вскарабкаться как можно быстрее. Для этого минимизируется количество снаряжения, альпинисты не пользуются веревочными перилами, страховка упрощена, промежуточных лагерей нет, помощи ждать неоткуда.

Начало любого восхождения для каждого альпиниста — всегда полный восторг. Именно поэтому многих из них силком не вытащишь из гор. Так же было с Джо и Саймоном. Ребята быстро преодолели ледник высотой 300 метров и вышли к каменистому участку.

Сиула-Гранде. Фото: summitpost.org

Дальше было сложнее. Чем выше, тем больше хочется пить. На большой высоте вы постоянно страдаете от обезвоживания, организм требует по пять литров воды ежесуточно. А с водой в горах как раз проблемы. Вопреки предубеждениям, снег сам по себе не утоляет жажду, его надо растопить. Для огня нужен газ, а чтобы из снега получить кружку воды, необходимо около часа. Таким образом, бо́льшую часть времени восхождения занимала добыча влаги.

Подъем по льду выматывает. Кроме того, сердце работает на пределе из-за все той же высоты и недостатка кислорода. Будто этого мало, уже на последнем этапе похода резко упала температура и поднялась метель.

— Снег прилипает к одежде, потом замерзает — и вот на тебе тяжеленные доспехи. Последние 100—150 метров были кошмаром. Рыхлый снег осыпался, зацепиться было не за что, работаешь всем телом, лишь бы не улететь вниз, — вспоминает Джо.

Фото носит иллюстративный характер

На то, чтобы пройти (точнее, проползти) последние 50 метров, у ребят ушло около шести часов. Они промерзли до костей, но все-таки добрались до вершины! Казалось, на восторг не осталось сил. Но нет, это было невероятное ощущение: будто ты на вершине мира, а вся мирская суета осталась где-то там, далеко-далеко внизу.

И все же это было только начало. По словам альпинистов, примерно 80% неприятностей с ними случается как раз во время спуска, а не подъема. И если подъем был настолько сложным, то каково будет идти вниз? Легкой прогулки и правда не получилось.

Нечеловеческая боль и падение в бездну

Путь домой не задался с самого начала. Уже через полчаса ребята заблудились: гору накрыло облако, видимость снизилась до нуля. Потом они попали на снежный навес, который обрушился под весом альпинистов. Благо высота для следующего уступа была небольшой. Положение осложнялось тем, что к ночи у Джо и Саймона закончился газ, а это значило, что растапливать воду теперь было нечем. Надо было как можно скорее спускаться.

Утром следующего дня было солнечно и тихо. Казалось, что худшая часть спуска позади, теперь-то все пойдет как надо. Альпинисты пристегнулись друг к другу веревкой с карабинами и немедленно начали спуск по отвесной стене. В какой-то момент Джо почувствовал, как ледоруб в его правой руке недостаточно хорошо вошел в ледяную поверхность. Только он размахнулся, чтобы вогнать его поглубже в лед, как ледоруб в левой руке соскользнул, и парень полетел вниз.

Раздался сухой хруст, тело пронзила чудовищная боль. Джо пролетел с десяток метров и неудачно приземлился — берцовая кость раздробила колено и вошла в бедро. Перелом! В таких условиях это означало верную смерть. Но рядом был Саймон — он должен помочь!

Напарник спустился следом, в его взгляде читалась смесь шока, отчаяния и ужаса. Он дал Джо сильное обезболивающее, но обоим было ясно, что спуститься вдвоем с пятикилометровой высоты нереально. Бежать и звать на помощь? Кого, если местность безлюдная? Да и ни одна спасательная команда не доберется сюда.

Фото носит иллюстративный характер. UIAA

У ребят были две 50-метровые веревки. Саймон связал их, обвязал Джо и стал его спускать. Находил уступ, вырывал углубление в снегу, чтобы удержаться, и как можно быстрее спускал перевязанного веревкой друга. Так они преодолели несколько довольно пологих пролетов. Однако во время одного из спусков покатая поверхность внезапно завершилась крутым уклоном, фактически обрывом. Джо не успел вскрикнуть, чтобы предупредить напарника, как уже висел над пропастью.

