Спецпроект

Йо-хо-хо и «болванка» с фильмом. Как развивалась индустрия пиратского контента и борьба с ней в разных странах

26 554
07 декабря 2021 в 17:30
Источник: Кирилл Петренко
Спецпроект

Йо-хо-хо и «болванка» с фильмом. Как развивалась индустрия пиратского контента и борьба с ней в разных странах

Кажется, что в почти 2022 году в пиратском контенте нет необходимости — стриминговые платформы и онлайн-кинотеатры стали донельзя распространенными и более чем бюджетными. Однако проблема с нарушением авторских прав продолжает оставаться актуальной, вынуждая некоторые страны мира бороться с ней весьма жесткими способами. Вместе с VOKA изучаем историю сетевого пиратства и методы борьбы с этим явлением.

Краткая история пиратского контента: от народных сказок и Шекспира до нотных воров и «экранок»

Если задуматься, пиратство в том или ином виде существует с зари человечества. Издавна люди «из уст в уста» передавали друг другу фольклорные произведения, сказки и песни, не заботясь о том, что их придумали совсем не они. Со временем такое творчество получило и печатный формат. Шекспир откровенно заимствовал идеи у менее известных драматургов своего времени, а русские баснописцы ловко использовали творчество Лафонтена, которое вряд ли бы дошло до их сограждан в оригинале.

Радикализировалось пиратское движение в XVIII веке и во многом благодаря крепнущему американскому государству. Дельцы из Нового света повально перепечатывали на территории страны популярную английскую литературу, оставляя на обложках имена авторов. Аудитория была в восторге, а недовольные писатели с Туманного Альбиона могли только злиться за чашкой чая. В то время еще просто не было законов, которые могли бы защитить их собственность, тем более от негодяев с другого конца земного шара.

Подлили масла в огонь американские водевили, постановщики которых без тени сомнения заимствовали персонажей, музыку и целые сюжеты у европейских драматургов. Посетители театров исправно приносили в кассы свои кровные, авторы оригиналов устраивали скандалы на страницах газет, но понимания, как остановить этот процесс, не было.

В самой Европе, в частности в Британии, тоже было неспокойно: появилось идеологическое движение банд, которые при помощи фотолитографии копировали ноты популярных произведений и продавали их по заниженным ценам, ссылаясь на тот факт, что правообладатели якобы завышают стоимость своей продукции и таким образом ограничивают ее доступность. Это стало первым шагом к тотальному противозаконному распространению музыки во второй половине ХХ — начале ХХI века, когда копировать стали не ноты, а уже исполненные и записанные композиции.

Зарождение индустрии кино только стимулировало полет фантазии у олдскульных пиратов. Сперва, правда, к ним относили абсолютно всех независимых авторов, выпускающих ленты в обход патентов Томаса Эдисона, который владел всеми правами на киноаппарат и кинопроектор. Это была абсолютно несправедливая монополия, однако она просуществовала до 1918 года и невольно помогла образоваться такому чудесному месту, как Голливуд.

А вот дальше пираты вступили в дело по-настоящему — как только борьба с Эдисоном ушла в прошлое. Поначалу нелегальными показами фильмов промышляли владельцы кинотеатров: они, например, брали картины в аренду, но держали в прокате куда дольше оговоренного срока. Или отправляли в другие кинотеатры своей сети в обход соглашений. А бывало, что копировали ленты или неожиданно «теряли» их в дороге — и что прикажете с этим делать?

Во второй половине ХХ века откровенно пиратили контент крупные телеканалы: нарезали фильмы как им угодно и донельзя нашпиговывали рекламными вставками, против чего выступали мастодонты индустрии вроде Стивена Спилберга или Джорджа Лукаса. Затем появились VHS-видеоплееры, благодаря чему и добросовестные зрители, и индивидуальные предприниматели научились копировать кино с кассеты на кассету. А в 90-х стали доступными бытовые видеокамеры, которые ознаменовали начало эры «экранок».

В конце концов за дело взялся мсье Интернет, который стал надежной пиратской бухтой сразу для всего возможного контента. Файлообменники и торрент-трекеры благородно принимали у себя музыку, литературу, фильмы, программы и видеоигры — и отправляли их в дальнейшее плавание по сети.

Законы против пиратства: лицензированные монополии и союз на 179 стран

Почему пиратство актуально на протяжении столетий? Данные социологических опросов говорят, что причина в высоких ценах на контент, которым не соответствуют реальные доходы населения.

С другой стороны, история знает немало случаев, когда аудитория и рада была бы заплатить за официальную копию фильма или музыкального альбома, но не имела такой возможности, о чем не понаслышке знают жители постсоветских стран. Причем ситуация актуальна даже сейчас: например, на стриминг-сервис Disney+ до сих пор невозможно подписаться ни в Беларуси, ни в России, ни в Украине, хотя потенциальных фанатов свежих сериалов по «Звездным войнам» на этих территориях миллионы.

Конечно, есть и другие причины. Некоторые люди потребляют пиратские продукты просто из-за непонимания того факта, что таким образом поступают нехорошо, или просто по старой привычке. Распространяют контент тоже по разным мотивам: кто-то пытается таким нехитрым способом заработать, а кто-то из солидарности делится с другими ценителями редким артхаусным кино и раритетными делюкс-изданиями музыкальных альбомов.

Борьба с этим идет давно. Первые правовые попытки урегулировать вопросы авторского права были предприняты еще в 1662 году в Англии вместе с принятием «Закона о лицензировании прессы». Впрочем, на тот момент его разработчики не столько заботились о гипотетическом пиратстве, которое в ХVII веке существовало скорее на морских просторах, сколько боролись с публикацией «крамольных, низменных и не имеющих лицензии книг и брошюр». А заодно оформляли Лондонскую канцелярскую компанию как монополиста в сфере печати и регулировали производство станков — прямо как с Эдисоном и киноаппаратами.

Следующая попытка выбраться на территорию авторского права тоже случилась в Англии — и она считается первым полноценным законом в своем направлении. Дело в том, что в 1710 году в силу вступил так называемый «Статут королевы Анны», предполагающий индивидуальные права автора на текст, которые он смог зарегистрировать, возможность продажи этих прав и разового продления на 14 лет после истечения такого же срока. После дебюта закона подобные акты стали появляться и в других странах. Чуть более продвинутую версию придумали, например, в 1793 году во Франции: автор получал исключительные права на свое творение, а после его смерти они действовали либо 10 лет, либо переходили к наследникам.

К концу XIX века у множества государств сформировались свои меры по защите художественных произведений от недобросовестного копирования. Правда, распространялась эта защита в основном только на территорию конкретной страны: во Франции, конечно, издавать работы Виктора Гюго без его согласия не мог никто, но стоило выбраться в условную Америку, как закон терял силу.

Эту проблему администрации решали напрямую, договариваясь между собой. Пока не грянули 1886 год и Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. Именно в этом документе было зафиксировано, что авторское право вступает в силу в момент создания контента и охраняется одинаково на территории всех стран-участниц.

С течением времени принятые в Швейцарии законы только совершенствовались, в команду вступали новые государства (сейчас она объединяет 179 правительств), а формулировки уточнялись. Однако неотвратимое цифровое пиратство потребовало новых мер. Так, например, в 1996 году появился Договор Всемирной организации интеллектуальной собственности по авторскому праву, который концентрировал свое внимание на требованиях интернет-эпохи.

Цена пиратства — штрафы, уголовные сроки и отключение от интернета

Цифровое пиратство последних десятилетий стало главным бичом для многих авторов и распространителей контента. Киностудии недополучают миллиарды долларов из-за торрент-трекеров и нелегальных онлайн-кинотеатров; в музыкальной сфере ситуация лучше, но не радикально. То же и с литературой. Хотя встречаются и спорно-прогрессивные мнения, что пиратство идет только на пользу писателям: мол, скажите спасибо, что люди вообще тратят время на ваши буквы.

