11 июля 2024 в 8:00
Автор: Герман Клименко

«Если честно, уже хочется выть»: вот что бесит айтишников в IT

Автор: Герман Клименко

Высокая зарплата, удаленка, каскад бонусов: казалось бы, на что вообще можно жаловаться, работая в IT? Но у тех, кто уже давно вертится в этой индустрии, накопилась целая гора претензий. Странные рабочие процессы, раздражающие коллеги, усталость от лицемерия, — узнали у белорусских айтишников, что еще их бесит на работе.

«Чистое лицемерие»

Ксения работает эйчар-менеджером в IT уже шестой год. Это ее второе место работы в этой сфере: сначала была позиция в крупной международной компании, сейчас в небольшом, но уютном стартапе.

— За прошедшие годы я перелопатила несколько сотен кандидатов, адаптировала новичков, разрешала проблемы сотрудников-старожилов. Я каждый день разгребаю горы работы и каждый день слышу о том, что эйчары в IT ничего не делают.

Почему-то у коллег из других отделов есть мнение, что мы только проводим первичное собеседование с кандидатами, а в остальное время просто пьем кофе. Я точно знаю, что в отделе разработки нас за глаза называют «хрюшами», которые просто уселись на теплом местечке. Хотя «теплого» тут мало: мы постоянно работаем с людским негативом— говорит девушка.

Ксения считает, что главная проблема в IT — это снобизм, который в первую очередь исходит от разработчиков:

— У них и тестировщики ничего не делают, и проджекты, и бухгалтерия долго отпускные начисляет. А эйчары вообще главные враги. Правда, когда нужно разобраться с проблемами внутри команды или оперативно найти нового сотрудника, о нас тут же вспоминают. Чистое лицемерие.

«Мне кажется, скоро мы вообще перестанем писать сообщения»

Будучи матерым Unity-разработчиком, Сергей помнит, как выглядела геймдев-индустрия и пять, и десять, и пятнадцать лет назад. С особой теплотой мужчина вспоминает период с 2014-го по 2019-й:

— Как по мне, это было золотое время для тех, кто хотел делать игры. Тогда вышел третий «Ведьмак», и даже создатели игр в стиле «поставь алмазики в ряд» стали как-то подтягивать свой уровень. Игры начали вызывать восторг вообще у всех, и работать над такими проектами было классно. Много денег, возможностей, интересные задачи — супер. 

Правда, тогда же укоренился жирный минус сферы — созвоны и планерки. Новых задач тогда было много и созваниваться как с командой, так и с заказчиками приходилось часто. 

Разработчик говорит, что сейчас тренд на перманентные обсуждения в Slack или Google Meet только распаляется:

— Мне кажется, скоро мы вообще перестанем писать сообщения. Я вот сейчас открываю календарь и понимаю, что у меня нет ни одного дня без «колов». В некоторые дни стоит по 3—4 звонка. Это уже просто абсурд, потому что мы созваниваемся для того, чтобы обсудить вещи, которые в переписке можно решить за 5—10 минут. А в итоге мы гоняем это туда-сюда по часу.

Иногда ты просто не успеваешь сделать запланированную работу, потому что не вылезаешь из онлайн-встреч. Надо делать задачу, а ты вместо этого час слушаешь, в какой цвет ребята из другого отдела будут красить кнопку. И так практически каждый день

«Перед кем мы вообще выпендриваемся?»

Практически все сотрудники компании, в которой трудится Настя, живут и работают в СНГ. Исключение — СЕО компании, технический директор и глава разработки, которые живут в США. Русским языком они не владеют, и вся коммуникация в рабочих чатах проходит на английском.

— Вообще нет вопросов к официальной переписке и отчетам: «хеды» должны понимать, что творится в их компании. Но весь абсурд в том, что в том же Slack мы переписываемся на английском абсолютно везде, даже в чате, который посвящен настолкам.

Для меня это бред. Ну т. е. вот я встречаюсь с коллегой в коридоре, 20 минут разговариваю с ней на русском, а потом она же пишет мне в личку на английском. Зачем? Или зачем на нем же обсуждать корпоратив, который пройдет в Минске и на котором очевидно не будет ребят из США? Перед кем мы вообще выпендриваемся?

Как дата-аналитик, Настя не испытывает проблем со знанием английского языка. Но вот некоторым ее коллегам, которым в рабочих буднях этот язык практически не нужен, приходится мучиться на созвонах и при переписке.

— У нас есть мануальные тестировщики, дизайнеры и performance-инженеры, которые идеально справляются со своей работой, но постоянно страдают из-за повсеместного английского. Мне кажется, что ребята просто уйдут из компании, потому что устанут притворяться англичанами, — заключает Настя.

