Белорусский IT-эксперт: программист не должен получать больше, чем врач

 
11 апреля 2016 в 8:00
Автор: Ян Альшевский. Фото: Intransition

Лет 10—15 назад и, может, до сих пор программистом часто называют любого человека, который разбирается в компьютерах и умеет переустанавливать Windows. Ходили легенды, что эти люди также способны ремонтировать электронику: «Ты же программист, почини мне компьютер (телевизор, телефон) — из него дым пошел». Смех смехом, но сейчас профессия на слуху и отношение к ней изменилось.

Были времена, когда популярными среди тех, кто готовится выбрать дорогу в светлое будущее и поступить в вуз, были профессии бухгалтеров, экономистов, юристов и некоторых других. Потом были проблемы c перепроизводством кадров: определенных специалистов готовили слишком много для не особенно объемного рынка страны.

А как обстоят дела с программистами? Их в Беларуси становится все больше. Сейчас профессия считается престижной, перспективной и, что немаловажно, высокооплачиваемой — это подтверждает официальная статистика. Стоит ли идти в программисты, мы поинтересовались в компании Itransition, где на наши вопросы ответил технический директор Юрий Зеленский. За 18 лет он прошел путь от «джуниора» до «топа» и знает об индустрии немало.

Зачем нужны программисты?

«Текущее десятилетие называют „десятилетием программистов“. В конце 90-х — начале 2000-х во всем мире началось широкое внедрение информационных технологий, которые заметно подняли производительность труда. Вы, как журналист, например, используете диктофон, потом набираете текст в электронном виде, компьютер проверяет его — освобождаетесь от рутины.

Возможности дальнейшего роста за счет внедрения типовых решений себя исчерпали, и дальнейший прогресс связан с написанием все большего количества все более специализированных программ.

Сейчас мировой экономике не хватает программистов, что и открыло новые возможности для Беларуси. Влияние оказывает глобализация рынка, а также удешевление процесса доставки результата работы программистов заказчикам».

По словам Юрия, при росте производительности труда у людей также появляется все больше свободного времени, которое можно потратить и на развлечения. Голливуд, например, снимает фильмы с огромным количеством спецэффектов, а инструменты для этого создают те самые программисты. А еще игры для консолей, компьютеров и мобильных устройств. Все это приводит к дальнейшему росту спроса на соответствующих специалистов. И таких сфер немало.

«Я полагаю, что в ближайшее время стоит ожидать существенного повышения спроса на программистов со стороны „финтеха“ — активно развивающейся сферы финансовых технологий».

Чтобы стать программистом, нужны талант и усердие

«Программист — это не профессия с какими-то особыми требованиями к интеллекту. Нельзя сказать, что только самые умные могут работать в этой сфере: также велика роль таланта, предрасположенности и усердия. С ними наука (а может, это и вовсе искусство или технология) дается легче, чем другим людям.

Кроме того, я не считаю до конца правильным утверждение, что дело должно одновременно и нравиться, и приносить деньги. По-моему, должно получаться лучше, чем у других. Это главный критерий. Если нравится, но не получается — смысла в такой работе нет. Если приносит деньги, но выходит не лучше, чем у других, — это ненадолго.

По моим наблюдениям — и мировая статистика это подтверждает — талантом программирования наделены три, в лучшем случае пять человек из тысячи. Цифра может изменяться из-за требований или по демографическим причинам, но заметно эту планку не превысит.

Выше показатель в Канаде, США и Израиле, где он был достигнут благодаря иммиграционным процессам. Мы вплотную подошли к предельному количеству программистов, поэтому дальнейший рост возможен за счет снижения требований к кандидатам и распространения профессии среди людей разных возрастов. Сейчас программист — это молодая профессия. Молодая — в смысле среднего возраста: он не превышает 30 лет».

Первые шаги

«Какой язык лучше изучать? Учите английский! Основной дефицит специалистов в Беларуси наблюдается в компаниях, работающих на глобальный рынок. Еще лет десять назад местная индустрия разработки ПО на заказ ориентировалась исключительно на Запад, затем переориентировалась на российских заказчиков, что ослабило требования к английскому языку. Но ситуация изменилась, и требования к уровню знания английского значительно выросли. Сегодня практикуется постоянное общение между рядовым разработчиком и представителем заказчика. Если раньше из команды в 3—5 человек общался один человек, этого хватало. Теперь же недостаточно.

