11 578
15 февраля 2022 в 8:00
Источник: Кирилл Петренко

Как идею о метавселенных представляли в научно-фантастических романах

В разгар неспокойного 2021 года Марк Цукерберг объявил о скором старте эры метавселенных. Вслед за ним о своих амбициях по внедрению технологий в будни жителей Земли начали заявлять другие мастодонты современной IT-индустрии от Sony до Microsoft. Впрочем, не каждый знает, что термин «метавселенная» совсем не новый — в сумрачной научно-фантастической литературе он существует с девяностых годов XX века, а первые намеки на саму концепцию появились еще раньше. И временами термин этот характеризует собой совсем не такие безоблачные проекты, как уютная цифровая идиллия мистера Цукерберга. Самое время закопаться в книги и разобраться, как представляли себе метавселенные писатели-фантасты и футурологи.

«Нейромант» Уильяма Гибсона — матрица для хранения данных без лишних развлечений

Еще до того, как в умах фантастов появился сам термин «метавселенная» и оформился строгий список требований для соответствия ему, в литературе и кино уже существовали виртуальные миры — во многом благодаря Уильяму Гибсону, который первым предложил аудитории идею «матрицы».

Метавселенной в современном понимании в «Нейроманте» нет. Зато там есть уникальная виртуальная реальность, которая визуально воспроизводит колоссальную базу данных, генерируемую человечеством. Получить доступ к ней не так просто: нужен не только хитроумный гаджет, подключенный прямо к человеческому телу, но и здоровая центральная нервная система, вовлекающая людей в «согласованную галлюцинацию», которой и является матрица.

До живописности популярных MMORPG этому месту, конечно, далековато. Пользователи внутри матрицы видят трехмерное шахматное поле, стремительно уходящее за горизонт, и многочисленные кластеры данных, которые для простоты восприятия выражаются в различных геометрических фигурах, линиях света, архитектурных формах и даже географических ландшафтах. В таких условиях внутри цифровой базы данных работают легальные программисты, а параллельно занимаются незаконными делишками и хитроумные хакеры, «консольные ковбои», жаждущие получить доступ к запретной информации и персональным данным пользователей.

Фантазия Уильяма Гибсона предупредила саму суть интернета как единого пространства для хранения данных и вдохновила ряд других маститых авторов: например, в прошлом братья Вачовски экспроприировали у фантаста не только образы персонажей вроде Тринити и концепцию виртуального мира, но и само его название.

Таким образом, Гибсон стал «дедушкой» идеи о метавселенной. Хотя, кажется, современные энтузиасты цифровых технологий во главе с боссом Meta не в восторге от сравнений своего детища с «Нейромантом» и его наследницей в лице «Матрицы» — а кто захочет стоять в одном ряду с неприветливыми антиутопиями? Кажется, PR-специалистам и разработчикам будущих метавселенных придется немало потрудиться, чтобы сформировать безукоризненно благоприятный образ цифрового мира.

«Лавина» Нила Стивенсона — метавселенная с наркотиками и классовым неравенством

Стоило Уильяму Гибсону только задуматься о том, как может выглядеть мир будущего, поглощенный виртуальными технологиями, как другие фантасты с удовольствием присоединились к этому брейншторму. Всего несколько лет ушло на то, чтобы скупая матрица «Нейроманта» переросла в куда более грандиозные видения цифровых миров. Одним из первых впечатляющий прообраз альтернативной реальности предложил Нил Стивенсон в романе «Лавина», где, кстати говоря, и дебютировал сам термин «метавселенная».

Книга, в итоге признанная одной из величайших работ жанра в XX веке, вышла в эпоху, когда домашние консоли только-только начали активно заменять собой игровые автоматы, в корпус монитора можно было без труда поместить спелый арбуз, а интернет едва заявил о желании заменить собой вербальные чаты на лавочках у подъездов. Метавселенная в представлении Стивенсона развивала те же идеи новоиспеченной «всемирной паутины» вперемешку с чертами еще не оформившегося жанра MMO-игр.