Внизу зияла широкая ледяная расщелина. Сказать что-либо Саймону не было возможности из-за завываний ветра. Так Джо и остался висеть над пропастью, пока напарник изо всех сил пытался удержать веревку, не зная, что происходит там, за обрывом.

Фото носит иллюстративный характер. National Geographic

У Саймона коченели руки и ноги, при этом он понятия не имел, что произошло с Джо. Может, тот уже умер и он удерживает на весу труп? Поднять его было нереально. Сам Джо в это же время тоже ничего не мог сделать, просто болтаясь на веревке и ожидая смерти если не от падения, то от обморожения.

Спустя полтора часа неопределенности Саймон начал сползать к пропасти. Руки онемели, держать веревку он больше не мог. Ничего другого не оставалось — парень достал нож и перерезал «пуповину», связывавшую его с другом где-то на другом краю вселенной.

Ужас и тьма

Джо к тому моменту был без сознания. Очнулся он от удара в полной темноте. Альпинисту повезло: он пролетел около 15 метров, упал прямо в расщелину, приземлился на пологий склон, съехал по нему метров 50 и остановился.

Включил фонарик. До расщелины было чересчур высоко — нечего и думать добраться до нее. Парень повернулся на правый бок и не смог нащупать лучом света дна. Альпинист лежал на небольшом уступе и ничего не мог поделать. Сломанная нога ограничивала передвижение, да и двигаться было некуда. Взбираться по отвесной стене? Рисковать и падать дальше в пропасть?

Осмотревшись, Симпсон уверился, что его положение безнадежно. Он выключил фонарик, но немедленно накатил ужас. Вокруг полная тьма, треск льда и жуткое завывание ветра. Казалось, пещера заполнена ужасными фантастическими существами, которые только и мечтают тебя сожрать.

— Я повторял себе, что ни в коем случае нельзя терять самообладание. Понимал, что если выйду из себя, то потеряю контроль, и тогда точно все. Но это не помогло. Я начал кричать, ругаться, проклинать себя, Саймона и обстоятельства. Я рыдал и выл. Никогда не думал, что дойду до такого звериного состояния.

В конце концов Джо заснул. Очнулся он утром. Сверху через щель ласковым лучом пробивалось солнце, но отчаяние никуда не делось. Несчастный снова принялся звать Саймона, не зная, что тот несколько часов назад проходил мимо, заглянул в расщелину и звал друга, в итоге решив, что тот умер, раз не отзывается.

Взяв себя в руки, Джо взвесил все немногочисленные шансы и решил спускаться вниз. Он обвязался остатком перерезанной веревки, другой конец прикрепил к ледорубу, который вбил в ледяную толщу, и кое-как начал спускаться вниз. Что, если внизу будет только пустота? Что ж, тогда можно с чистой совестью сорваться — смерть будет быстрой.

Джо повезло: длины веревки как раз хватило, чтобы спуститься метров на 25, прямо на дно. Парень осторожно пополз на животе, и тут услышал треск. Это было не дно ущелья, а снежный пласт с основой в виде льда, а под ним — пустота.

— Но я пополз. Осторожно, как по яичной скорлупе, потому что впереди видел пробивающийся сквозь снег свет. Я дополз до каменных ступеней, по которым надо было подняться, вогнал ледоруб в стену, начал подтягиваться. Я пытался лезть так, чтобы нагружать здоровую левую ногу, но каждый раз наступал на сломанную правую. Я чувствовал, как внутри шатаются сломанные кости, боль была нечеловеческая, с каждым шагом у меня темнело в глазах.

И все же Джо добрался до вертикальной расщелины, отряхнул снежную «шубу» и вышел в чудесный солнечный день. Долгое время парень ничего не делал, просто лежал на снегу и смеялся. Однако это был не конец мучениям, впереди ждало еще много неприятностей.

Пять тысяч переломов и Boney M.

