Афера на $7 миллиардов: как один человек обманул горнодобывающую индустрию

121
10 мая 2020 в 8:00
Автор: Станислав Иванейко

Афера на $7 миллиардов: как один человек обманул горнодобывающую индустрию

В середине 1990-х маленькая канадская компания Bre-X стала сенсацией: она заявила об обнаружении одного из крупнейших в истории месторождений золота на индонезийской части острова Борнео. Всего за несколько лет капитализация компании взлетела до $7 млрд по нынешнему курсу, а прибыль от продажи металла должна была превысить ВВП некоторых бедных стран. Но история, в которую поверили инвесторы и даже правительство Индонезии, оказалась ложью от начала и до конца. А судьба человека, придумавшего простую схему мошенничества, осталась туманной — в его гибели слишком много подозрительных моментов.

Джентльмены удачи

Bre-X основал в 1989 году канадец Дэвид Уолш. Бизнесмен на чем-то конкретном не специализировался и пробовал себя в разных отраслях. К концу 1980-х он решил заняться добычей ресурсов и сперва планировал осваивать месторождения на севере Канады. Дела шли скверно: в 1992-м он даже объявил себя банкротом, задолжав порядка $200 тыс. Но годом позже судьба свела Уолша с филиппинцем Майклом де Гузманом, ключевой фигурой всех дальнейших событий. Ставший геологом мужчина рос в многодетной бедной семье, что повлияло на его желание выбиться в люди и стать состоятельным человеком.

Де Гузман был убежден, что в Индонезии есть большое месторождение золота — в частности, на острове Борнео. На побережье реки Бусанг местные племена действительно мыли золото, и это лишь подкрепило веру филиппинца в правоту своей теории. Он заинтриговал знакомого геолога Джона Фельдерхофа, который, в свою очередь, пересекался с Дэвидом Уолшем. Своих денег у де Гузмана и Фельдерхофа не было, и они обратились к бизнесмену — тот хоть и был банкротом, но обладал удивительным талантом находить деньги на новые авантюры. Так троица решила отправиться на Борнео и начать раскопки. За право пользования землей они отдали $80 тыс. — буквально последние свои деньги.

Риск неожиданно окупился: в 1993 году пробы показали наличие золота. Чем больше брали анализов, тем громче звучало имя Bre-X. Компания, чьи акции всего несколько лет назад почти ничего не стоили, вдруг превратилась в одну из самых дорогих и авторитетных в горнодобывающей отрасли. Прогнозы по реальному количеству золота оказывались все краше: сперва называли 850 тонн, затем 1700 тонн, а к 1997 году подобралась к 2000 тонн. Унция (31,1 грамма) золота в настоящее время стоит чуть меньше $1700, а в начале 1990-х она торговалась в среднем по $370. Таким образом, килограмм в те годы оценивался почти в $11 900, а больше тысячи тонн уже тянули на десятки миллиардов.

Рост стоимости акций измерялся сотнями процентов, цена дошла до $280. Капитализация составила $4,4 млрд — теперь это около $7 млрд с учетом инфляции. При этом как таковая добыча золота за несколько лет толком и не началась — компания только делилась воодушевляющими прогнозами по объему залежей золота и публиковала результаты новых проб, что приводило к удорожанию акций.

Фото: ft.com

Первое подозрение

Пока все говорили о главной находке века и скупали акции, ряд потенциальных инвесторов затеяли независимый аудит проб. Их подозрения не то чтобы оправдались, но вскрыли странные детали. Де Гузман отдал на анализ не цельные образцы, а уже разрезанные на куски размером около 10 сантиметров каждый — обычно так не делали. Анализ показал, что золото в образцах действительно есть. Однако оно другое: края частиц гладкие, как обычно бывает при добыче металла на берегах рек — от воздействия воды золото, весьма мягкий материал, словно закругляется. А в образцах из горной породы золото должно быть с острыми гранями.