Герои антиутопического произведения живут в недалеком будущем, где крупные корпорации влияют на жизни людей больше, чем политические неурядицы, а мафия контролирует службы доставки еды. Зато у персонажей «Лавины» есть особый вариант проведения нескучного досуга: благодаря специальным терминалам каждый желающий может попасть в виртуальную реальность, где с помощью технологичных аватаров способен воплотить в себе кого угодно — хоть воина-самурая, хоть шамана-короля.

И хотя кажется, что для жителей мира «Лавины» цифровое убежище скорее благо, на деле ситуация оказывается куда более сложной. Метавселенная не спасает людей от конфликтов и классовой борьбы, просто статус в новом обществе определяется визуальным качеством аватара и доступом к особой информации «для посвященных» внутри нагромождения строчек кода. Плюс к этому виртуальный мир не защищает своих жителей от напастей мира реального в виде мудреного наркотика-вируса, поражающего цели в любой из реальностей.

Даже с поправкой на год выхода книги прогноз Стивенсона имеет шансы стать убийственно точным. Впрочем, автору не впервой примерять на себя лавры прозорливого футуролога: благодаря своему таланту предвидения он профессионально сотрудничал с аэрокосмической компанией Blue Origin и стартапом в сфере виртуальной реальности Magic Leap.

«Первому игроку приготовиться» Эрнеста Клайна — эскапистская MMORPG с отсылками к гик-культуре конца XX века

Попытки представить, как должна выглядеть метавселенная, обещанная Цукербергом, неизбежно приводят к обсуждению концепции старых добрых массовых многопользовательских ролевых игр. Все формальные признаки налицо: даже если перенести в цифровой слой заурядные бытовые обстоятельства, получается та еще RPG с разветвленной системой классов, навыков и профессий, активным и регулярно обновляющимся игровым миром, тотальной социализацией и утомительными ежедневными квестами.

Эрнест Клайн посвятил этой аналогии целый роман. Герои произведения «Первому игроку приготовиться», широко известного благодаря экранизации Стивена Спилберга, вынуждены жить в будущем, изрядно потрепанном энергетическим кризисом, глобальным потеплением и логичным продолжением всех этих бед в виде полномасштабной экономической рецессии. Чтобы отрешиться от тоскливых пейзажей за окном, люди с головой уходят в виртуальный мир ОАЗИСа, который включает в себя и приключенческую суть MMORPG, и широкий спектр характеристик полноценного цифрового общества (например, дети ходят в школу прямо внутри метавселенной).

Но в первую очередь, конечно, мир романа «Первому игроку приготовиться» — первоклассная песочница, в которой можно выполнять квесты, прокачивать свой аватар, вступать в схватки с игровыми и неигровыми персонажами и кочевать по различным секторам, изучая, как меняется сеттинг окружающего действа от научной фантастики к темному фэнтези. И хотя в ОАЗИСе есть и откровенные злодеи, стремящиеся заполучить абсолютный контроль над каждой душой внутри виртуальной жизни, вымышленная реальность все равно оказывается куда приятнее безысходного существования вне ее.

Спорить не будем: Клайн явно больше упивается отсылками к любимым произведениям гик-культуры, чем пытается выстроить подробный концепт метавселенной в виде авантюрной MMORPG. С другой стороны, радует, что есть фантасты, которым цифровое будущее человечества внушает больше оптимизма и по-детски непосредственного предвкушения, чем опасений.

«Лабиринт отражений» Сергея Лукьяненко — виртуальная реальность, почти заменившая собой настоящую жизнь

Нужно признать: метавселенные Стивенсона и Клайна кажутся вполне себе комфортной перспективой, даже с учетом того, что они не защищают пользователей от всех напастей реального мира и людей с нехорошими намерениями. Другое дело — Диптаун Сергея Лукьяненко, дерзкий концепт победившей виртуальной реальности, которая так вовлекает людей в вымышленный мир, что им оказывается непросто вернуться к обычным будням.

Метавселенная российского фантаста в 2021 году кажется немного архаичной с точки зрения своего технического исполнения. При этом она ушла куда дальше даже смелых фантазий современных медиамагнатов: в ней люди не только весело проводят время и обмениваются эмодзи, но и работают, выбираются на обед в виртуальные рестораны, путешествуют на такси между частями города, посещают бордели и религиозные учреждения. Фанаты адреналиновых развлечений, в свою очередь, проводят время в играх — в метавселенной можно пройти тот же Doom от первого лица, проверив на себе классический тестостероновый экшен под незнакомым углом.

