15 023
30 марта 2022 в 8:00
Источник: Сергей Сергеев. Фото: Adrien Olichon/Pexels

Синдром отмены и зависимость от Instagram? Что будет с закрытием соцсетей

В России «запретили» Facebook и Instagram с их материнской компанией Meta (была признана «экстремистской», однако есть время на подачу апелляции и вступление решения суда в силу), ходят разговоры о возможной блокировке YouTube. С технической точки зрения это не слишком сложно, так как все необходимые механизмы существуют и были проверены на практике. Есть также пример создания «собственного интернета» — в Китае, где огромный рынок практически полностью принадлежит локальным игрокам, а многие западные ресурсы находятся под прямым запретом. Шаги в этом направлении уже предпринимаются: это запуск клонов и «аналогов» наподобие «Россграм», NashStore и подобных.

Блокировка

Почему соцсети вообще были заблокированы? Коротко: в ответ на блокировку доступа к российским государственным и аффилированным с государством средствам массовой информации. Кроме того, Meta временно сняла запрет на призывы к насилию в отношении российских военных, участвующих в боевых действиях в Украине. Это стало причиной, по которой компанию причислили к разряду экстремистских.

Что делать нельзя и что можно?

Прямой доступ (без использования VPN и других способов обхода блокировок) к Facebook и Instagram заблокирован. Пользоваться соцсетями можно, а вот транслировать их логотипы (как и Meta) в России запрещено. Под это требование подпадают и СМИ. Упоминая названия, требуется указывать статус компании и ее сервисов на территории страны — «запрещенные» и «экстремистские».

Что дальше? Клоны, аналоги и уменьшение аудитории

Блокировка конкурентов в теории позволит нарастить аудиторию местных сервисов, а если их нет, то создать клоны. Именно клоны, потому что за короткий промежуток времени разработать конкурирующую платформу невозможно, а пользователь будет искать замену — надо удовлетворить его потребность. Клоны будут предлагать аналогичные функциональные возможности, чтобы процесс адаптации прошел максимально гладко.

Но даже в этом случае проблем скопится вагон и маленькая тележка — «Россграм» тому яркий пример. NashStore, в свою очередь, позиционируют как аналог магазина приложений Google, где пользователи якобы смогут оплачивать подписки и приложения. Вдохновение разработчики черпали у AppGallery от Huawei, однако площадка китайской компании представляет собой грамотно оформленный каталог установочных APK-файлов, а вовсе не аналог Google Play, и полностью заменить его не может даже теоретически.

С учетом того, что популярные российские социальные сети работают давно, они поделили между собой и западными конкурентами пользователей: часто, если это не обусловлено профессиональной деятельностью, для юзера существует одна «основная» площадка, там же формируется круг его общения и интересов. Поэтому смена социальной сети с одной на другую окажется либо болезненной, либо невозможной в принципе (об этом ниже).

Чиновники озвучивали мнение, что российские социальные сети позволят активнее участвовать в воспитании молодежи и следить за ее нравственными идеалами. Однако, в отличие от Facebook, другие площадки куда менее эффективно борются со всякого рода «запрещенным» контентом, в том числе «клубничкой». Таким образом, вряд ли проблема заключается в мифической борьбе за нравственность.

Социальные сети теряют пользователей, а значит, будут меньше зарабатывать на рекламе, которая является их основным источником дохода. Но в проигрыше оказываются и сами пользователи, развернувшие бизнес в тех же Facebook и Instagram.

Очень болезненно воспринимают блогеры и возможное «закрытие» YouTube, который для многих являлся единственным источником заработка на протяжении многих лет. Некоторые смирились с отключением монетизации, так как остаются прямые рекламодатели, спонсоры и банальный «продакт плейсмент». Другие активно переходят в Telegram и «Яндекс.Дзен», а не подыскивают местечко в более классических вариантах взаимодействия с аудиторией — соцсетях. Это позволяет сохранить часть аудитории, однако ее объем значительно «усыхает».

VPN? О них знают не все

В ответ о новостях про блокировки часто звучит: VPN никто не отменял. С этим вопросом не все так просто. С одной стороны, в России (а такая практика может масштабироваться) активно стерилизуют рынок подобных сервисов, вводя запреты на наиболее популярные из них. Некоторые сервисы сдаются, другие обходят блокировки, а третьи просто неизвестны регулирующим органам. Которые, кстати, понимают тщетность попыток заблокировать все полностью либо целенаправленно оставляют лазейки, лишь уменьшая поток пользователей. По этой причине суд разрешил россиянам пользоваться и Facebook, и Instagram — главное, чтобы «не принимали участие в запрещенной законом деятельности».

В случае блокировки YouTube ситуация будет сложнее за счет бо́льших объемов передаваемой информации: бесплатные VPN часто отличаются низкой скоростью работы и/или ограничениями по объемам трафика. Такие же «болезни» могут проявляться у платных решений, однако с меньшей долей вероятности.

Опять же ряд экспертов по традиции выступили с предостережениями касательно использования VPN: мол, это несет риски для пользователей, которые могут невзначай передать свои персональные данные третьим лицам. Это действительно так, поэтому часто звучит рекомендация выбирать доверенных поставщиков услуг. Можно также отметить, что в интернете достаточно часто происходят утечки информации, и виртуальные частные сети здесь ни при чем.

И наконец, значительная часть интернет-аудитории никогда не слышала про существование VPN (среди подкованных пользователей существует заблуждение, что о технологии не знают только младенцы). Поэтому как минимум в краткосрочной перспективе любая заблокированная платформа действительно может стать неинтересной локальной аудитории — из-за недоступности.

Возможны два пути: развертывание полноценного аналога китайского интернета или деградация до уровня «Кванмена».

Можно подытожить: блокировка VPN неэффективна, когда речь идет о пользователях, которые знакомы с технологией, и эффективна для всех остальных. Доли этих частей аудитории могут меняться в зависимости от ряда факторов: например, если «отечественные» соцсети не смогут обеспечить достойный «пользовательский опыт», начнется обратный отток.

Кстати, компания Mediascope недавно по заказу РБК уже опубликовала цифры, отражающие последствия блокировки Facebook и Instagram, а заодно и Twitter, который также блокируется («замедляется») в России. Информация позволяет прикинуть возможные тренды после потенциальной блокировки YouTube.

Подтвердились высказанные выше предположения: ежедневная аудитория «ВКонтакте» прибавила с момента блокировки менее 5 млн пользователей (46,5 млн и 50,3 млн соответственно), Telegram — чуть менее 15 млн (31,2 млн и 45,5 млн), «Одноклассники» — 1 млн (19,8 млн и 20,9 млн соответственно). У Instagram произошел провал примерно в 5 млн (39 млн против 34,1 млн), у Facebook — чуть более чем в 4 млн (9,6 млн против 5,5 млн). Статистика Rutube как аналога YouTube не приводится: видеосервис не блокируется, хотя флуктуации баз должны уже проявляться. Нет данных и по «Яндекс.Дзен».

Собственный интернет

Огромную работу по созданию «собственного интернета» проделал Китай — это пример эффективной и действительно самодостаточной инфраструктуры и экосистемы. Однако на ее создание ушло пару десятилетий. Есть еще Северная Корея с ее интранетом «Кванмён» — идеологически верной сетью для внутреннего пользования и только с государственными СМИ.

Однако интерес представляет именно китайский интернет, так как это полностью самостоятельный продукт, который в действительности обеспечивает местных пользователей всем необходимым контентом. Его поставщиками являются как государственные компании, так и частные, и все они следуют четким правилам с жесткой цензурой.

Россия начала предпринимать активные шаги по созданию собственного «суверенного интернета» еще в 2017 году (а скорее, и еще раньше). Вначале была анонсирована Национальная система фильтрации интернет-трафика (НаСФИТ), основная цель которой — «защитить детей от негативного и опасного контента». Предлагалось создать системы фильтрации: локальные (для детей) и глобальные (для всех российских юзеров). Спустя три года проект отменили: внезапно выяснилось, что подобные решения уже существуют и разрабатывать новые нет смысла.

