Белорусский IT-эксперт рассказал о патриотизме и стартапах

 
26 728
19 апреля 2016 в 8:00
Автор: Ян Альшевский. Фото: Максим Тарналицкий

Беларусь когда-нибудь найдет свою нишу в мировой экономике и вовсе не обязательно в качестве поставщика сельскохозяйственной техники, продуктов питания или товаров легкой промышленности. Остается еще множество сфер, требующих меньших затрат, но обладающих более высокой финансовой отдачей как в плане прибылей, так и в плане налогов для государства (в том числе косвенных, за счет высоких зарплат сотрудников IT-сферы — когда деньги тратятся в стране).

В прошлый раз мы беседовали с техническим директором Itransition Юрием Зеленским, который рассказал о своем видении рынка услуг по разработке ПО и перспективах в этой сфере для молодых специалистов. На этот раз мы отправились в компанию Promwad, которая позиционирует себя как Independent Design House — «независимый дизайн-центр электроники». Нашим собеседником выступил ее руководитель Роман Пахолков.

Когда мы прошлись по офису, сразу стали очевидны отличия от некоторых рабочих помещений, посещенных нами ранее. Компании, которые ведут разработку программного обеспечения, создают эдакий образ денди в выглаженной сорочке, галстуке и с блестящей обувью. На этот раз все оказалось несколько по-другому.

Каждый метр говорит о том, что работа здесь идет в ином ключе: на полках расставлены прототипы и готовая продукция, топорщатся электронными компонентами печатные платы, в тени скрываются устройства, которые по разным причинам не появятся в широкой продаже… В одном из помещений на многоуровневых столах установлены компьютеры, мониторы и различная измерительная аппаратура, лежат стопки технической документации, на одних экранах видны 3D-модели, на других — строки кода. Все очень по-рабочему.

Одна из разработок Promwad для американского рынка — бортовой автомобильный самописец, или «черный ящик» для машин. Устройство подключается через разъем OBD-II, записывает переговоры водителя и пассажиров, отслеживает маршрут автомобиля и фиксирует десятки технических параметров

Мы поинтересовались взглядом Романа на современный технологический рынок в Беларуси, а также узнали мнение о стартапах — модном направлении с высоким потенциалом. Компанию Promwad, которая работает с 2004 года, назвать стартапом, наверное, нельзя — бизнес-модель несколько иная. За прошедшее время она успела сделать себе имя на европейском, североамериканском и российском рынках. Опыта ей не занимать, чем мы и воспользуемся.

Кстати, помимо основной работы Роман занимался проектами в сфере активного отдыха, открывал велосезоны и принимал участие в организации фестивалей и велопробегов. «В 2007 году мы учредили Кубок приключенческих гонок „Промвад Тур“, который включает серию мультиспортивных состязаний», — рассказал руководитель Promwad.

«В мировом масштабе мы не уникальны: работаем по бизнес-модели Independent Design House. Существуют фирмы, которые начинали как IDH, а затем становились частью какой-нибудь корпорации. Другие трансформировались в ODM — они разрабатывают собственный продукт, поступающий затем на рынок под брендом заказчика. Мы остаемся независимым центром, но добавляем элементы других бизнес-моделей», — пояснил Роман. По его словам, Promwad не единственный в своем роде и в Беларуси, однако в свое время компания показала пример того, как можно зарабатывать не только на софте, но и на электронике.

— Как вы начинали, как пришла идея создания компании?

— Закончив РТИ, я понял — работать негде и все талантливые люди в итоге станут кем угодно, но только не разработчиками. Позже я получил второе образование по менеджменту и решил: пора создавать собственную компанию, в которую придет инженер — молодой или опытный — и сможет, не выезжая за пределы Беларуси, заниматься любимым делом.

Создание компании означало не только реализацию какой-то глобальной цели, но и постановку задач, которые должны были стать ступенями к ее достижению.

— С самого начала мы ориентировались на продукцию с большими сериями, планируя постепенно стать самой большой компанией на постсоветском пространстве в выбранной сфере. Также определились с технологической платформой: это сложные устройства с продвинутыми системами на кристалле и под управлением Linux. Тогда мы были настоящими «линуксоидами» (смеется) и даже научились разрабатывать «наладонники» с нуля. По тем временам это было невероятно.

