13 482
0
22 октября 2020 в 8:00
Автор: Виталий Олехнович. Фото: Александр Ружечка

Знай наших. Белоруска чистит кровь и покоряет вулканы

Анастасия Лапко с одинаково широкой улыбкой рассказывает и о работе, и о штурме вулканов. Анастасия — научный сотрудник лаборатории прикладной биохимии Института биоорганической химии НАН Беларуси, занимается разработкой биоспецифических гемосорбентов. Эти классные штуки позволяют отсеивать патогенные соединения из крови человека, полезны при аутоиммунных заболеваниях, когда уровень антител критически повышается и бьет по собственному организму.

— У нас в лаборатории сейчас производится четыре наименования сорбентов, которые используются в медучреждениях страны и за рубежом. Мы не только производим, но и разрабатываем новые вещества, — рассказывает Анастасия.

Мы находимся в здании Института биоорганической химии на Купревича. Учреждение работает с 1970-х годов. Здание обновили: вентфасад, пластиковые окна, точечный ремонт внутри, — но дух советского наследия научного заведения все еще витает в его коридорах. Хотя нам и встречаются в основном молодые сотрудники.

Лаборатория прикладной биохимии поставляет сорбенты во все медицинские учреждения, где есть соответствующее оборудование для проведения процедур. Оборудование для гемосорбции сложное и дорогое. Отдаленно оно напоминает устройство для гемодиализа. Но в отличие от диализа, который является неспецифическим, сорбенты являются узконаправленными, биоспецифическими. Направлены они против какого-то одного конкретного вещества — удаляют его из крови.

Например, «ЛПС-Гемо» направлен на удаление липополисахаридов грамотрицательных бактерий, используется при сепсисе или заражении крови. Прогнав кровь через сорбент, ее очищают до максимально возможного уровня. Вообще разработка каждого гемосорбента - это труд всего коллектива лаборатории. Хоть у каждого сотрудника есть свое направление деятельности и конечный целевой продукт, но помогают друг другу все без исключения

— Я разрабатываю гемосорбент для удаления иммуноглобулинов класса G — антител. Зачем удалять из крови элементы нашей иммунной системы, защиту от внешних вирусов и бактерий? Существует ряд патологий, при которой происходит гиперпродукция этих антител. В первую очередь речь идет об аутоиммунных заболеваниях. Многие смотрели сериал «Доктор Хаус» и помнят волчанку. Она тоже относится к классу заболеваний, при которых вырабатываются аутоантитела, которые направлены, если говорить банально, против своего же организма, органов и тканей.

Анастасия старается объяснять суть своей работы максимально просто и доходчиво, но порой срывается на узкоспециализированные термины, а потому ученый и журналист еще некоторое время ищут общий язык и примеры, которые будут понятны и читателю.

Приведем аналогию с ангиной. Ее вызывают бактерии. Пропил антибиотики, убил бактерии — ушла ангина. Причина возникновения аутоиммунных заболеваний до сего дня не ясна. Есть много теорий и идей: мутации, перенесенные сложные вирусные инфекции, сбои в организме, внешнее воздействие по типу радиации.

— Если мы не знаем причины, мы не можем воздействовать именно на эту причину, а потому не можем вылечить пациента. В основном при аутоиммунных заболеваниях применяются стероиды, которые обеспечивают временный эффект облегчения в течении болезни. Наш сорбент тоже не является лечением, это скорее коррекция. Он оказывает временный эффект, но после процедуры наступит достаточно долговременная ремиссия.

Биоспецифический сорбент — это в первую очередь матрица (носитель): акриламидный гель, гранулы полиэтилена или какая-нибудь другая субстанция. Анастасия свой гемосорбент разрабатывала на втором носителе. К гранулам добавляется акриловая кислота, все это помещается в ядерный реактор. В институте такого нет, ученые пользуются услугами объединенного института энергетических и ядерных исследований «Сосны». В реакторе происходит «сшивка» кислоты и полиэтилена.

— Таким образом наш полиэтилен становится химически активным. И уже к этой кислоте мы добавляем лиганд — то активное вещество, которое и будет цеплять на себя необходимое для отсеивания из крови вещество. В качестве лиганда я использую тетрапептид, который полностью функционально соответствует активному центру протеина A золотистого стафилококка. Опять ничего не понятно, — смеется Анастасия.

Действительно, без должной подготовки не разобраться. Вкратце: золотистый стафилококк обладает уникальной способностью цеплять антитела особым образом. Если представить антитело в виде вилки, то все бактерии цепляются за ее зубья, а стафилококк — за ручку.

— И это хорошо. Такая уникальная характеристика и позволяет использовать белок золотистого стафилококка в качестве лиганда сорбентов. В большинстве заграничных сорбентов на матрицу наносят цельный белок. Но возникает куча побочных эффектов, организм воспринимает его как чужеродный объект, еще одну угрозу, запускается еще одна иммунная реакция.

В Штатах до 2003 года выпускался сорбент на основе цельного белка. Выяснилось, что он вызывает много различных побочных эффектов — вплоть до системных патологических состояний и летальных исходов. Его с производства сняли.

