«Феномен Ермузевича». Как гомельский школьник не напрягаясь стал звездой интернета

 
837
22 августа 2015 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов

Пока взрослые белорусские блогеры напряженно, сверяясь с методичками интернет-гуру, выдавливают из себя «оригинальный контент», гомельский школьник Дима Ермузевич делает все неправильно. Он, похоже, вообще не подозревает о параллельной возне в отечественной блогосфере. Каждый его пост секунд за 30 набирает какое-то несметное число комментариев и «лайков», в Беларуси даже цифр таких нет. Причем без видимых усилий со стороны автора. Onliner.by пообщался с кумиром молодежи.

На встречу Дмитрий пришел с друзьями. Это Александр, это Юля с Дашей, то есть наоборот. Нет, не одноклассники.

Жизнь бьет, Дарье и Юлии никак не удается постоять на месте. То неотложное «селфи» сделать надо (на фоне Ермузевича, делающего «селфи» на фоне фотографа, снимающего Ермузевича), то под рингтон чьего-то зазвонившего телефона сплясать. То вспоминают, что в фонтан планировали залезть же.

Ермузевич начал более-менее активно снимать видео лет в 13. Теперь у него примерно 400 тысяч подписчиков на YouTube.com, под 160 тысяч «Вконтакте», еще четверть миллиона в Instagram, 70 тысяч в Twitter... Наверное, еще где-нибудь есть. Он всех знает поименно, конечно же.

— Первый ролик про что был?

— Да ни про что. Очень-очень давно с друзьями прикалывались. Либо «Вконтакте» выкладывали, либо сами ржали. Еще поздравления друзьям делал. То есть самодеятельностью занимался. Как, впрочем, и сейчас. Позже стал делать клипы, тогда мода такая была. Это значит, что мы просто под музыку дурачились, вот и клип. А со временем начал снимать «влоги», видео о своей жизни. Первое время были комментарии в духе «зачем ты это делаешь?», «убей себя».

А потом потихонечку появились первые 100 тысяч подписчиков. «Потихонечку» по версии Ермузевича — это за год примерно. Как такое произошло — остается загадкой. Над нею бьются аналитики. Не бьется только Дмитрий. Он утверждает, что не знает ответа.

— Бывает, на каких-то конференциях, семинарах ко мне подходят взрослые серьезные такие... дяди. Спрашивают про всякие эти «секреты популярности». А я не в курсе, что им говорить. Потому что специально ничего такого не делал.

Видеоблог (Vlog) — то, за что Ермузевича и его товарищей все любят. Там, казалось бы, ничего необычного. Вот они с друзьями готовят на кухне что-то незамысловатое, но жутко смешное. Вот яйца друг другу о голову давят. Вот Ермузевич инструктирует, как сделать домашнее задание за 5 минут («Никак!»). И так далее. Но именно этого, как оказалось, не хватало сотням тысяч зрителей. Вообще то же самое пытаются делать многие по всему миру, но гомельский школьник всем интересен, а «многие» — нет.

Сюжеты Ермузевича — воплощение принципа «не важно — что, важно — как». Без видимого напряжения Дмитрий и его друзья заставляют тысячи зрителей смотреть на простое неотрепетированное валяние дурака. Чтобы устроить шоу на пустом месте, им хватает лотка яиц или случайно подвернувшейся обертки от мороженого. Потом некоторые впечатлительные подростки пытаются повторить, снимают свои шедевры. Просмотров пока немного, один-два. Зато — творчество.

 

 

Дмитрий говорит, что серьезным анализом динамики не занимался. Заметил, что после первых 100 тысяч подписчиков рост аудитории ускорился. Ну и ладно. В то же время сам стал серьезней относиться к своему хобби:

— Появилась какая-то ответственность. Если раньше было «не хочу — не снимаю», то теперь понимаю, что важна регулярность, ведь зрители ждут. Но еще важнее самому получать от этого удовольствие. Теперь стараюсь раз в неделю что-то публиковать. Правда, последнее время из-за учебы получалось пореже.

— Все-таки, почему у других не получается, а у тебя получилось?

Ермузевич этот вопрос в разных вариациях слышал, наверное, миллион раз. Но ответ и на этот раз либо не знает, либо не говорит. Девушки подсказывают:

— Он простой, поднимает настроение, его воспринимают как друга. И он делает это для людей своего возраста, а не для взрослых, которые не секут. 

Теория про «взрослые не секут» имеет давние традиции и не лишена смысла. Но «феномен Ермузевича» все же ею до конца не раскрывается. Другие ведь тоже стараются «быть своими» независимо от возраста. Выглядит иногда фальшиво. Дмитрий тем временем не напрягаясь, как-то походя выдает обычные с виду ролики, радуется жизни — и набирает популярность, ненормальную для Беларуси.

— Ай, все зависит от человека. Бывают же и взрослые популярные «ютюберы». Важно самому определить, для какой аудитории ты это делаешь. Конечно, все не сразу приходит, нужно очень долго снимать, — делится опытом школьник.

Главная особенность «влогов» Ермузевича — естественность. Никаких дублей, никаких репетиций. Это ведь скучно.