Талантливый инженер может нарисовать схему, и со стороны кажется, что больше ничего не надо. Однако, считает Роман, одного таланта недостаточно. По его словам, успешным будет лишь абсолютно «вылизанное» устройство: с технологической стороны, со стороны дизайна и других аспектов.

— У нас работают инженеры по 15 специализациям, может даже больше. Решение не должен принимать один человек, даже если он обладает знаниями во всех нужных областях: его точка зрения все равно будет ограничена, он обязательно пойдет на компромисс с самим собой. Должен быть конструктор, который спорит с дизайнером, чтобы в результате найти решение. Должны работать технолог, схемотехник, дизайнер печатных плат, программист по встроенному ПО, разработчик приложений и так далее. Иначе продукта «под ключ» не будет.

— Достаточно модно научиться многому и покинуть Беларусь. У вас такие мысли были?

— В самом начале у меня была возможность уехать из страны, но метаний, на самом деле, не возникало. Будучи патриотом, я понимал: у меня есть один путь — создать рабочее место самому себе и таким, как я, — тем, кто хочет создавать продукт мирового уровня здесь, в Беларуси. По большому счету я хотел самореализоваться и предоставить такую возможность другим.

Кстати, я считаю, что можно жить в Сингапуре и оказаться бóльшим патриотом в сравнении с тем, кто каждый день ходит на работу, ноет и думает, как бы поменьше трудиться.

— Существует стереотип, что в Беларуси ничего не создают и в лучшем случае речь идет об отверточной сборке. Как вы относитесь к таким утверждениям?

— Кое-что попросту невозможно произвести. Нет точности, нет необходимых мощностей. В Китае, например, за счет оборотов есть все возможности для продвинутого производства и его регулярной модернизации.

Мне кажется, не стоит искать кадры, которых нет. Например, в производстве. В белорусской науке ситуация иная, однако, опять же, многое зависит от сферы деятельности.

Роман подчеркивает, что специфика современной экономики диктует условия для ведения бизнеса. Бессмысленно пытаться построить нечто, для чего нет базы. Надо эффективно использовать существующие ресурсы, не стараясь занять все сферы, — это попросту экономически нецелесообразно.

— Нужно использовать наши сильные стороны. Китай — передовая страна с точки зрения технологий производства. В США есть деньги. У нас — прекрасные инженеры. Выводы делайте сами…. А замыкаться точно не стоит.

— Как вы оцениваете современные стартапы, которые появляются в Беларуси?

— Идет новая волна, появляются люди и компании, которые мыслят иначе. Когда начинали мы, в голове крутилось: «Мы выживаем, мы создаем рабочие места». Те, кто начинает сейчас, размышляют: «Создать компанию, сделать ее успешной и продать». Классно, что они другие. Я таким уже не стану…

Новые ребята витают в облаках: думают о капитализации, которая может случиться, а может и не произойти. Но это и правильно. Они не боятся ошибок. У тех, кто постарше, куча барьеров: «Мы так не привыкли». А новые ни к чему не успели привыкнуть, у них нет ограничений!

Главное, не терять цель, а по мере выполнения одних задач ставить следующие. Нет денег? Я начинал с каким-то запасом, но он быстро закончился: свои деньги уходят мгновенно и нужно уметь работать без них. Если вы не готовы к этому — ничего не добьетесь.

Кроме того, информационная среда теперь практически не ограничена, становится меньше шаблонов, установок. Ты можешь учиться в MIT удаленно и бесплатно, ты можешь работать в международной команде из дома — возможностей хоть отбавляй.

— Где взять деньги?

— В мире развито венчурное финансирование. В Финляндии, Сингапуре, США, Израиле. Там ты можешь получить высокорисковый капитал, который, в общем-то, и создан с учетом того, что его можно потерять.

Да, инвестор понимает: 10 раз проиграешь, 1 — выиграешь, но это нормально. Нужно понимать, что инвестор, который вкладывает в технологичное поле, изначально рискует больше, поэтому в Беларуси они чаще шли в традиционные сферы деятельности. Но если ознакомиться с актуальными неофициальными белорусскими рейтингами, в топе успешных все больше фамилий именно IT-бизнесменов. Это указывает на скорое появление высокорисковых денег и в нашей стране.

— Почему умирают стартапы?

