0
29 сентября 2020 в 8:00
Автор: Константин Сидорович

Максим Богрецов: «Беларусь — лучшее место на земле, но сейчас страну оградили красными флажками»

В конце августа тогда еще старший вице-президент EPAM Максим Богрецов взял бессрочный отпуск на основной работе и вошел в Координационный совет, фактически приняв на себя роль его лидера. Мы поговорили с Максимом о будущем IT, страны, IT-страны, о том, почему закон выше права силы, а Беларуси необязательно оставаться клочком земли, по периметру утыканным предупреждающими красными флажками.


— Стране, экономика которой опирается на высокие технологии, нужно главное — IT-специалисты. С этим проблем у нас не было, однако последние события показывают, что одними налоговыми льготами профессионалов можно и не удержать. Тогда за счет чего еще это можно сделать?

— Когда речь идет про IT-страну, надо все-таки говорить, что это уже в какой-то степени страна настоящего. Мы наработали огромное количество опыта и репутацию, которые на самом деле стали представлять Беларусь как IT-страну. Многие из нас потратили на это немало лет жизни. Сюда пришли инвестиции, Беларусь стала брендом одних из лучших и самых эффективных разработчиков в мире. После первой волны сервисной экономики стали появляться продуктовые стартапы, которые тоже формируют наш имидж.

Все это мы сегодня имеем — и все это теряем с огромной скоростью. Да, налоговые льготы и какие-то дополнительные экономические преференции — это полезно, ни один бизнес никогда не стал бы от них отказываться. И это было очень важно, когда IT-движение было слабенькое, мы проигрывали конкурентам и никто не знал, где наша страна на карте.

Сегодня не это самое главное. Сегодня самое главное — продолжать развиваться. А это значит принимать во внимание, что появился целый пласт людей, которые каждый день, заходя в офис, создают какой-то креатив. Это люди, тесно интегрированные в мировую экономику и социальную систему. У них коллеги и друзья по всему миру, и каждый день они применяют критическое мышление для решения очень сложных задач. Это может быть задача из финансовой сферы, из области производства игр, это может быть задача по автоматизации бизнеса — да все что угодно.

Какое-то время происходило так. Эти люди выходили за пределы офиса, погружались в какую-то другую действительность, в том числе политическую, и просто игнорировали часть того, что происходило.

— Они сами создали себе свой отдельный мир?

— Я не думаю, что это свой отдельный мир. Живя в любой экосистеме, в любой стране, ты фокусируешься на позитивных вещах и игнорируешь негативные стороны жизни. Во всем есть какие-то плюсы и минусы.

Что поменялось за последнее время? Выросла критическая масса таких людей, они захотели большего уровня прозрачности, большего уровня контроля над остальной частью их жизни. Многие люди эмигрировали и раньше — просто потому, что им здесь не хватало свобод. Многие решили остаться жить и работать здесь, потому что они считали это разумным компромиссом.

Однако это все абсолютно сломано и забыто после последних выборов. Этого контракта и компромисса в принципе быть не может — особенно после насилия, после того как часть людей из нашего цеха решили посчитать и измерить, сколько людей голосуют так или иначе.

Есть конкретные факты манипуляций, игнорировать которые невозможно, есть факты насилия и избиения, игнорировать которые невозможно.

Эти люди не могут существовать и развиваться в такой ситуации долгое время. И это сейчас самое главное. Спросите у любого владельца бизнеса — неважно, IT или какого-то другого. Они вам скажут, что для активных людей на повестке дня — на улице должен быть закон, должна быть прозрачность действия органов государственной власти, должна быть безопасность, должна быть стабильность. И не в том смысле, что один человек решает все.

Должны быть установлены понятные правила, как в любом цивилизованном обществе. Это на повестке дня задача номер один.

— То есть мы говорим фактически о социальном контракте, который до определенного момента устраивал все стороны? Когда люди предпочитали жить и на что-то, что им не нравилось, не обращать внимание?

— Я бы не сказал, что был компромисс, который всех устраивал. Я бы сказал, что всем было понятно: когда-то все изменится. Все тратили свое время на позитивную повестку. На то, чтобы развивать свой бизнес, чтобы дети ходили в хороший детский садик, чтобы строились дома и ремонтировались дороги из тех денег, которые приходят в экономику из IT. Появляются новые кафе, качественная медицина.

А потом стало понятно, что людей сильно обманули, избили и сейчас еще обвиняют в том, что они сами во всем виноваты. Так не работает с умными людьми, которые двигают эту часть экономики.

— Можно кратко, что, помимо налоговых льгот и других материальных штук, надо для того, чтобы IT-специалист не просто приезжал к нам, но хотя бы не уезжал?

— Адекватный уровень безопасности, свобод, прозрачности и законности.

Я 20 лет жил в стране — она неидеальная, но там все по закону. Это очень комфортно: ты знаешь, чего ожидать, ты не боишься за свое будущее. Если допустил ошибку, то знаешь, что с ней надо разобраться и жить дальше. Это очень важно! Для бизнеса и инвестиций важно понимать, что в бизнесе есть право на ошибку, и не надо каждый раз искать в этом какой-то умысел. Невозможно бизнесмена посадить за то, что он проявил гражданскую позицию. Все эти вещи критически важны.

Сегодня часть компаний продолжают работать здесь только потому, что их основали патриоты Беларуси.

Если бы это были просто люди, которые ориентируются только на бизнес, то после всего, что началось, они бы гораздо быстрее уходили отсюда. Потому что в таких условиях бизнес вести нельзя. Когда приходят и забирают, как это было с Лилией Власовой, основавшей первую юридически частную фирму. И вдруг, как только она проявляет активную гражданскую позицию, в отношении нее инициируется расследование. Или PandaDoc: CEO проявляет активную позицию — и вдруг тут же находятся финансовые нарушения.

Так не работает. Это сигнал о том, что здесь бизнес делать нельзя. Как в старом советском анекдоте, когда иностранцу говорят: «А вы видели на границе красный флаг? Так чего вы ожидали? У вас ямки так ограждают, а мы оградили всю страну».

Вот сейчас мы ограждаем всю страну красными флажками, чтобы сюда никто не совался.

— Здесь мы уже говорим о репутации — той штуке, которую «сложно найти/заработать, но легко потерять». Когда сможем вернуть репутацию и что для этого потребуется, кроме времени?

— Репутация разрушается моментально. В IT это знают лучше, чем где бы то ни было. Потому что это репутационный бизнес в принципе. Это и бренд страны, и бренд компании, и бренд каждого конкретного человека в данном случае. Если ты хорошо делаешь работу, если все предсказуемо, честно и понятно, к тебе продолжают приходить и давать новую работу, инвестиции. Как только ты показываешь себя ненадежным партнером, для бизнеса это смерти подобно.

На восстановление репутации могут потребоваться годы, но хороший сигнал способен ускорить процесс.

Сейчас к Беларуси приковано очень много внимания благодаря тому, насколько красиво и мирно проходят протесты, как адекватно себя ведут, по сути, все люди, кроме силового блока.

Если убрать неадекватное и жесткое поведение силового блока, мировому сообществу будет показано, что системная проблема решена, что она под контролем гражданского общества. В совокупности с красивым брендом, когда люди показали, насколько они законопослушны, убирают за собой мусор, выходя на марши, это очень-очень хорошо показывает, кто мы на самом деле, как мы сфокусированы на созидание и креатив, насколько хорошо мы можем работать, если дать нам такую возможность.

— Это еще один сигнал, который тоже идет вовне страны? То есть у нас сейчас два совершенно разных сигнала?

— Именно так. Идет сигнал не только негативный, но и позитивный. Если просто убрать негативный сигнал, сказать, что появились механизмы, гарантирующие, что мы остаемся в правовом поле, что здесь есть реальные возможности для развития гражданского общества и нормальных экономических условий, то да, как показывает опыт других стран, после политических трансформаций в первое время идет пик инвестиций.