Когда-то мне это казалось „перегибами на местах“, но один из первых моих учителей — Михаил Семенович Долинский — считал, что искать будущих специалистов нужно чуть ли не с первого класса. Хотя таких уников, как Геннадий Короткевич, совсем мало. Сам я начал заниматься программированием „на листике“ лет с девяти, а первую программу написал на калькуляторе. Как совет для родителей — есть такая среда, как Scratch. С ее помощью можно оценить интерес ребенка и выявить склонность, если она есть.

Необходимо иметь в виду, что в работе очень велика роль и нетехнических качеств специалиста. Это упоминавшийся уже иностранный язык плюс самостоятельность. Часто пришедшие на работу студенты должны не столько совершенствовать технические навыки, сколько стремиться к личностному росту: уметь планировать свой рабочий день, выполнять данные обещания и так далее».

Выбрать какую-то платформу и работать с ней всю жизнь вряд ли получится

В будущем в любом случае придется переучиваться и развиваться, считает Юрий. Каждый язык имеет свою сферу применения, востребованность, которая может снижаться или расти. Многое зависит от ситуации на рынке и даже моды на тот или иной язык, платформу. По словам технического директора Itransition, на старте, чтобы проверить свои силы, стоит обратить внимание на Python. Он популярен и удобен для обучения.

Ну и, конечно, Java, которым владеют не менее половины программистов в мире. Язык C# и платформа .NET усилиями Microsoft за последние годы развивались даже активнее, чем Java. Наконец, очень активно развиваются Ruby (RoR) и JavaScript. «Профессионалы, выбравшие эти языки в качестве основных, будут востребованы», — полагает Юрий.

«Все, что продвигает Apple, как показывает практика, превращается в тренд. Есть Objective-C — своеобразный язык, но поскольку его поддерживали в Купертино, он стал очень популярен. Идущий ему на замену Swift — отличный, молодой и перспективный.

Если ориентироваться на работу в Кремниевой долине, не стоит зацикливаться на C# и .NET, так как там они не котируются. Из „матерых“ технологий ценят Java. Упоминавшиеся выше Python и JavaScript также востребованы.

Язык PHP обладает очень низким порогом входа: научиться делать на нем хоть что-то легко, но при этом он выразительный, мощный и содержит все средства, дающие возможность использовать его в том числе для разработки больших и сложных систем. Но есть загвоздка — низкий порог входа привел к некоторой вульгаризации этого языка. Он не содержит механизмов, которые мешали бы создавать плохие программы: написать на PHP посредственную программу очень просто, а создание качественной требует высоких профессиональных навыков».

Убрать «матан» и «сушильные» дисциплины? Ни за что!

Начинать строить свое будущее стоит как можно раньше, но без профильного образования будет сложно. В Беларуси есть сильные вузы, способные подготовить будущих инженеров к работе, но все ли так легко на деле, как на словах?

«Я слышу от коллег предложения по ориентации образования на практику: мол, давайте уберем матанализ, другие „сушильные“ дисциплины. Да, в этом случае студента нацелят на выполнение конкретных задач, однако нужного объема фундаментальных знаний у него не будет. Я считаю, что это опасная тенденция и так делать ни в коем случае нельзя.

Подобный эксперимент проводили в Голландии, и результаты получились скорее негативными. Это привело к росту дефицита высококвалифицированных инженеров, поскольку рынок заполнили „середняки“. Они, безусловно, необходимы, но отрасль держится не на них.

Кроме того, я скептически отношусь к заявлениям, что для того чтобы вырастить в Беларуси больше программистов, нужно открыть больше профильных факультетов и курсов. Даже в нынешней ситуации талантливых учеников не хватает и вузы борются за олимпиадников, победителей конкурсов… Когда говорят, что „мы тебя обязательно всему научим“, это лукавство. Надо понимать, что для 99% людей программирование — не их сфера.