— Настоящие сложности начинаются в период бурного роста, когда меняется все. Где найти профессиональных менеджеров, где найти таких инженеров, которые внедрятся в выработанную за много лет культуру компании и останутся, как сохранить качество, как построить процессы, которые ломаются при заметном росте, как избежать бюрократии и так далее. Ни один бизнес-гуру не придет и не скажет, как это все сделать в вашей компании: шаблоны есть, но ведь каждая компания неповторима.

Молодые стартапы нередко умирают, потому что у них нет понимания того, что нужно не только осваивать деньги инвестора, но и как можно скорее начинать продавать. Пусть поначалу это будет небольшой денежный поток. Если три года дорабатывать продукт в лаборатории, он никуда не приведет. Стартапы должны рассказывать о себе всем и везде, получать обратную связь.

Надо понимать, что сила не в одной лишь идее, а в команде. Нужен мощный лидер, который ничего не боится. Нужен технарь и управленец. Опытные люди сначала смотрят на команду и только потом — на бизнес-план.

— Раз мы говорим о стартапах, есть ли среди ваших клиентов или партнеров такие?

— Наши основные отрасли — телеком, автоматизация и потребительская электроника. Есть проекты со зрелыми клиентами, а есть со стартапами.

Габаритная модель одной из разработок Promwad
Одна из первых разработок Promwad, которая ушла в серийное производство, — мультимедийный проигрыватель для американского рынка
ТВ-приставка на базе STLinux, разработанная для российской компании «СмартЛабс», — первый проект с миллионной партией. На базе этого устройства «Ростелеком» и МТС оказывают свои услуги в сфере цифрового телевещания по всей России
Роман объясняет, как работает устройство французской компании Parrot: его погружают в почву в цветочном горшке, чтобы отслеживать условия роста домашних и садовых растений (температуру, влажность, освещенность). Данные по Bluetooth собирает мобильный гаджет, спроектированный в Promwad. Он отправляет информацию в «облако» для обработки. Затем пользователь получает на смартфон советы: переставить растение в тень, увеличить полив и тому подобное

Один из примеров — стартап Lapka, который недавно был приобретен компанией Airbnb. Мы создавали продукт для американского рынка, он не может продаваться в Беларуси — в том числе за счет высокой стоимости. Кто-то купит, но выстроить здесь бизнес на его продажах нельзя.

Алкотестер Lapka BAM работает в паре со смартфоном и определяет концентрацию алкоголя в крови. Это один из самых сложных производственных проектов компании

Он интересен в плане технологии производства: это керамика с добавкой полимеров. В отличие от металла, материал выглядит дороже, приятен на ощупь, не царапается, есть и другие факторы. Это сложное изделие с точки зрения производства, в нем используется много ноу-хау.

Наш клиент сам придумал, как подключать устройство к телефону, — с помощью фазово-частотной модуляции или, по сути, аудиосигнала. Смартфон ловит звук на частоте, не слышимой ухом человека, и «насвистывает» результаты измерений. Пользователь в этом случае даже не понимает, как все работает, но ему это и не надо.

Это своего рода история успеха. Может, не нашего, но клиента, которому мы предложили неочевидное технологическое решение.

Еще один интересный пример — российский проект «ДО-РА», резидент Сколково. По-моему, один из самых креативных проектов: взяв за основу дозиметр, они создали линейку продукции от матрешек до «леденцов» на палочке. Идея приведет как минимум к продажам подарков.

Есть у нас и бытовой эхолот для рыбаков. Он выводит информацию на экран смартфона. Мы взяли на себя часть разработки, производство корпусов ведется в Китае, финальная сборка — в России. Сейчас это отдельный девайс, а в перспективе он может стать компонентом интернета вещей: собираемая отовсюду информация будет обрабатываться для создания карт и прогнозов для любителей рыбалки. Это лишь пару примеров…

Мы прошлись по офису. Как оказалось, многое из представленного производится в Китае для мирового рынка. Иногда это лишь элементы для устройств — например, спроектированные в Promwad корпуса. В других случаях представлены решения «под ключ», компоненты для потребительской электроники и даже суперкомпьютеров. Рядом — лаборатория цифрового телевидения: здесь создаются цифровые телеприставки и программное обеспечение для них. Одним словом, работа кипит.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Ян Альшевский. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев