201
19 января 2019 в 8:00
Автор: Виталий Олехнович
Лекарство от насморка в виде зарина. Как смерть оседлала химию

О том, что убивать людей можно не только с помощью колюще-режущих предметов, знали еще в античные времена. Правда, применявшееся тогда химическое оружие нельзя назвать оружием массового поражения. Это были скорее предвестники будущего. Так, в греческих мифах Геркулес использовал яд Гидры для смазывания стрел. Но человек XX века шагнул намного дальше мифического полубога, превзойдя его в кровожадности и смекалке, научившись убивать много и быстро. О самых страшных представителях химического вооружения, постыдных случаях их применения, а также тяжелых последствиях читайте далее.

Во многих китайских письменах рассказывается о тактике осаждающих, которые делали подкопы под стены и поджигали шары токсичных растений, мехами направляя дым по этим тоннелям. Рецептов встречалось много. Так, например, крестьянское восстание 178 года подавляли с помощью тумана, состоящего из мышьяка и мелко дробленой извести.

Это была не только теория, но и практика. Об успешности тактики подкопов и ядовитых дымов можно судить по развалинам античного города Дура-Эвропоса на реке Евфрат. В 256 году город-крепость принадлежал римлянам, но пал под натиском персов. Как нападавшие, так и защищающиеся в ходе осады копали многочисленные тоннели под городскими стенами. В одном из таких тоннелей позже археологи нашли сосуд с серой и смолой. Персы поджигали эту смесь в тоннелях, а токсичное облако диоксида серы делало остальное: за минуту-две убивало противников. Таким образом при осаде Дура-Эвропоса погибли минимум 19 римских солдат.

В общем, тяга к смешиванию отравляющих веществ с последующим применением к врагу заложена в генах человека еще с древних времен. Но это было только началом размашистой кампании по разработке и применению химического оружия, которое со временем большинство стран мира все-таки согласилось запретить и ликвидировать.

Война химиков

Еще со старта Первой мировой у соперников были снаряды с химическими несмертельными раздражителями, которые не приводили к летальному исходу, но могли подпортить самочувствие личного состава. В какой-то момент на фронтах сложилась патовая ситуация. Позиции обеих сторон конфликта замерли на границах глубокоэшелонированной обороны. Окопная война и низкая эффективность лобовых атак вынуждали военных креативить.

Так как по Гаагской конвенции крупные мировые страны договорились не использовать снаряды с удушающими и вредоносными газами, немцы решили схитрить и использовать для доставки ядовитых паров попутный ветер. Впервые они провернули это в 1915 году вблизи бельгийского города Ипр, где распылили 168 тонн хлора. Но желтовато-зеленое облако было легко заметить, а его смертоносность уменьшалась тканью, смоченной уриной и закрывающей нос и рот. К тому же концентрацию газа, плывущего по воле ветра, сложно контролировать. Тем не менее до обнаружения эффективных контрмер устрашающий эффект был сильным. Но от хлора со временем отказались в пользу более эффективного оружия.

Однако Ипр стал знаменит благодаря другому газу — горчичному, который немецкие войска распылили с помощью артиллерийских снарядов в июле 1917 года во время третьей битвы за этот бельгийский город. После той ночи, когда на позиции Антанты обрушились снаряды с ипритом, отравление констатировали у 2,5 тысячи человек. Из них умерло 87, а остальные столкнулись с тяжелыми последствиями отравления и инвалидизацией.

Солдаты, временно или навсегда потерявшие зрение в результате химической атаки

На коже жертв горчичного газа выскакивали волдыри, глаза начинали болеть, развивался конъюктивит и слепота, а самих людей рвало. Появлялось внутреннее и внешнее кровотечение, слизистая оболочка в бронхах разрушалась, пострадавшие могли медленно и болезненно умирать на протяжении месяца.

— Их легких нет. Они буквально сожжены. Глаза и лица у некоторых почти полностью съедены газом. Их нельзя перевязать или потрогать. Мы накрываем их палаткой из подпертых простыней. Газовые ожоги мучительны, потому как другие пациенты даже с самыми тяжелыми ранами не так жалуются. Но случаи с газовыми ожогами всегда невыносимы. Они просто не могут не кричать о помощи, — рассказывала в письме с фронта медсестра С. Миллард.

И пускай от химического оружия в Первую мировую погибло сравнительно немного солдат, психологический ужас и страх мучительной смерти оказывались порой куда значительнее.