Да, Джо Симпсон выбрался из ущелья, но оставались долгие километры по непроходимым участкам, без еды и воды. Отчаяние снова охватило парня, и он понял, что думать о конечной цели нельзя. Вместо этого альпинист придумал своеобразную игру, выставляя промежуточные задания вроде «доползти за 20 минут во-о-он до того сугроба». Успевал за 18 минут — испытывал невероятное счастье, опаздывал на минуту — расстраивался до слез.

Так Джо и полз целый день. Иногда он попадал в своеобразный лабиринт с ущельями, которые надо было огибать, иногда приходилось возвращаться и искать другой путь. В конце концов изможденный и обезвоженный парень переполз ледник и выбрался на каменистые скалы.

Все, дальше ползти было нельзя: уж слишком острые камни. Из подручных материалов вышло соорудить нечто вроде шины, которой получилось кое-как укрепить поврежденную ногу. Джо прыгал на левой ноге, стараясь держать правую на весу. Получалось плохо. При каждом «шаге» он падал, и каждый раз ему казалось, будто нога ломается заново.

Кадр из фильма «Касаясь пустоты»

Худо-бедно, но Джо шел. Наверное, в первую очередь благодаря упрямству и воле. Он по-прежнему ставил себе мини-цели — «доковылять до того камня за 15 минут». Никаких скидок и сочувствия — только воля, упрямство и всепоглощающая боль.

В таком изнуряющем темпе прошел целый день. А потом альпинист рухнул на камни от бессилия. Он по-прежнему изнывал от жажды. Особенно мучительно было слышать, как под ногами, где-то глубоко под скалой журчит вода из ледника. Это журчание сводило с ума.

— Как же хорошо было лежать без движения и ничего не делать! Сил не было, и я свыкся с мыслью, что погибну. Ползти дальше казалось безумием. Зачем, если все равно конец? А потом меня без остатка захватило одиночество, чувство, что меня бросили. И я пополз дальше. Не потому, что хотел спастись, а потому, что хотел, чтобы кто-то был рядом, когда я умру.

Фото носит иллюстративный характер

Джо пополз дальше. Следов людей все еще не было, зато он приметил маленький грязный ручеек. Но это было совершенно неважно — парень приник губами к воде и пил литр за литром.

— Меня будто заправляли топливом, с каждым глотком я обретал силы. Потом обмочился, и мне даже понравилось: ногам стало тепло… Медленно, но верно я деградировал. Ничего не осталось, стыд пропал. Я был никто. Необычное ощущение.

А потом Джо увидел следы Саймона — до лагеря было рукой подать! Но дойти туда было легко здоровому человеку, а не искалеченному альпинисту на грани потери сознания. Симпсон перестал отличать реальность от бреда, вдобавок ко всему в какой-то момент в голове заиграла песня нелюбимой Джо группы Boney M. — Brown Girl in the Ring. Надоедливая мелодия не отставала, играла по кругу. «Какого черта я умираю под Boney M.?!» — подумал Джо и отключился.



— Когда сознание вернулось, я понял, что лежу на камнях. Но мне то казалось, что я вернулся на ледник, то я был уверен, что меня избили у супермаркета. Потом в нос шибанула резкая вонь, которая, как нашатырь, привела меня в чувство.

Ночью в бессознательном состоянии Джо добрался до туалета рядом с лагерем, который сто тысяч лет назад разбили они с Саймоном. Симпсон неистово заорал, выкрикивая имя друга, — никто не отозвался. В этот момент, по словам Джо, он почувствовал, что потерял самое главное — себя. Но кричать не прекратил. Саймон оказался на месте. Он все-таки проснулся и прибежал на вопли.


За почти неделю своего адского путешествия Джо Симпсон потерял треть веса, а на полное восстановление здоровья у него ушло больше двух лет, на протяжении которых он пережил шесть операций. Джо, как это почти всегда происходит в подобных случаях, не бросил альпинизм. Кроме того, он начал писать книги. Сегодня мужчине 58 лет, и для своего возраста он выглядит бодрячком.

Источник фото: ericd.net

Ледорубы в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Какая-то дичь на нашем Telegram-канале

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Клим Картохин
/ Теги: Onliner