36 057
265
08 марта 2020 в 8:00
Автор: Виталий Олехнович

Семья или наука? Или все вместе? Сотрудницы Академии наук рассказывают о своей работе

Что девушки делают в Академии наук? Нет, это не попытка разжечь гендерный спор и не риторический вопрос. Это вполне конкретный вопрос, с которым мы обратились к представительницам различных институтов Национальной академии наук Беларуси. Мы попросили их рассказать о своей работе и научных исследованиях, о карьере и семье.

Маргарита Досина,
кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории нейрофизиологии Института физиологии НАН Беларуси

— Моя научная работа связана с изучением того, как растут и развиваются клетки при воздействии разных физических факторов. Например, диссертация была посвящена изучению микрогравитации. Мы в лабораторных условиях воссоздавали похожие на космические условия, которые наблюдаются в реальных полетах. Смотрели, что происходит с нормальными и опухолевыми клетками. Нормальные клетки растут быстрее, а опухолевые, наоборот, замедляют свой рост.

Поскольку это модельная система, работа на культурах клеток, то следующим этапом будет проведение исследований на животных.

Маргарита еще со школы хотела заниматься наукой, принимала участие в олимпиадах — от городских до республиканских. Затянула биология, поступила в БГУ. С первого курса занималась научной работой, на третьем выбрала кафедру «Физиология человека и животных» и еще студенткой-пятикурсницей пришла в Институт физиологии.

— В науке не разочаровалась. Это удивительно интересная и сложная профессия. Мы постоянно ищем новые механизмы, многое еще остается неизученным.

У нас был интересный проект: как уменьшить дозировку химиопрепаратов — снизить их побочные эффекты, чтобы меньше вредить пациентам? Ведь прием химиопрепаратов убивает не только опухолевые, но и нормальные клетки. Сейчас больше работаем с клеточными технологиями. Изучаем, как с помощью стволовых клеток помочь пациентам при травмах спинного и головного мозга, инсультах, инфарктах, как безопасно вводить стволовые клетки, чтобы восстановительный период был более коротким.

Мы разговариваем с Маргаритой в актовом зале института, и с больших портретов на стенах за нами наблюдают ученые из прошлого. Сам собой напрашивается вопрос о карьере женщины в науке.

— Рано или поздно перед женщиной встает вопрос, что ей нужно выделить время на семью, декрет, ребенка. Это не мешает. У нас многие защищаются и беременными, и в статусе молодых мам. Одна коллега защищала свою магистерскую работу на девятый день после родов.

Порой бывает тяжело, ведь наука требует много времени и полной самоотдачи. Если в семье к этому благоприятное отношение, то это никому не помешает. Вся наша жизнь состоит из компромиссов. И большинство успешно находит баланс между наукой и семьей.

Анастасия Лапко,
научный сотрудник лаборатории прикладной биохимии Института биоорганической химии НАН Беларуси

В школе Анастасия увлекалась биологией, химией. На втором курсе ее в качестве студентки-практикантки пригласили в Институт биоорганической химии, что и определило дальнейшую судьбу в науке.

— Занимаюсь разработкой биоспецифических гемосорбентов. Это такое устройство, с помощью которого мы можем отделить патогенное соединение из крови человека. Работает по принципу экстракорпоральной медицины (вне тела человека). Есть замкнутый контур, который подключается к венозному руслу. В центре контура находятся насос и колонка с сорбентом — веществом, избирательно поглощающим соединения из крови. Кровь выкачивается через одну трубку, проходит через сорбент и очищенной поступает обратно в организм.

В зависимости от активного вещества в сорбенте мы можем удалять различные патогены. Конкретно наша разработка нацелена на иммуноглобулины класса G-антител. Но зачем их удалять? Это ведь наш иммунитет, защита от бактерий и вирусов.

Однако при аутоиммунных заболеваниях уровень антител критически повышается. Их нужно удалять, ведь при этих заболеваниях они начинают атаковать собственные органы и ткани. Например, при аутоиммунном миокардите мишенью антител становится сердце.

Удалив эти антитела, мы, конечно, временно, но значительно улучшаем состояние пациента. Причина аутоиммунных заболеваний еще не выяснена, а раз нет причины, то нет и конкретного способа лечения. Посредством сорбента нам удается на три-четыре месяца улучшить состояние больного. Эту процедуру можно повторять.

Подавление иммунитета препаратами связано с большим числом побочных эффектов. Наш гемосорбент лишен таких недостатков, работает вне тела, не обладает токсичностью.

Анастасия отмечает, что идея не нова. Есть аналоги в США, Японии, Германии. Но их стоимость зашкаливает. Клинические испытания и внедрение разработки произойдут в ближайшие годы.