Зарин вместо лекарства от насморка

В 2004 году Высокий британский суд пересматривал дело о смерти 20-летнего инженера Королевских ВВС в 1953-м. Смерть Рональда Мэддисона в военной лаборатории Портон-Даун и новые судебные заседания разделяли более полувека. Молодой человек стал жертвой секретных экспериментов — суд постановил, что он был незаконно убит дозой зарина, хотя был уверен, что принимает участие в эксперименте по тестированию лекарства от насморка. В 50-х годах прошлого века следствие остановилось на версии смерти в результате несчастного случая.

Зарин — это нервно-паралитическое вещество без цвета и запаха, которое открыли в Германии незадолго до начала Второй мировой войны. Однако на поздних этапах конфликта вермахт не решился применять его, опасаясь симметричного ответа от СССР и армии союзников. Да и к тому времени средства химической защиты снижали эффективность подобного оружия.

Впрочем, после войны это не останавливало генералов от желания экспериментировать с химией. Как утверждает семья Мэддисона, Рональда к участию в эксперименте привлекли обманом, сказав, что он будет тестировать лекарство от простуды. За это парню пообещали три дня выходных и 15 шиллингов — что-то эквивалентное $25 с учетом инфляции. На эти деньги он планировал приобрести обручальное кольцо для своей девушки.

В тестировании молодой человек участвовал вместе с пятью подопытными, а целью эксперимента было выяснение смертельной дозы зарина при попадании на боевую форму. Надевших респираторы парней закрыли в газовой комнате. Спустя 20 минут после нанесения двадцати 10-миллиграммовых капель зарина на два слоя ткани, прикрепленной к предплечью, Мэддисону стало плохо: он начал потеть и жаловаться на самочувствие. Ткань сняли, Рональда вывели из комнаты и вызвали скорую. Он пожаловался на глухоту, а затем рухнул и стал задыхаться. Попытки спасти его в больнице успехом не увенчались, и спустя 45 минут после нанесения зарина молодой человек умер.

Сына родителям доставили в стальном и намертво закрытом гробу. Большое количество образцов тканей головного и спинного мозга, кожи, желудка, легких и кишок были извлечены из тела парня без ведома родных. На похороны им выделили 40 фунтов. Спустя 51 год согласно новому судебному постановлению к этой сумме были добавлены еще 100 тысяч фунтов компенсации.

Фото: KYODO

Зарин же позднее в 90-е в качестве боевого оружия применялся иракской армией и японскими террористами из религиозной секты «Аум Синрике». Последние распылили его в метро Токио, загубили почти три десятка человек, а еще у нескольких тысяч вызвали отравление различной степени тяжести.

Агент «оранж»

Но не всегда химия действует на человека мгновенно. Иногда последствия могут дать о себе знать спустя долгие годы. И даже через поколения.

Во времена вьетнамской войны американские войска проводили опыление джунглей химикатами для того, чтобы лишить партизан еды и естественных растительных укрытий. В частности, для этого использовалась смесь гербицидов и дефолиантов — вызывающий опадение листьев агент «оранж». Это имя смесь получила из-за бочек специфического цвета, в которых она хранилась на военных базах.

В Южном Вьетнаме с 1962 по 1971 год эту и подобную ей смеси хотя бы один раз распыляли над 20% лесов, около 20 тысяч квадратных километров которых были повреждены или полностью уничтожены, как еще тысячи квадратных километров посевов. Но не это было самым страшным последствием химического опыления.

Да, гербициды и дефолианты используются для нужд сельского хозяйства, но во Вьетнаме их распыляли в дозах, в 13 раз превосходящих рекомендуемые. Агент «оранж» представлял собой смесь 2,4-дихлорфеноксиуксусной кислоты и 2,4,5-трихлорфеноксиуксусной кислоты. Конкретно эти вещества были разработаны британцами и американцами для использования во время Второй мировой войны, однако этот конфликт закончился раньше и Япония избежала роли тестового полигона.

До и после

Такая участь выпала Малайзии, бывшей в 1948 году британским протекторатом, на территории которого действовали партизанские группировки националистов. В начале 50-х годов прошлого века Великобритания впервые использовала смесь (которая в будущем получила название агент «оранж») для выматывания партизан.

Эту цель преследовали и американцы во Вьетнаме. Правда, распыления проводились массово, а потому страдало от них по большей части обычное гражданское население. И если первым ударом была гибель посевов и голод, то позже к ним добавились и долгосрочные последствия — мутации у новорожденных (заячья губа, психические расстройства, грыжи, полидактилия и прочие анатомические отклонения). По разным оценкам от последствий применения агента пострадали от 1 до 4 миллионов вьетнамцев.

В Штатах же до сих пор ведутся дебаты о степени токсичности этого вещества и его влиянии на человека. Ведь воздействие агента испытали на себя не только мирные вьетнамцы, но и американские ветераны, которые не могли с ним не контактировать во время войны.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Виталий Олехнович