Я не хотел бы называть конкретные учебные заведения, но не могу не упомянуть свою альма-матер — ФПМИ БГУ. Нельзя сказать, что применимость тех знаний, что дают вузы, высока. Это скорее классическое университетское образование: здесь учат учиться и дают тот самый фундамент. Единственный запрос к нашему образованию — сохранить текущий уровень. Вызовом тут может быть взросление преподавательского состава».

Пошел учиться на программиста — стал суперуспешным?

Здесь можно привести пример Клондайка, ставшего знаменитым благодаря «золотой лихорадке». Однако мало кто задумывается над тем, что из невероятного количества тех, кто отправился на поиски безбедной жизни, успеха добились считанные проценты.

«Информацию о зарплатах можно найти в открытых источниках. Средняя оплата труда до выплаты налогов по отрасли разработки ПО под заказ сейчас составляет около $1,6 тыс. Это если брать в расчет 40-часовую рабочую неделю и не учитывать социальные пакеты и бонусы. В продуктовых компаниях показатель чуть выше, но незначительно. Зарплату в два раза выше имеет топ из 10% специалистов. Тех, кто получает в три раза больше, — еще меньше. Рынок в Беларуси единый, и потому разброс в разных компаниях практически незаметен.

Почему программист должен получать больше, чем врач? Конечно, не должен, но ведь проблема не в этом. Возможно, стоит сделать так, чтобы врач зарабатывал больше. В тех же США основная масса программистов — это так называемые „синие воротнички“, рабочий класс. Они занимают такое же место в социуме, как квалифицированные токарь или слесарь на заводе».

Технический директор Itransition отметил, что в Беларуси программисты часто работают на глобальный рынок, что и диктует уровень их доходов, отличных от распространенных внутри страны.

«К сожалению, высокие зарплаты сказываются на структуре личности и взгляде на жизнь: некоторым кажется, что это они такие особенные, а не обстоятельства вокруг. У кого-то с возрастом и опытом это проходит…»

Юристы, бухгалтеры, экономисты. Скоро программисты?

«Приходится слышать о том, что с программистами будет то же самое, что было с юристами и экономистами. Отвечу: не в ближайшие десять лет. Все кратко- и среднесрочные прогнозы утверждают, что дефицит будет только нарастать. Кстати, как это ни странно, программисты сконцентрированы на задаче сделать так, чтобы нужно было меньше программистов. (Смеется.) Если бы на данный момент в Беларуси было в два раза больше квалифицированных программистов, компании ПВТ могли бы всех их принять и обеспечить работой».

Выходит, вовлекать в индустрию необходимо больше людей, и такой практики придерживается не только Itransition, но и другие белорусские IT-игроки. С одной стороны, речь идет об удовлетворении спроса, с другой — необходима подготовка новых кадров в стенах самих компаний. Здесь возникает вопрос пригодности: чем шире забрасывается невод, тем большей огранки требуют алмазы, а это не всегда целесообразно.

Отучился, пошел на работу — застыл

Предел совершенствованию есть, однако достичь его может не каждый. Ведь выполнение поставленных задач — это работа не только на кого-то, но и на себя. Профессионал учится постоянно, помогает учиться другим, и в конечном итоге от этого выигрывают все.

«Я глубоко верю в теорию, согласно которой человек хорошо занимается тем, чему уделил 10 тыс. часов. Но, может, после этих 10 тыс. часов дальнейшего роста не будет — к тому моменту человек научится всему, чему мог научиться. Есть ли ненужные программисты? Это те, кто остановился в своем развитии. Если „задолженность“ копится годами, преодолеть барьер будет очень сложно. Профессия программиста — профессия длиною в жизнь.

Как технический директор, я стараюсь содействовать тому, чтобы именно такие „незастывшие“ специалисты становились частью нашей команды. Мы создаем все условия для непрерывного профессионального роста специалистов, которые у нас работают, иногда даже в тех случаях, когда сиюминутная коммерческая выгода для компании не очевидна».

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Ян Альшевский. Фото: Intransition