Кроме науки, Анастасия участвует в альпинистской программе «Семь вулканов». Вместе с супругом она уже поднялась на четыре самых высоких вулкана на четырех континентах. Впереди покорение вулканов в Южной Америке, Антарктиде и Океании. Почему Анастасия этим занимается? Вопрос сродни «Почему вы пришли в науку?». Просто нравится.

Александра Скоробогатова,
кандидат биологических наук, ученый секретарь Института биофизики и клеточной инженерии НАН Беларуси

После восьмого класса нужно было определяться с дальнейшим профилем обучения. Александра случайно наткнулась на книгу «Охотники за микробами» Поля де Крюи. Автор литературно рассказывал романтизированную версию истории микробиологии. Это было поразительное и захватывающее повествование, которое и привело девушку в науку. В своей нынешней должности Александра занимается больше административными делами: ведет работу с аспирантурой, координирует научные программы института и документацию.

— Помимо этого, еще я работаю в своей лаборатории медицинской биофизики, из которой вышла. Там мы занимаемся разработками, связанными с металомикой. Это новое, отчасти модное веяние — наука, которая изучает взаимодействие организма и химических элементов, роль микроэлементов в поддержании нормального функционирования организмов.

Если посмотреть на историю изучения организма человека как системы, то сперва говорили о роли гормонов и ферментов, потом открыли витамины. А оказалось, что для работы всех систем нашего тела необходимы микроэлементы, наличие или отсутствие которых критически важно.

В условиях Беларуси самый яркий пример дефицита микроэлементов — это йод. При этом мало кто знает про дефицит селена, который крайне важен для мужского организма. Его недостаток может вызывать проблемы с работой репродуктивной системы.

Мы стараемся для многих элементов в организме найти критические точки, то есть те концентрации, когда они из эссенциальных переходят в токсичные. Например, моя диссертационная работа была посвящена изучению влияния ионов алюминия. Нам удалось найти параметр, отражающий такое накопление алюминия в организме, при котором начинают проявляться его токсические функции. Это крайне важно, поскольку именно этот металл связывают с развитием такого заболевания, как болезнь Альцгеймера.

Александра не видит преград для женщин в науке. У нее перед глазами есть отличный пример сильной и выдающейся женщины — ее наставницы, члена-корреспондента НАН Беларуси Екатерины Слобожаниной, которая защитила докторскую в 45 лет, когда у нее уже было трое детей.

Анна Барейко,
научный сотрудник Института микробиологии НАН Беларуси

Анна с восьмого класса школы хотела быть врачом, но со временем подумала, что это немного рутинная работа, и переключилась на науку. Там, казалось девушке, много загадок, которые можно решать каждый день. А потому она пошла на биологический факультет БГУ, где остановилась на микробиологии.

— Я занимаюсь диагностикой фитопатогенных микроорганизмов, бактерий и грибов, которые поражают различные овощи. Эта область деятельности связана с моей диссертационной работой.

Я представляю себя диагностом наподобие доктора Хауса, но для овощей. Только у нас не пациенты, а заказчики, которые хотят выяснить, в чем проблема с их хозяйством. Иногда это могут быть заболевания, иногда — проблемы в подходе к ведению хозяйства. Есть загадка, которую надо решить. Также интересуюсь вопросами микробиоты человека: как и какие микроорганизмы влияют на наш иммунитет, настроение, как многие болезни можно лечить с помощью коррекции этой микробиоты.

Девушка отмечает, что науку и семью совмещать можно, пускай это и достаточно тяжело. Мужа завести легко. С ребенком сложнее. Это, по сути, отдельный пласт работы и нагрузка по воспитанию.

— Тем не менее у меня есть коллеги, у которых и двое, и трое детей. И они отлично справляются. Женщинам удается совмещать два-три дела — этакие Наполеоны. Главное — уметь планировать.

Сама Анна окончила магистратуру, ушла в декрет, а потом вернулась уже в аспирантуру. Надо было лишь чуть-чуть напрячься.

— Молодыми ученые у нас считаются до 35 лет, и для них есть какие-то бонусы, если к этому возрасту успел защитить кандидатскую. И со вторым ребенком в этот промежуток сложнее уложиться, надо сильнее напрячься. Хотелось бы, конечно, чтобы для женщин эти временные рамки можно было немного подкорректировать.

Анна отмечает, что, несмотря на семейные вопросы и какие-то стереотипы, в науке женщин много. Конечно, есть такие области, в которых мужчин традиционно больше: технические или физические науки.

— В биологических специальностях женщин больше. Не могу сказать точно, с чем это связано. Но я бы сказала, что в этой сфере сложилось равноправие. Конечно, в некоторых областях и лабораториях мужчинам дают больше возможностей, потому что они в декрет не уйдут.

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Виталий Олехнович