Вопросы адресовали Майклу де Гузману — именно он руководил работами на Борнео и вообще привел Bre-X к феноменальному успеху благодаря своей теории. Почему за разработку месторождения не взялся куда более опытный Фельдерхоф? В компании, вероятно, решили отдать всю славу де Гузману, раз уж его теория сработала, а Уолш особо и не разбирался в добыче золота, занимаясь финансами.

Место работ Bre-X в Индонезии. Фото: telegraph.co.uk

Геолог нашелся с объяснением «неправильного» золота: мол, все дело в «вулканическом бассейне». По версии де Гузмана, суть в том, что золото оплавилось из-за извержений вулканов: якобы металл не выдерживал огромной температуры лавы и поэтому приобрел нехарактерную форму. Такое объяснение всех устроило, и претензий к компании больше не было.

Любопытный факт, которому на тот момент не придали особого значения: в январе 1997 года пожар уничтожил многие документы Bre-X, которые касались добычи золота и результатов проб.

Успехом Bre-X заинтересовались горнодобывающие корпорации и правительство Индонезии. Влиятельные члены королевской семьи захотели долю: видимо, их возмутило, что иностранцы за гроши (относительно потенциальной прибыли) купили право раскопок и сколотят состояние, а индонезийцы останутся ни с чем. Уолш столкнулся с коррупцией и кумовством, которые могли серьезно помешать его бизнесу. С тогдашним президентом Индонезии Мухаммедом Сухарто связалась другая канадская корпорация — Barrick Gold. Она положила глаз на все еще маленькую, но уже очень богатую и перспективную Bre-X.

Уолшу дали понять, что находкой неплохо бы поделиться, иначе могут быть большие проблемы. Бизнесмену пришлось уступить: за Bre-X осталось 45% акций и аренда месторождения сроком на 30 лет. Еще 40% ушли властям Индонезии, а оставшиеся 15% — компании Freeport-McMoRan Copper & Gold, которая занялась непосредственно добычей золота. Об этом соглашении объявили 17 февраля 1997 года. До краха Bre-X оставался месяц.

События с Bre-X легли в основу фильма «Золото» с растолстевшим Мэттью Макконахи в главной роли. Имена героев и названия компаний были изменены

Гибель де Гузмана и вскрывшийся обман

Пробы, которые брали уже при Freeport-McMoRan, вызвали озабоченность специалистов: результаты оказались намного хуже, чем при Bre-X. Не успев понять причину, люди получают новое известие: Майкл де Гузман погиб. 19 марта 1997 года он арендовал вертолет с одним пилотом. Геолог выпал из вертолета прямо в индонезийские джунгли — предположительно, это был суицид. Якобы перед открытием двери он оставил на сиденье вертолета свои Rolex и золотую цепочку. Также утверждается, что при погибшем нашли прощальную записку, в которой он говорил о тяжелой болезни. Тело нашли спустя четыре дня, оно было в плохом состоянии. Отпечатки пальцев проверить не удалось, ДНК-экспертизу не проводили, а по сравнению зубов со снимками судмедэксперт не сделал однозначное заключение, что погибший — именно Майкл де Гузман. Врач геолога утверждал, что серьезных проблем со здоровьем у его пациента не было. Тело быстро кремировали.

Майкл де Гузман. Фото: montrealgazette.com

Новые образцы горной породы оставались плохими — золота просто не было. Повторное изучение прежних проб с якобы большим содержанием золота вскрыло новую сенсацию в истории Bre-X: драгоценный металл добавили искусственно. В горнодобывающей индустрии этот метод называют «солением», и он известен с давних времен. Золото, словно соль, обычно сыплют прямо на территорию участка, который планируется продать, — таким образом продавцы набивают цену. Удивительно, но трюк сработал и в конце XX века.