Выбор покупателей
15.6" 1920 x 1080, IPS, 144 Гц, AMD Ryzen 5 7535HS, 16 ГБ DDR5, SSD 512 ГБ, видеокарта NVIDIA GeForce RTX 4060 8 ГБ (TGP 140 Вт), без ОС, цвет крышки серый, аккумулятор 90 Вт·ч
15.6" 1920 x 1080, IPS, 60 Гц, AMD Ryzen 5 7520U, 16 ГБ LPDDR5, SSD 512 ГБ, видеокарта встроенная, без ОС, цвет крышки серебристый, аккумулятор 50 Вт·ч
16.0" 2560 x 1600, IPS, 120 Гц, Intel Core i5 13500H, 16 ГБ LPDDR5, SSD 512 ГБ, видеокарта встроенная, цвет крышки серебристый, аккумулятор 72 Вт·ч

«Уже начинаешь сходить с ума»

Размер своей зарплаты Никита назвать не может, но говорит, что спокойно мог бы покупать по iPhone 15 Pro в максимальной комплектации каждый месяц. И еще столько же оставалось бы на карте.

Что скрывается за внушительной зарплатой Python-разработчика? По словам Никиты, ему приходится мучиться из-за овертаймов, капризов заказчиков и проблем с тайм-менеджментом:

— Сейчас я работаю примерно по 12—13 часов в день. Так как график у нас смещенный и начинаю я работать в 10—11 утра, из-за компьютера я выползаю глубокой ночью. Да, все овертаймы оплачиваются, но это не значит, что они меня не выматывают.

Молодой человек вспоминает, что проблемы с тайм-менеджментом начались полгода назад, когда его пересадили за новый проект. Сам по себе проект, связанный с мобильными квестами, разработчик называет интересным. Но вот проджект-менеджера, который заваливает заказчика обещаниями, он уже ненавидит:

— Если честно, уже хочется выть. Проджект обещает сделать слишком большой объем задач за слишком сжатые сроки, вот прямо до посинения. Ему — просто пообещать, нам — бесконечные кранчи. Заказчик приносит компании серьезные деньги, поэтому все идут на уступки. Но мы как будто бы страдаем больше всех: некоторые ребята в конце месяца получают Х2 в плане зарплаты, но могут работать вообще без выходных.

Я чувствую, что выгораю. Когда видишь, что уже полночь, а впереди еще два часа работы, начинаешь сходить с ума. Планирую доработать этот месяц и, если овертаймы не прекратятся, буду переходить на другое место. Хотя есть ощущение, что плохой тайм-менеджмент — это глобальная проблема в индустрии в 2024 году.

«На ровном месте вырос культ»

Фронтенд-разработчика Андрея в сфере IT устраивает все: зарплата, бонусы, перспективы и большинство коллег, с которыми ему приходится сотрудничать. Так что бесит мужчину не то, что находится внутри IT, а то, что окружает эту индустрию:

— На ровном месте вырос культ. Мол, тут все невероятно богатые и деньги получают за то, что нажимают несколько клавиш и хлебают смузи. Люди не понимают, каких усилий требуют разработка и поддержка той же «три в ряд». Или сколько времени нужно на создание нормального одностраничного сайта.

Андрея раздражает, что люди не знают, кто есть кто в IT. Мол, вся индустрия подгоняется под понятие «программисты», потому условного тестировщика начинают доставать с просьбами по установке Windows. И, как отмечает мужчина, это еще самая маленькая из проблем:

— Во-первых, до сих пор есть огромное количество желающих «войти в айти». Из-за людей, дезинформированных о том, насколько легко попасть в эту сферу, спрос на вакансии превышает предложение. Эйчары не особо хотят вчитываться в резюме: у них слишком широкий выбор — и действительно толкового специалиста они могут пропустить. А что делать сейчас джунам, которые пытаются урвать свой первый офер, я вообще молчу.

Во-вторых, как мужчина, я чувствую, что женщин интересует не моя работа как таковая, а сколько я зарабатываю. И почему-то все думают, что я изо всех сил ищу, кому эти деньги отдать. Но, леди, поймите: деньги в IT зарабатываются тяжелым трудом. Никто вам не платит за то, что вы красиво сидите с ноутбуком: иногда здесь может быть сложнее, чем на стройке или заводе.

«Разве в семье могут не продлить контракт?»

В IT Костя просочился через мануальное тестирование. Говорит, что первый год работы пролетел на дофаминовой карусели. А потом парень освоился — и как будто что-то выдернули из розетки.

— Нюансов тут, как и в любой другой сфере, полно. А вот реальная проблема только одна — вранье. Его тут много, и представлено оно по-разному — от недоговаривания до откровенной лжи.

Например, классика — это когда работу трех джунов-разработчиков продают заказчику под видом труда синьора. Для аутсорсовых «галер» это классика: джуны потеют, заказчик злится. Выигрывает только менеджмент, которому удается урвать куш. 

А еще знаете эту тему — «мы все семья»? Тут это база, про «семейность» говорят в каждой второй IT-компании. Но разве в семье могут не продлить контракт? Или общаться только через таски в Jira?

А, и умалчивание. Ты можешь вообще не знать, что что-то делаешь не так. Проджект может тебе неделями просто ничего не говорить. Ты работаешь, ни о чем не переживаешь, и в один день тебе звонит эйчар сказать, что команда тобой недовольна и тебе запускают испытательный срок на две недели. Можно ли было сделать так, чтобы до этого не дошло? Конечно, но IT-индустрия бывает слишком токсичной для того, чтобы решать вопросы без драмы.

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ga@onliner.by