Одновременно с этим цифровой город Лукьяненко воплощает в себе и привычные черты интернета, доводя их до абсолюта: сайты-энциклопедии превращаются в полноценные библиотеки, невинные фотоальбомы — в картинные галереи, а форумы — в виртуальные клубы по интересам.

Звучит слишком футуристично? А что вы думаете о способе попадания в Диптаун? Никаких громоздких шлемов и VR-очков, никаких общественных терминалов — достаточно просто экрана компьютера и дип-программы, генерирующей гипнотическую картинку, из-за которой человек чувствует, будто бы уже попал в виртуальную реальность, сидя в своем привычном кресле.

Этого достаточно для полного погружения в происходящее, и хотя пользователи понимают, что проводят время в виртуальной реальности, они не забывают, что физически все еще находятся в стенах родной квартиры. С другой стороны, со временем связь с настоящим бытием притупляется — и если человек вовремя не покинет Диптаун, то он может умереть от истощения.

«Роузуотер» Таде Томпсона — грибные споры и телепатическая коммуникация

Один из самых современных взглядов на концепт метавселенной успел пошуметь в литературной сфере, как минимум отметившись наградой почетной британской премии Артура Кларка, которой удостаиваются мощнейшие фантастические работы нашего времени. По сравнению с идеями предшественников фантазии Таде Томпсона почти не связаны с современными IT-экспериментами и кажутся куда более чудаковатыми, но саму суть футуристичного явления подчеркивают даже ярче.

За появление метавселенной в мире будущего «Роузуотера» ответственны не гениальные изобретатели из сферы высоких технологий и не атланты социальных сетей, а самые настоящие пришельцы (для справки: мы Цукерберга к рептилоидам не относим). Гостям Земли 2066 года чуждо вербальное общение и мессенджеры, тем более что у них есть свой уникальный способ переброситься парой словечек — коммуникационная телепатическая сеть под названием ксеносфера, существующая благодаря чудесным грибным спорам. В нее вовлечен буквально каждый организм вне зависимости от его собственного желания, а все его мысли, воспоминания, желания и страхи перманентно хранятся в своеобразном облачном сервисе.

При этом землянам по большому счету доступ в этот аналог Clubhouse заказан. Попасть в ксеносферу могут только самые чувствительные. А самые деятельные из самых чувствительных еще и используют свой уникальный талант в корыстных целях: споры напрямую влияют на нервную систему и позволяют детально изучить каждую крупицу информации, похищенной спорами из умов ничего не подозревающих людей.

Безусловно, ксеносфере Таде Томпсона не хватает мультимедийного лоска. В ней не поиграть в настольный теннис с друзьями из другой точки земного шара и не выбраться под очаровательным аватаром на рабочее совещание. Но первостепенную цель — предоставить максимально доступную возможность коммуникации — она выполняет на отлично, не испытывая при этом зависимости от технологических рамок и ограничений.

С другой стороны, вряд ли кому-то было бы комфортно жить в таких условиях, когда нет никакой защиты персональных данных и любое воспоминание или секрет могут стать чуть ли не достоянием общественности, если это будет интересно злоумышленникам. Вместе с этим роман вынуждает задуматься о том, стоит ли в принципе лишний раз делиться личной информацией даже в невинных социальных сетях образца человеческой цивилизации 2022 года.

13.3" 2560 x 1600 IPS, 60 Гц, несенсорный, Apple M1 3200 МГц, 8 ГБ, SSD 256 ГБ, видеокарта встроенная, Mac OS, цвет крышки серый
15.6" 1920 x 1080 IPS, 60 Гц, несенсорный, AMD Ryzen 3 5300U 2600 МГц, 8 ГБ DDR4, SSD 512 ГБ, видеокарта встроенная, без ОС, цвет крышки серый
15.6" 1920 x 1080 IPS, 60 Гц, несенсорный, AMD Athlon Silver 3050U 2300 МГц, 8 ГБ DDR4, SSD 256 ГБ, видеокарта встроенная, без ОС, цвет крышки серебристый

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Кирилл Петренко