В разработке Анастасии используется минимизированная копия активного центра. Вычленили из состава цельного белка аминокислоты, синтезировали на их основе пептид с теми же свойствами и характеристиками. Маленькая молекула не будет вызывать реакции организма, что обеспечивает отсутствие побочных эффектов.

Белорусских ученых модно обвинять в том, что они ничего своего не делают, занимаются переделками на собственный манер.

— В некоторых случаях это даже может быть полезно в реалиях нашей страны, когда не каждый может позволить себе процедуру за $1,5 тыс. раз в три месяца. Наши сорбенты стоят до $100. Это абсолютно новый и запатентованный пептид. Сделать что-то новое на основе старого, улучшить его характеристики, не потерять в показателях — это важно.

Я не изобретаю велосипед. Но я модифицирую и совершенствую его так, что из обычной «раскладушки» он превращается в хороший добротный «горник».

В последние годы к терминам in vitro («в пробирке») и in vivo («на живом организме») добавился in silico («в кремнии»). Сорбент Анастасии был получен с применением молекулярного докинга и проверен с помощью компьютерного моделирования. Синтезированный сорбент проверялся на плазме крови пациентов. Данные были получены обнадеживающие. В этом году заканчивается госпрограмма научных исследований, сейчас идет этап разработки. Со следующего года начнется этап испытаний и внедрения в медучреждения.

— Два года заложено на доклинические, клинические испытания, получение всех сертификатов, технических регламентов и так далее. Это очень небыстрый процесс, — подчеркивает собеседница.

В целом работа над сорбентом заняла 11 лет «грязными». В это время Анастасия дважды уходила в декретный отпуск. Чистое время разработки — пять лет.

— Я по своему темпераменту холерик. Все должно кипеть, двигаться. Особых трудностей в совмещении работы и воспитания детей у меня нет, — говорит Анастасия, и в это легко верится.

К вопросу про темперамент: Анастасия с мужем Константином являются членами Белорусской федерации альпинизма, активно покоряют вулканические вершины — уже четыре на четырех континентах. Выполняют престижнейшую мировую альпинистскую программу “7 вулканов”. Еще три — в планах.

— Началось это в 2015 году. Смотрели с супругом фильм, обсуждали варианты отдыха. На море ездили — а что, если попробовать горы? Решили замахнуться сразу на высоту 5642 метра и покорить Эльбрус. В 2017 году поднялись. Физически к этому готовились, тренировались, нагружали организм. Но организм не понял, куда его забросили, — смеется Анастасия и рассказывает, как ее подкосила тяжелая симптоматика горной болезни на высоте 5300 метров, однако сила воли и максимализм все-таки подняли ее на вершину горы. — Правда, погода там меняется моментально. На вершине начался снежный буран. Успели сфотографироваться и пошли вниз по заметенным тропам. Было немного страшно, чуть-чуть… когда ты почти не видишь затылка впереди идущего человека.

Мы были в восторге. Горы — это своеобразный наркотик. Невозможно не влюбиться и забыть. Как бы ни был плох сон в палатке или на деревянных нарах, постоянный холод, пронизывающий ветер или осадки в виде микроскопических ледяных иголок, туда всегда хочется вернуться — за Эльбрусом последовали вулканы Килиманджаро, Демавенд и Орисаба.

Семья Анастасии имеет средний белорусский достаток. Она понимает, что у читателей возникнет логичный вопрос: за какие деньги посещаются столь экзотические области?

— Мы далеко не миллионеры. Живем в обычной квартире с обычным ремонтом, у нас одна машина. Все наши путешествия начинаются с покупки дешевых авиабилетов, мы ловим акции, мониторим предложения всех авиакомпаний.

В Мехико летели через Амстердам, Лондон и Мадрид. Многие на такое предложение и не посмотрят. Билеты обошлись в пять раз дешевле. Ходим в горы с гидами. Через Facebook нашли местного частного гида Хавьера, чьи услуги обошлись в четыре раза дешевле, чем в агентстве. Он нас кормил, возил, предоставлял ночлег.


Анастасия заряжает энергией. Она одинаково увлеченно рассказывает и о науке, и об альпинизме, и о коллегах, которые в последние месяцы стали более сплоченными и внимательными друг к другу. Да, заходит разговор и о финансировании, материальной базе, бумажной работе. Она воспринимает их как бытовые неурядицы, как данность, которая может притормозить, но не способна остановить работу. Хочется сейчас одного:

— Чтобы прислушивались к молодежи. Это движущая сила прогресса. У нас сплоченный и дружный коллектив. Всегда готов поддержать в трудной ситуации или поделится знаниями в каком-либо научном вопросе. Молодые ученые достаточно целеустремленные, у них есть потенциал искать новое и разрабатывать свой продукт. Они заинтересованы в реализации себя как ученых, есть амбиции публиковаться не только в белорусских, но и в авторитетных зарубежных журналах.

Хотелось, чтобы им давали больше возможностей и не строили препятствий, чтобы они не уезжали работать за границу. Ведь кто изменит этот мир, если не мы.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Виталий Олехнович. Фото: Александр Ружечка