В 2018-м была озвучена еще одна цель: обеспечить стабильность интернета в случае, если от него отключат Россию (вариант огородиться от мира по собственной инициативе не упоминался). В марте 2022 года о «суверенном интернете» заговорили вновь: гендиректор «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин пообещал развернуть такой, но с помощью спутников (вероятно, вопрос с «наземным» уже решился).

Основной преградой тогда и сейчас остается все тот же набор: отсутствие необходимого программного обеспечения для того, чтобы поднять «местный интернет», а также оборудования.

По этой причине местные власти на фоне возможных отмен поставок телекоммуникационного оборудования на днях направили местным операторам рекомендацию не предлагать клиентам безлимитные тарифы (в первую очередь речь о мобильном интернете) — это позволит снизить нагрузку на сети и продлить ресурс операторского железа.

Коротко, если оглядываться на пример Китая, создание «собственного интернета» более чем возможно, но для этого потребуются огромные финансовые вливания в инфраструктуру (железо, ПО, контент и развертывание экосистем). В то же время, отрезав «внешку», можно сэкономить: в резерве окажется более не задействованные оборудование и каналы связи. Далее возможны два пути: развертывание полноценного аналога китайского интернета или деградация до уровня «Кванмёна». Третий, менее вероятный — отказ от обоюдных блокировок.

Ломка из-за отказа от соцсетей

Немного психологии. Социальные сети (да и любые другие интернет-сервисы, которыми вы пользуетесь на протяжении длительного времени) вызывают вполне классическую зависимость. С одной стороны, пользователи реализуют с помощью того же Instagram некоторые свои потребности (общение, самореализация, привлечение внимания, бизнес-потребности и так далее), с другой — у них формируется привычка.

Теперь чуть подробнее. С точки зрения психологии ограничение доступа к соцсетям можно рассматривать как лишение возможности реализовать эти потребности понятным и привычным способом, возникает необходимость искать новые способы их реализации, что не всегда легко и возможно. В моменте возникает фрустрация — сильный «облом». Это может включать, например, сильную растерянность, а может — озлобленность или агрессию (зависит от человека). Агрессия, в свою очередь, может быть направлена на себя, что в некоторых случаях может спровоцировать депрессию, а также на окружающих или вообще на весь мир.

«Поход» в соцсети — это еще и привычка. Если ее убрать, уровень тревоги повышается. У человека возникает необходимость формирования новой привычки. У одних это получается, и они, например, с легкостью переходят в другую среду (те самые «аналоги» соцсетей, которые раньше были не столь привлекательными). Другим не позволит это сделать фрустрация, навалится грусть, и будет вообще не ясно, что делать дальше («Как перейти в другую соцсеть?»), организовать себе такой же высокий и доступный уровень привычного. С учетом общей тревоги переживания от блокировки соцсетей могут усиливаться.

Объясним чуть иными словами. Социальные сети (это упоминалось и выше) можно отнести к особенно значимым феноменам нашей жизни, особенно когда они занимают значительную часть времени и энергии. В этом случае отсутствие доступа может восприниматься как потеря чего-то особо близкого с классическими фазами прохождения горевания, предложенными психиатром Элизабет Кюблер-Росс: отрицание (это неправда), гнев (это несправедливо), торг (должны быть способы спастись, я что-то придумаю), депрессия (ай, все) и принятие (надо с этим жить).

Но есть и положительные стороны. Некоторые люди устают от своих привычек, и они начинают восприниматься как рутина. Тогда изменения выглядят как новые возможности: запустить все с нуля (перейти на новую платформу). Так что кого-то блокировка знакомых соцсетей даже взбодрит и подарит ресурсное состояние.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Сергей Сергеев. Фото: Adrien Olichon/Pexels