Есть патриоты Беларуси — причем не только из Беларуси, они живут в разных странах, — у них есть связи, успешный бизнес в прошлом, и сейчас они не могут вкладывать сюда деньги. Они ждут, чтобы здесь установились нормальные условия. Они знают, насколько у нас классные профессионалы и как наши специалисты готовы учиться. Эту изюминку Беларуси они знают очень хорошо — и просто ждут, чтобы мы решили внутренние проблемы.

— То есть ждут очередного сигнала?

— Конечно. И не просто сигнала, а доказательства, что что-то сделано. Одного сигнала будет уже недостаточно.

Должно быть доказательство того, что на уровне политической системы есть адекватные изменения и гарантии для инвесторов и что правила не меняются по звонку одного человека.

Люди очень хотят работать на позитивную повестку. Не все рождены революционерами, не все комфортно чувствуют себя сейчас и не все способны активно что-то делать в ситуации тотальных репрессий и насилия. При этом в позитивной повестке многие готовы работать 24/7, помогая людям вокруг и решая проблемы, которые у нас сейчас есть. Таких людей очень много.

— Насколько IT-отрасли при благоприятном развитии потребуются внешние вливания вроде кредитов? Или она уже самодостаточна и может развиваться без внешней подпитки?

— Я думаю, важно разделить кредиты и инвестиции. Инвестиции полезны всегда — чем их больше, тем лучше. В каких-то случаях они нужны, чтобы вкладываться в долгосрочные процессы и изменения. Когда IT-компании были маленькие, им не хватало свободных средств, чтобы, например, помогать высшему образованию. Сейчас же в Беларуси это стало нормой и даже копируется другими странами. Но нам надо идти дальше. В принципе, мы к этому уже приступали, просто не столько благодаря государству, сколько вопреки.

Инвестиции в школьное образование, особенно в более удаленные школы, — это важный момент, который никому не принесет немедленной прибыли. Такие инвестиции могут делать только люди, которым небезразлична эта страна и то, что здесь будет происходить в долгосрочной перспективе.

Поскольку в IT нет больших капитальных вложений, отрасль меньше зависит от инвестиций, чем другие сферы. С другой стороны, другие сферы благодаря партнерству с IT могут развиваться намного быстрее.

Если говорить о государственных или внешних кредитах, то их лучше вкладывать в другие отрасли, в образовательные системы, переобучение — туда, где нужна трансформация.

Айтишники сами себе деньги найдут, заработают, достанут где угодно — хоть в Калифорнии, хоть в Европе.

— По поводу других отраслей. Если мы берем Беларусь, то IT-страна в первую очередь ассоциируется с ПВТ, в какой-то степени с банковским сектором. Но если мы идем куда-то глубже — в сельское хозяйство, в промышленность, которые у нас везде по телевизору, — найти там влияние IT сложно. В этих отраслях высокие технологии или не присутствует вообще, или присутствуют фрагментарно в виде отдельных стартапов. Важна ли и нужна ли связь традиционных отраслей с IT? А может, IT-страна вообще должна быть чем-то вроде ПВТ в масштабах всего государства?

— Программные продукты сами по себе мало кому нужны. Да, часть таких продуктов работают самостоятельно — например, игрушки на телефоне. Но на самом деле значительная часть денег, которые зарабатываются в Беларуси разработчиками ПО, в итоге идет на улучшение эффективности других индустрий. В западных странах это в первую очередь медицина, все, что касается биотехнологий, сельского хозяйства, производства. Там сейчас происходит огромное количество изменений.

У нас тоже есть примеры, когда стартапы ушли, например, в мелкосерийное производство. С одной стороны, это уже производство, а с другой — там большую роль играют системы управления и ПО для физических приборов. Это касается робототехники, стартапов в области сельского хозяйства, логистики. Уверен, этот список можно продолжать.

У IT-специалистов очень хороший опыт в инкубаторах из ничего создавать новые идеи, стартапы. Все это требует свободы экспериментирования. Потому что инкубатор, инновации означают, что ты можешь ошибиться. Ты не можешь дать гарантию, что у тебя все получится и ты вернешь инвестиции. Только в такой системе очень быстро начинают развиваться новые идеи.