Так или иначе, закручивать гайки начинают представители всего мирового сообщества. Где-то активнее, где-то пассивнее, кто-то работает только «по заявкам» оскорбленных авторов и компаний, а кто-то тщательно отслеживает все телодвижения на запрещенных ресурсах. Быстро пробежимся по самым интересным подходам в борьбе с пиратством в разных странах.

Германия: смотри, но не трогай

В Европе тяжелее всего приходится немцам — хотя, конечно, бывает и куда хуже. Граждане Германии могут без опасений пользоваться пиратскими онлайн-кинотеатрами, но стоит только потянуться к кнопке «Скачать» или отправиться на торрент-трекер, как ситуация резко меняет свой характер.

Первая попытка сохранить нелицензионную продукцию, которая приравнивается к факту распространения, обходится в 155 евро, а начиная со второго случая цена взлетает до тысячи. Проще купить легальную версию фильма.

Франция: три удара

Оказывается, чувственным французам не чужда пиратская романтика. Настолько, что в 2009 году в силу вступил закон Hadopi, известный в народе как «закон трех ударов». Работало все так: провайдер изучал деятельность абонента, а затем отчитывал его за нарушение авторских прав. За второй проступок пользователя тоже лишь журили, а вот роковой третий обходился небольшим штрафом и отключением от интернета на 15 суток.

Впрочем, с 2013 года «закон трех ударов» не действует — оказался малоэффективным. Еще бы: за все время лишь один человек получил максимальное наказание, остальных же такие перспективы не испугали. Наоборот, вынудили искать способы для обхода системы.

Япония: аниме под надежной защитой

На родине самураев и аниме ужесточения законодательства относительно пиратского контента добивались в основном музыкальные лейблы, страдающие от злоумышленников особенно заметно. В 2012 году поправки вступили в силу: распространение нелегального контента в Японии теперь может обернуться сроком до 10 лет или штрафом в 10 миллионов иен (около 88 тысяч долларов).

Впрочем, скачивать сомнительные треки или фильмы тоже не стоит, если не хочется замахнуться на 2 года лишения свободы и штраф до 2 миллионов иен (17 тысяч долларов).

США: постепенное ужесточение системы

До недавнего времени в Штатах к пиратству относились достаточно легкомысленно, не рассматривая его в качестве тяжкого преступления. Хотя штрафы выписывали немаленькие: например, в 2009 году от студентки требовали почти 2 миллиона долларов за распространение 24 песен. Был случай, когда за 30 треков студента обязывали выплатить 650 тысяч долларов, и хотя штраф по итогу сократили до 67 тысяч, это всего на треть меньше наказания в суровой Японии.

А с 2020 года пиратство в США влечет в том числе арест на срок до 3 лет, который при повторных нарушениях вырастает и вовсе до 10 лет.

Беларусь: в начале пути

У нас распространение или другое незаконное использование контента, охраняемого авторским правом, проходит в качестве административного правонарушения и оборачивается штрафами: от 10 до 30 базовых величин для рядового пользователя, от 50 до 100 — для индивидуальных предпринимателей и от 100 до 300 — для юридических лиц.


VOKA — это видеосервис, где каждый найдет что-то интересное для себя: фильмы и сериалы в HD-качестве и без рекламы, более 130 ТВ-каналов, премьеры новых эпизодов и сезонов одновременно со всем миром, live-трансляции концертов, спортивных матчей, контент собственного производства, а также удобные рекомендации по жанрам, настроению и новинкам.

Весь контент VOKA доступен к просмотру бесплатно для всех новых пользователей в течение первых 30 дней.

Спецпроект подготовлен при поддержке УП «А1», УНП 101528843.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Кирилл Петренко