Несколько лет Майкл де Гузман «солил» образцы: по некоторым данным, сперва он использовал золото из своего обручального кольца, затем стал покупать его у местных жителей, которые добывали металл на берегу реки, потратив на это около $61 тыс. Именно эти образцы и показались экспертам подозрительными при независимом аудите: края оказались гладкими, потому что золото действительно было речным. Никакого «вулканического бассейна» не существует — просто де Гузман умудрился дать объяснение, в которое все поверили. Поскольку он был геологом, то понимал, в каких объемах нужно подсыпать золото, чтобы результаты заинтересовали инвесторов и при этом выглядели правдоподобными.

Головной офис Bre-X. Фото: cbc.ca

Судьба Уолша и Фельдерхофа

Биржи приостановили торговлю акциями Bre-X сразу после того, как обман был раскрыт. Бумаги рухнули в цене с примерно $280 до 8 центов — поскольку золота на самом деле не было, ценность компании стремилась к нулю. Даже будь у нее другие активы, репутация уже была сильно подпорчена. Компания почти сразу объявила о банкротстве.

Дэвид Уолш и Джон Фельдерхоф заявили, что не подозревали о мошенничестве и «соление» — дело рук одного Майкла де Гузмана.

Проверить это уже нельзя: часть важных документов сгорела в январе 1997 года, а через пару месяцев не стало и самого де Гузмана. Власти Канады начали расследование. Они выяснили, что все три руководителя Bre-X продали часть своих акций на общую сумму порядка $100 млн. Это выглядело подозрительным для следователей, словно бизнесмены сбрасывали акции, пока они были на пике.

С другой стороны, можно понять и предпринимателей: они верили, что заслуженно пришли к небывалому успеху, и захотели красиво пожить. Причем некоторые люди полагали, что для Уолша деньги как таковые были второстепенны. Журналисты, которые общались с ним, вспоминали, что основатель Bre-X просто наслаждался историей успеха своей компании и заверял: ему важнее сделать нечто великое, чем разбогатеть. В каком-то смысле у него получилось и то, и другое.

В центре — Джон Фельдерхоф и Майкл де Гузман. Фото: calgaryherald.com

Объяснение в духе «мы ничего не знали» не устроило людей, потерявших на банкротстве Bre-X десятки миллионов долларов. Были и самоубийства: уверенные в успехе предприниматели вкладывали последние деньги в акции, а в итоге остались ни с чем или в долгах. Акционерам так ничего и не вернули.

Уолш и Фельдерхоф уехали из Канады. Первый поселился с женой в доме на Багамах, второй перебрался на Кайманы. Вину их не доказали, однако карьеры мужчин были уничтожены — им отказывали в партнерстве и в целом не хотели иметь дел.

Дэвид Уолш умер от аневризмы спустя полтора года после разоблачения Bre-X, в июне 1998-го. Ему было 52 года. Джон Фельдерхоф прожил 79 лет и скончался в прошлом году на Филиппинах, где скромно жил с семьей. Адвокат Фельдерхофа, который защищал его во время расследования и при гражданских исках от пострадавших, убежден: «Его [Фельдерхофа] предали, как и всех остальных».


На этом история крупнейшего мошенничества в горнодобывающей отрасли могла бы считаться завершенной, если бы не последний штрих. Вдова Майкла де Гузмана в 2005-м рассказала, что получила в начале того же года перевод на $25 тыс. из бразильского Citibank. Правда, каких-либо подтверждений она не предоставила. Женщина отметила, что никогда не верила в смерть мужа и даже вспоминала, что в день гибели Майкл ушел из дома с сумкой, в которой было около $300 тыс. наличными. Точное состояние де Гузмана неизвестно, однако, сознательно пойдя на мошенничество, он мог за несколько лет хорошо подготовить план своего исчезновения: оформить поддельные документы, перевести деньги на счета под разными именами. Вопрос причастности Уолша и Фельдерхофа к одному из крупнейших мошенничеств в истории так и остался открытым.

Покупайте с оплатой онлайн по карте Visa и выигрывайте iPhone каждую неделю

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Станислав Иванейко