Люди должны чувствовать себя в безопасности, в том числе в плане того, что если они допустили ошибку, то им не припаяют финансовые нарушения и не посадят за это.

Особенно когда ты ступаешь на территорию, которая сегодня практически монопольно контролируется государством. Ведь все, что нужно полуназначенным чиновникам и директорам, — это исполнять приказы и не высовываться.

— Я недавно ездил в ПВТ, где ребята выходили в цепь солидарности вдоль МКАД, и разговаривал с ними. Один парень сказал, что не понимает, зачем нам нужен раздутый госаппарат, ведь есть айтишники, которым достаточно поставить задачу — и они построят систему, алгоритмы, которые будут решать больше половины административных задач, причем более эффективно. Но на это ведь должен быть внутренний запрос от другой стороны?

— Чтобы такой запрос был, у хозяина бизнеса должна постоянно болеть голова о проблеме повышения эффективности. Все, что касается цифровизации бизнеса, использования компьютерных технологий, появляется не само по себе, не потому что это просто красиво. Оно появляется, потому что кто-то хочет заработать на более эффективной работе своего предприятия.

Поэтому в первую очередь должны быть нормальные прозрачные условия, при которых формируется конкуренция.

Должно ли в какой-то ситуации государство подставлять плечо стратегически важному предприятию? Конечно! Но при этом должен быть баланс, когда у руководителя предприятия есть постоянная тяга к повышению эффективности, постоянное давление конкуренции. Тогда все начинает работать само по себе. И тогда государство исполняет свою функцию. Оно может где-то помочь, подтолкнуть, инвестировать, дать льготные кредиты или гранты для стратегических исследований. Но оно не вмешивается туда, где традиционно работает плохо, — в каждодневное управление бизнесом.

Чем автоматизированные программные решения лучше по сравнению с набором бюрократов? Тем, что они позволяют построить прозрачную систему с минимальным уровнем коррупции и бессмысленных решений.

Я бы не сказал, что у нас сегодня в государстве коррупция побеждена. Я бы сказал, что она у нас очень хорошо организованна.

Коррупцию побеждают, когда есть минимум персонального в принятии решений и максимальная прозрачность. Это то, на чем мы съели собаку. То, почему софтверные компании хорошо работают.

— Это то, что у нас пытались сделать с централизованным тестированием.

— Да, максимально убрать человеческий фактор там, где он не нужен. Он нужен для креатива и не нужен для рутинных вещей. И он очень вреден, когда может повлиять на принятие решения, которое на самом деле должно приниматься по стандартным принятым правилам. Когда правила перемешиваются с личностью человека, тут и появляется коррупция.

— Нужны четко работающие правила, с которым лучше всего работают алгоритмы?

— Сто процентов. Чем больше креативных людей и экономики, тем лучше для всех.

— Но надо дождаться запроса изнутри?

— Нам надо создать запрос изнутри. Думаю, запрос от общества уже есть. Все с гораздо бо́льшим удовольствием проголосовали бы в онлайн-системе голосования, и сразу было бы понятно, что никаких причин запрещать социологические исследования нет. Если вы работаете в любом бизнесе, это же очень круто, когда вы можете постоянно измерять настроения и желания своих клиентов. В таком случае вы можете адаптировать свои продукты, делать их лучше и лучше конкурировать. Одновременно быстрее развивается страна и повышается уровень жизни.

— Представим Беларусь через условные 5—10—20 лет. У нас великолепная репутация страны с одними из лучших в мире разработчиков, заточенное под IT-бизнес (и вообще бизнес) законодательство, девять университетов, которые готовят профильных спецов с учетом актуальных технологий, а в каждом областном городе — по своему ПВТ (а в Минске — в каждом районе). Это идеализация, утопия, неуместная гипербола или действительно возможное направление развития страны?

— Все возможно.

Я думаю, что в этом смысле Беларусь — лучшее место на земле, где можно разрабатывать интеллектуальные продукты.