— Бывает, забываем, что съемка идет, — хихикает Юлия.

По мнению Дмитрия, рассказы о необходимости тщательно готовиться — навязанный миф:

— Когда я, например, иду по улице и включаю камеру телефона, у меня нет текста в голове, я не знаю, что произойдет дальше. То же самое, когда мы собираемся вместе — все очень спонтанно. Но это, кстати, стало получаться не сразу. Раньше тоже думал, что надо писать сценарий, заучивать текст, красиво говорить, как по телевизору. А оказывается, это никому не надо. Люди любят простоту и открытость.

Нынче Ермузевич вполне узнаваемая и востребованная персона. Проводит массовые встречи с подписчиками (кто из отечественных блогеров способен собрать больше пяти фанатов?), ездит по столицам, раздает интервью, его зовут ведущим на местные и неместные мероприятия.

Самая большая армия поклонников гомельчанина базируется в России. Несколько меньше контингент в Украине. Беларусь — на третьем месте. Соотношение мальчиков и девочек — 2 к 8.

Компания карабкается на высокий бортик у цирка, чтобы срочно посидеть там. Ермузевича за этим занятием замечает идущая мимо девушка. Ее ноги все еще шагают, но глаза уже «зацепились» за знакомое лицо.

— Спалили! — шепотом объясняет нам Даша. — Как-то раз фанатки его номер и адрес узнали. Приходили, стучали в дверь, ждали у подъезда. Как на него реагируют? Да обычно. Прыгают, летят, орут, люстры роняют. На красный свет еще бегут. Если звонят, то обычно «И-и!» в трубку кричат, и больше ничего не происходит.

Девушка тем временем уже расчехлила телефон для ритуального «селфи», Дмитрий не против.

— На самом деле, большинство нормально реагирует, — уточняет блогер, попрощавшись с поклонницей. — Подходят, здороваются. В том числе взрослые, родители моих основных зрителей. Это всегда очень приятно.

К компании как раз боком-боком подбирается какой-то гражданин. Видимо, Ермузевича опознал очередной фанат. Переборов смущение, он принимается объяснять, что опять «потерял билет на поезд».

— Похоже, дядечка остался недоволен, у меня только 2 тысячи... — Дарья отдала поклоннику все, что нашла в своем кошельке.

Один из главных зрителей Дмитрия — его мама.

— Она к этому увлечению нормально относится, советы дает, радуется за меня... Нет, в комментах не «троллит», но критикует иногда. Причем первое время особого значения всему этому не придавала. Мол, снимает что-то там — и пусть снимает. Пока я не пришел и не сказал ей, что у меня 100 тысяч подписчиков.

С одной стороны, Дмитрий Ермузевич, которому недавно исполнилось 17, производит впечатление простого и открытого парня. Но иногда кажется, что разговариваешь не со школьником, а с взрослым самостоятельным человеком, который, при всей веселости и непосредственности, в ответах аккуратно подбирает слова, не сболтнет лишнего, знает, чего хочет.

Некоторые обитатели белорусской части интернета нынче открыто или тайно мечтают о монетизации своих «бложиков». Старательно бурлят внутри себя. Также полюбили модные нынче экскурсии на предприятия, норовят то и дело что-нибудь продегустировать. У Ермузевича, в отличие от взрослых «монетизаторов», все по-взрослому:

— За последний год были интересные предложения от фирм, приглашали на съемки. Иногда просто предлагают вещи по бартеру. То есть это может быть, например, какая-то брендовая одежда, в которой я появляюсь на видео, — Дмитрий поправляет бейсболку.

— Но ты вроде бы уже дороже стоишь, чем просто вещи...

— Вообще-то, да, есть и другие проекты.

В детали школьник не вдается, но уже может позволить себе нормальную технику и не только.

Что дальше? Дмитрий планирует поступать в Академию искусств, учиться режиссуре.

— И чему тебя еще можно научить?

— Возможно, я захочу снимать кино, какие-то короткометражки, ролики, которые вообще не похожи на то, что мы делаем сегодня. Все же там будут преподавать профессионалы, и это не обязательно будет связано с видеоблогом. Это — другое. Уверен, есть куча всего, чего я не знаю, чему обязательно нужно научиться.

— Для общего развития нужно знать старую школу! — важно добавляет Дарья.

— А в армию не планируешь для общего развития, Дим?

— Почему нет? В пограничники, например. Но пока — учусь.

В то время как мир погряз в маркетинговых стратегиях, Дмитрий Ермузевич просто делает то, что ему нравится. Он попробовал быть собой — получилось. И это пользуется спросом.

— Я ни к кому плохо не отношусь, у каждого свои интересы. Но мне не совсем понятны люди, которые ничего не умеют и не пытаются что-то делать, а только жалуются на жизнь и критикуют других. Бывает, «хейтерят» мне, что я «из богатой семьи», что мне повезло, все легко дается. У меня совершенно обычная семья без каких-то богатств. На всю свою технику я заработал сам, у меня есть деньги, чтобы сходить в кино или купить подарок другу на день рождения. Возможно, секрет в том, что у меня нет никакой стратегии?

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов
ОБСУЖДЕНИЕ