Сегодня это большой процент создания ПО, а завтра это может быть что-то еще на стыке ПО и каким-то физического мира, роботизации, биотехнологий. Лучшего места для интеллектуальной работы нет.

Почему? Потому что нам повезло с тем, какое место Беларусь занимала еще в советской экономике. А дальше повезло с тем, что часть людей в этот переломный момент не бросили работать, а в нужное время вместо того, чтобы уйти во власть, или в банки, или в какие-то силовые структуры, или в криминальные структуры, остались и продолжили зарабатывать деньги тем, что они умеют, — своими мозгами. Мы не упустили этот момент когда-то, и сегодня это стало частью нашей национальной идентификации.

Наши софтверные компании — один из национальных предметов гордости белорусов. Как драники, васильки и то, что люди, выходя на марши, убирают за собой мусор. Это стало частью нашей национальной идентификации. Ее невозможно совсем забрать, но ей можно нанести урон, как сегодня. Однако я уверен: как только будут нормально установлены правила, мы начнем опять экспоненциально развиваться.

До сегодняшнего дня, думаю, мы использовали этот потенциал, мягко говоря, не на сто процентов. Свободные отношения могут по-настоящему помочь этому потенциалу раскрыться. И к нам будут тянуться люди из других стран. Калифорния так и построилась. Там постоянный движ единомышленников, мы стимулируем друг друга, вместе работаем.

Не выгоняйте нас отсюда, и мы сделаем все в десять раз лучше, чем делаем сегодня.

— Вспомнилась такая то ли шутка, то ли байка, что, если бы у нас появился кто-то похожий на Билла Гейтса или Стива Джобса…

— Посадили бы сразу! Это не байка, это факт.

— Мы дождемся появления таких специалистов, бизнесменов и инженеров?

— Мы их взращиваем уже сегодня. Просто они во многих случаях все-таки продолжают свою карьеру где-то еще. Почему ребята хотели ПВТ 2.0? Потому что они хотели бо́льшую степень экономической свободы для создания сложных продуктов в сложных системах, которые власть даже не понимала. Они хотели иметь возможность создавать, не уезжая отсюда, не убирая отсюда коммерческие счета, не создавая дополнительные структуры где-то еще.

Но давайте подумаем. Эти условия, о которых мы говорим, — они важны только для IT-бизнеса или для всех остальных? Конечно, остальной бизнес хочет тех же условий.

— А если говорить о других странах с похожим опытом, что Беларусь могла бы перенять?

— Почти все развитые страны сейчас дают, к сожалению, больший уровень экономической свободы. В этом смысле важно понимать, что тот успех, которого мы здесь достигли в IT, случился не благодаря, а во многом вопреки. Экономическая стабильность важна, политическая стабильность важна. Условия несвободы подтолкнули многих хороших умных людей продолжать жить где-то еще.

Лучшее можно брать много откуда. Естественно, мне очень близок опыт США, когда я вижу, как они в разные годы пытаются привлекать к себе мозги. Очень хороший опыт у Израиля. У нас в этом смысле есть совершенно уникальные преимущества. Учитывая тот уровень взаимопомощи, который есть на достаточно маленькой территории, мы могли бы развиваться очень-очень хорошо. Просто сейчас такой возможности нет. Сейчас те же самые люди будут развиваться в каком-то другом месте.

— Надеюсь, рано или поздно (лучше рано) «мозги» вернутся и еще больше специалистов приедут к нам, а не уедут от нас.

— Так и будет. Да, сейчас никто не захочет открыть здесь бизнес из-за высоких рисков, которые видно, чем могут закончиться. Плюс для многих абсолютно недопустимо по моральным причинам открывать бизнес в стране, где налоги от него будут использованы для карательных мер. Сейчас это невозможно игнорировать, проходит неделя за неделей, и все понимают, какое настоящее лицо у тех людей, что были у власти долгое время.

Есть позитивный настрой, а именно народные выступления и то, как они проходят. И есть негатив, который исходит от властей. Уберем негатив, останется позитив плюс адекватные правила, прозрачность — и все побегут обратно, чтобы работать здесь.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Константин Сидорович
Без комментариев